Субъективные признаки кражи

№88-1,

юридические науки

В работе рассмотрены актуальные проблемы касающиеся толкованию субъективных признаков кражи.

Похожие материалы

Субъектом кражи является физическое лицо, которое достигло установленного законом возраста к моменту совершения преступления — 14 лет, вменяемое.

Вменяемость подразумевает такое психическое состояние, заключающееся в его возможности по состоянию психического здоровья, по уровню социально-психического становления и социализации, по возрасту осознавать фактический характера и общественную опасность действий (бездействий), руководить ими в тот момент, когда совершается преступление, при этом нести уголовную ответственность.

На практике может возникнуть вопрос: как квалифицировать преступление совершенное лицом младше 14 лет, но по подстрекательству взрослого лица — кто из данных лиц будет субъектом преступления. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже, разбое» поясняет следующее: если лицо совершило кражу с использованием других лиц, не подлежащих в силу возраста уголовной ответственности, невменяемости или других обстоятельств его действия следует квалифицировать по ч.1 ст.158 УК РФ как непосредственного исполнителя преступления. Лицо, которое организовало преступление, либо склонившее к совершению кражи лицо младше 14 лет несет уголовную ответственность как исполнитель содеянного. При наличии оснований, которые предусмотрены законом данное лицо должно быть дополнительно привлечено к ответственности по ст. 150 УК РФ (вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления).

Делая вывод из указанной ситуации подстрекатель (организатор) будет являться субъектом данного преступления, даже невзирая на то, что кража была совершенна третьем лицом.

Также необходимо подчеркнуть такой важный признак субъекта: лицо будет признаваться вменяемым в том случае, если оно совершило преступление в возрасте от 14 до 18 лет, при этом у него обнаружена умственная отсталость. В подобных случаях специалистами назначается экспертиза. При установлении умственного отклонения, не исключающей вменяемости, суд учитывает ее в зависимости от тяжести совершенного преступления при назначении наказания или при применении принудительных мер воспитательного воздействия.

Наравне с признаками, при отсутствии которых ликвидируется возможность признания лица субъектом кражи, выделяют условные признаки, при которых их наличие исключает признание лица в конкретном случае субъектом кражи, но не исключает признание другого состава. Так, лицо, у которого имеются полномочия собственника или иного владельца похищаемого имущества не является субъектом кражи, а также лицо, которое получило имущество на хранение. Рассмотрев субъективные признаки кражи можно сделать вывод о том, что в уголовном законодательстве много спорных моментов, касающихся мотива и цели кражи.

Субъективная сторона, в отличие от объективных признаков, рассматривающих внешнюю сторону преступления, раскрывает внутреннюю психическую позицию виновного к совершаемому действию, результатам своего действия. Субъективная сторона кражи характеризуется виной в виде прямого умысла. При этом лицо руководствуется корыстным мотивом и преследует цель незаконного извлечения имущественной выгоды.

Прямой умысел, при совершении кражи состоит в том, что виновный понимает социальную угрозу собственных тайных действий по противоправному и безвозмездному изъятию и обращению чужой собственности в собственную выгоду либо выгоду иных лиц, предусматривает вероятность либо неминуемость наступления последствий в виде причинения подобным способом прямого ущерба владельцу или другому собственнику похищаемой собственности и стремится наступления данных последствий. Таким образом, кража совершается только по прямому умыслу, который имеет возможность быть как заранее обдуманным, так и неожиданно возникшим.

В судебной практике часто возникают вопросы отграничения кражи от смежных составов преступлений. Проиллюстрируем пример из практики: М. был осужден областным судом за грабеж (ст.161 УК РФ). Познакомивший в ресторане с А., после распития крепких спиртных напитков, выйдя из ресторана, воспользовался тем, что А. находился в алкогольном опьянении, недалеко от места знакомства снял у него золотые наручные часы, надел себе на запястье и пытался скрыться, но был задержан сотрудниками полиции. По протесту заместителя председателя Верховного Суда РФ, в котором был поставлен вопрос о переквалификации действий М. на ст. 158 УК РФ, дело было передано на рассмотрение в областной суд, который протест удовлетворил и указал следующее. Открытое хищение имущества совершается в присутствии потерпевшего, либо третьих лиц, виновный должен осознавать, что эти лица понимают характер его действий, но игнорируют это обстоятельство. В судебном заседании было установлено, что А. в момент хищения наручных часов находился в состоянии алкогольного опьянения и не помнит обстоятельств при котором было совершенно хищение. При таких обстоятельствах действия М. должны быть квалифицированы по ст. 158 УК РФ «Кража».

Также стоит акцентировать внимание на том, что если в ходе совершения кражи действия виновного могут быть обнаружены собственником или иными владельцами имущества, однако виновный осознает это и продолжает совершать хищение имущества или его удержание, содеянное действие судам следует квалифицировать как грабеж, а в случае применения насилия опасного для жизни или угрозы применения насилия как разбой.

Следующим элементом субъективной стороны преступления следует считать корыстную цель. Корысть, по своему содержанию не только связана с антисоциальным поведением. Возникновение в сознании лиц корыстного мотива говорит о невысоком моральном уровне и крайней степени общественной опасности. Определение корысти как мотива абсолютно для всех составов преступлений должно быть одинаковыми, такое понятие должно быть закреплено в уголовном законе, иначе возможны разночтения в квалификации преступлений.

Так, в частности, законодатель для обозначения мотива корысти прибегает к различным терминам (корыстные побуждения, корыстная заинтересованность и т. д.), что свидетельствует об отсутствии четкой логики при законодательной формулировке данного мотива. Поэтому, требуется полностью разделить предложение тех ученых, которые считают вполне обоснованным во всех подобных случаях использовать термин «мотив».

Учеными-правоведами многократно предпринимались старания выявить содержание корыстной цели. Так, А.И. Бойцов полагает, что корыстная цель заключается в стремлении виновного к обогащению: лично для себя; близких для него физических лиц, в улучшении материального положения которых он заинтересован; юридических лиц, с функционированием которых напрямую связано его материальное благополучие; любых других лиц, действующих с ним в соучастии.

Как точно отмечает профессор Лопашенко Н.А., «корыстная цель налицо, если виновный:

  1. стремится к личному обогащению,
  2. стремиться к обогащению людей, с которыми его связывают личные отношения,
  3. стремится к обогащению соучастников кражи,
  4. стремится к обогащению людей, с которыми он состоит в имущественных отношениях».

Таким образом, корыстная цель состоит в том, что виновный отнимает у собственника либо другого владельца собственность безвозвратно. При этом никак не представляется корыстной целью желание виновного ликвидировать эту собственность. Корыстная цель отсутствует при изъятии чужой собственности из хулиганских побуждений. Поэтому с точки зрения субъективных признаков состава хищения его цель должна указывать на то, что подобное деяние направлено на обогащение виновного или иных лиц.

Можно сделать вывод, что субъективная сторона совершения хищения требует сегодня иных подходов к ее конструированию, исходя из чего:

  1. цель при хищении не должна называться корыстной, определяющим должен являться мотив преступления, однако с практической точки зрения в определении хищения следует указать на итог, к которому пришло лицо;
  2. при наличии корыстного мотива прямое уменьшение имущества — есть суть и содержание хищения; неполучение должного — признак иных преступлений (экономических, служебных).

Таким образом, необходимо как можно детальнее изучать все обстоятельства уголовного дела, прежде всего умысел виновного и наличие корысти.

Список литературы

  1. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже, разбое»
  2. Чхивимиани Э.Ж. Уголовно-правовая характеристика корыстного мотива преступления и его значение в содержании субъективной стороны состава вымогательства // Российский следователь. 2011. № 6. – С. 15.
  3. Бойцов А. И. Преступление против собственности. – СПб.: Юрид. центр «Пресс», 2002 г. – С. 56.