Русская ментальность через призму постсоветского российского общества

№90-1,

философские науки

Статья посвящена русской ментальности в постсоветском обществе. На рассмотрение выносятся проблемы и тенденции изменения русской ментальности под действием неолиберальной политики конца ХХ и начала XXI веков.

Похожие материалы

Перед русским человеком XXI веке встали глобальные вызовы и проблемы. Русскому человеку необходимо этнически сохраниться, сохранить и развивать свою национальную культуру, национальное самосознание. Под понятием «русский человек» мы подразумеваем собирательный образ представителей русского этноса. Более детальное изучение ментальности русского человека нужно для рефлексии, самосознания, самопонимания русским человеком себя как активного члена общества — представителя великой русской нации и грамотного, адекватного восприятия истории нашей страны.

Вопрос ментальности русского человека несет в себе своевременный посыл для более пристального внимания в силу социальных, экономических, политических обстоятельств в XXI веке. Русская ментальность постсоветской эпохи — это умонастроение русского человека, субъекта российского государства с момента распада СССР по настоящее время. Носителем русской ментальности является русский человек. Помимо понятия «ментальность» для обозначения русского национального характера используется понятие «менталитет». «Ментальность» применяется когда речь идет о человеке- единичном представителе этноса или же об этническом собирательном образе. Под менталитетом мы понимаем умонастроение не собирательного этнического образа, а этноса в целом.

На развитие русской ментальности повлияли распад СССР, резкая смена политического и экономического строев, экономические кризисы, политический кризис. Современную русскую ментальность можно посчитать ментальностью постсоветского человека. В ней сохранились многие ментальные свойства советского человека (отчасти негативное отношение к частной собственности, коллективистская ориентированность, стремление к справедливости, понятой как уравнительность). Подобная оценка подтверждается и результатами опросов, полученных Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ). По данным ВЦИОМ, современный русский человек отмечает наличие у себя многих как позитивных, так, и негативных ментальных свойств, наследованных от советского человека. К позитивным он относит доброту, честность, искренность, душевность, благородство, порядочность, взаимовыручку, товарищество, терпимость, безотказность, трудолюбие, гостеприимность, мужество, упорство, стойкость, целеустремленность, доверчивость, миролюбие, щедрость, оптимизм, патриотизм, талантливость, справедливость, к негативным — пристрастие к алкоголю; надежда на «авось», безынициативность, вялость; бескультурье, грубость, наглость; жестокость, злобность, завистливость; безответственность, бесхозяйственность, неорганизованность; тугодумие, излишняя простота, слабохарактерность, покорность; всепрощение, распущенность, разгильдяйство, расхлябанность; равнодушие и безразличие [4]

В русской ментальности усилилось утилитарно-прагматическое отношение к природным ресурсам. Природа преимущественно для него-это кладовая ресурсов из которой нужно извлечь пользу для обеспечения своего жизненного существования. В русской ментальности начала более усиленно проявляться потребительская культура. Отношение носителя русской ментальности- русского человека выражено в повышенной тревожности, боязни экологических бедствий. Русский человек пока еще с трудом готов предпринять конкретные практические действия по защите окружающей природной среды обитания, организовать давление на органы власти, представителей дирекции экологически неблагоприятных производств с целью заставить их решать экологические проблемы конкретного региона. Его экологическое поведение и экологическая культура в большинстве случаев определяется через призму комфорта и экономического благополучия. В нем доминируют потребительские установки по отношению к природной среде, он пассивным образом участвует в решении экологических проблем. Русский человек пока не осознает необходимость личного участия в решении экологических проблем, у него сохраняется патернализм и личное иждивенчество. [9].

В начале либерально-рыночных реформ русский человек в поверил в возможности рыночной экономики и рыночного сознания. Получив быстрый доступ к богатству, некоторые носители русской ментальности начали быстро образовывать новый социальный слой- «новые русские». У новых русских было и остается стремление к быстрой и нечестной наживе, они остаются носителями по большей части низкого уровня культуры и совести, у них нет нравственного потенциала, который был у дореволюционных предпринимателей. «Новый русский» — это особый феномен, появившийся в переходный период развития российского общества. Русский человек, представляющий «новых русских», стал ощущать свою значимость в российском обществе, стремился быстро разбогатеть и получить влияние на власть. «Новые русские» вели себя безнаказанно, они осознавали неспособность и нежелание властей пресечь эту безнаказанность. Они ориентированы на Запад, держат свой бизнес в оффшорах. Со временем у новой буржуазии- новых русских стал проявляться интерес к общественной жизни. Они безжалостны к конкуренту и коррумпированы. Они начали создавать и вкладывать в благотворительность, участвовать в социальных программах, софинансировании государственных проектов. Позднее помимо новой буржуазии в России стала возрождаться культура предпринимательства. Предприниматели, на наш взгляд, в основном не связаны с криминальным миром, в отличие от «новых русских», им присущи честность, трудолюбие, уважение к людям. В тоже время им свойственны черты: предприимчивость, чувство хозяина, инициативность. Наметилось изменение его отношения к материальному благополучию. Вновь стали актуальны ментальные свойства дореволюционного русского крестьянина, русского купца, русского предпринимателя, которые считали материальный достаток основой для власти и статуса. Русский человек продолжает осознавать свою зависимость от властных структур. Он одновременно испытывает презрение к власти из-за её доступа к обширным благам, и в то же время имеет патерналистическую надежду на эту же власть. Под патернализмом понимается зависимость от вышестоящего начальства, покровителей и т.п. и надежда на этих покровителей.

Предприимчивость, патернализм, презрение к властным структурам, индивидуализм, инициативность и предпринимательская жилка характерны и для русского человека, представляющего другие социальные слои населения России (рабочий класс, крестьянство, интеллигенцию). Однако их усвоение (или развитие и возрождение) шло с трудом, параллельно с чувством неудовлетворенности, приверженности к дезорганизованности и политической пассивности, склонности к пьянству. У представителей крестьянства и рабочих сохранилась любовь к социалистическому сознанию, ностальгия по советскому прошлому. [6]

В ментальности русского человека-интеллигента появилась неуверенность в завтрашнем дне, ощущение своей ненужности в рыночном обществе и подчиненное значение в российском обществе, желание эмигрировать из России. Интеллигенция продолжает составлять важный компонент российского общества. Классическими чертами русской интеллигенции были приверженность к аскетичному образу жизни, отвращение к духовному мещанству, сострадание нуждающимся, ощущение своей оторванности от народа, стремление служить народу, рациональное сознание, любовь к утопиям, склонность к самокопанию и катарсису. Под духовным мещанством понимается нравственная тупость, равнодушие к людям, преклонение перед сильными мира сего, приспособленчество, любопытство, умственная ограниченность. Под катарсисом понимается процесс нравственного анализа и духовного очищения. Под утопией понимается общественный идеал, который не может реализоваться на практике. [6]

В тоже время интеллигенция стала более коммерциализованной, у нее появилось желание хорошо и дорого «продаваться». Среди интеллигенции возросла коррупция. Интеллигенция как класс стала «растворяться», благодаря реформам, политической ситуации и появлению нового социального слоя, который А.И. Солженицын и Д.С. Лихачев назвали «образованцами». [3,7 ] У образованцев есть высшее образование, научное мышление, они могут быть знакомы с произведениями элитарной культуры, но в отличие от интеллигенции образованцы имеют более плохие манеры, они наглее и не всегда обладают врожденным чувством уважения к человеку и чувством тактичности. У образованцев больше развита потребительская культура, приоритетная ориентация на материальное обогащение любой ценой. Помимо этого образованцам присуще духовное мещанство.

Русский человек в начале либерально-рыночных реформ активно поддержал переход российского государства от авторитарного типа к демократическому типу. Он стал чаще и активнее участвовать в выборах власти и «группах давления» на власть, формировать определенные добровольные организации гражданского общества, свободнее выражать свое мнение. Однако незавершенность демократических реформ привела к тому, что ему не удалось до конца избавиться от надежд на то, что государство решит все его личные проблемы, распределит по справедливости общественные блага, т.е. его авторитарно-патриархальная и патерналистская ментальность в целом сохранилась. [6]

Помимо негативных качеств в русской ментальности развиваются и позитивные качества. Например, дух предпринимательства, патриотизм и национальное самосознание, свободолюбие, способность добровольно подчинить свои личные интересы интересам общества, самокритичность. Русскому человеку чужда западная модель демократии, ему ближе идеал древнерусского вече и свобода духа.

После краха Советского союза русский человек обрел выбора в сфере культуры, ему стали доступы примитивные образцы массовой культуры, ориентированные только на удовлетворение низменных потребностей. Русский человек, как оказалось, в основном не способен ориентироваться в огромном информационном поле, наполненными противоречивыми мнениями, разными нравственными нормами.

Возрастание роли православной религии в современном российском обществе привело к определенному возрождению религиозности русского человека. Это выразилось, в самоидентификации русского человека в качестве православного человека, в росте его интереса к православию. Вместе с тем, возросло влияние на русского человека и различных тоталитарных сект, сектантских движений. Для большинства из них характерно наличие апокалиптических элементов в вероучении, находящих благоприятную почву в ментальности русского человека. В тоже время православие пока еще не смогло заполнить духовную пустоту русского человека. Русский человек в девяностые годы ХХ века не был готов к духовному и социальному краху и новым проблемным вызовам. Возможно, что это одна из причин быстрого распространения увлечения лженаучными явлениями (хиромантией, экстрасенсорикой, астрологией, спиритизмом и т.п.) и сектантством. Вновь возросла тяга русского человека к первобытному, природному язычеству, о которой писал еще Н.А. Бердяев [2].

Постепенный переход к рыночному, демократическому и правовому государству осуществляется противоречивым образом, в любое время возможен откат или к реставрированному социализму, или к авторитарному обществу. В последнее время у русского человека возросла ностальгия по советским временам и социалистическому устройству. Среди молодежи растет интерес к большевизму, коммунизму и соответственно к «левым» партиям и движениям. Русский человек резко негативно относится к нечестно нажитому богатству и не равномерному распределению национальных богатств, социальному неравенству, у него сохраняется чувство социальной несправедливости.

Ментальность явление устойчивое, но, тем не менее и она подвержена изменениям, хотя, называя эти изменения нужно быть предельно тактичным, потому-что нельзя определенно говорить о будущем ментальности русского человека. Правильнее говорить об определенном изменении в ее структуре, о большей выраженности тех или иных ментальных свойств русского человека.

В ментальности выделяют базовые качества — ядро, которые формируются столетиями и являются устойчивыми и качества временные- периферию. Изменение «ядра» русской ментальности происходит на протяжении огромных периодов общественного развития, под влиянием коренных преобразований в обществе (в отдаленной перспективе можно надеяться, например, на снижение уровня противоречивости ментальности русского человека, на гармонизацию коллективного и индивидуального в ней).

В социально-философской литературе вопрос о сценарии развитии русской ментальности является актуальным и дискуссионным. Мы поддерживаем точку зрения Б. П. Шулындина. Б. П. Шулындин разработал три основных сценария возможного развития событий в России, затрагивающих изменение ментальности русского человека:

  • преобразование русского менталитета в общечеловеческий и исчезновение русского народа;
  • противодействие русского менталитета курсу реформ и восстановление классической ментальности русского человека;
  • корректировка экономического курса с учетом сохранения сущностных черт ментальности русского человека (этот сценарий Б.П. Шулындин считал основным и желательным для России) [10,С. 50-53.].

Русскому человеку следует попытаться усовершенствовать следующее:

  1. формирование приоритетного правового отношения к социальной действительности;
  2. тренировка дисциплины воли и чувства в разумных пределах;
  3. преобразование отрицательных качеств в положительные;
  4. культ здравомыслия с анализом реальной ситуации;
  5. ориентир на принцип меры во всем;
  6. развитие духовности, самоуважения в совокупности с уважением и адекватным терпением к другим национальностям и культурам;
  7. обретение себя как востребованной личности с личностным включением в общественную жизнь;
  8. сохранение себя как человека, осмысливая и осознавая себя достойным гражданином нашей Родины.
  9. воспитывать в себе рациональную любовь к природе. 1
  10. осуществить переход от безразличия к своей индивидуальности к обретению себя. (В.С. Барулин) [1].
  11. развить преимущественно духовную область (Д.С. Лихачев) [3, С.7];
  12. использовать на благо свой духовный потенциал. По мнению, В. В. Трушкова русскому народу еще предстоит создать общезначимую национальную идеологию, соответствующую современным условиям и в то же время не порывающую с прошлым» [8, С.124].

Исторически сложилось так, что восемьдесят процентов проживающих в России — это люди русской национальности. Однако далеко не все те, кто идентифицирует себя русским знает русскую ментальность и может назвать те, черты, которые отличают русскую ментальность, от ментальности англичанина, например. Поэтому русскую ментальность нужно изучать.

Важно рассматривать русскую ментальность во всей полноте и сложности проявления и учитывать ее особенности при проведении социально-экономических реформ в современном российском обществе. При их проведении важно опираться на присущие русскому человеку позитивные ментальные свойства: патриотизм, державность, терпимость, доброта, широкая натура, жизнеспособность, стремление к идеалу, духовность, вера в высокое предназначение России, справедливость.

Список литературы

  1. Барулин, В.С. Российский человек в ХХ веке. Потери и обретения себя / В.С. Барулин. – СПб. : Алетейя, 2000. – с.410
  2. Бердяев, H.A. Истоки и смысл русского коммунизма / Н.А. Бердяев. – М.: Наука, 1990. – 224 с. – С.7
  3. Лихачев, Д.С. О национальном характере русских . // Вопросы философии. – 1990. № 4. – С. 5-12.
  4. Опрос ВЦИОМ: русскому характеру присущи доброта, пьянство и лень.URL: http://www.nr2.ru/society/36403.html- 14.01.2014.
  5. Полежаев, Д.В. Русский менталитет: опыт социально-философского анализа: автореф. дис…докт. филос. наук: 09.00.11 / Полежаев Дмитрий Владимирович; Волгоградс. Гос. ун-т. – Волгоград, 2011. – 42 с., с.698.
  6. Сабирова Л.А. Своеобразие проявления русской ментальности в конкретно - историческом контексте общественного развития. дисс. … канд. филос. наук: 09.00.11./ Сабирова Л.А. Мордовский гос. ун-т им. Н.П.Огарева. – Саранск. 2014. – 164 с.
  7. Солженицын, А.И. Россия в обвале / А.И. Солженицын. – М.: Русский путь, 2006. – 104 с.
  8. Трушков, В.В. Современный рабочий класс России в зеркале статистики // Социологические исследования. – 2002.–№ 2., с.124
  9. Щелкунов М.Д. Российская национальная идея: с надеждой в будущее / Российская идея: сущность, содержание, развитие // Материалы межвузовской конференции. – Казань: Изд-во КГУ, 1997. – 110 с.
  10. Шулындин, Б.П. Русский менталитет в сценариях перемен . // Социологические исследования, 1999. – № 12. – С. 50-53.