Виктимологические аспекты женской преступности: постановка проблемы

№104-1,

юридические науки

В статье рассматриваются отдельные аспекты преступности женщин как объекта виктимологического исследования, обозначаются основные идеи автора относительно виктимологии женской преступности как частной проблемы данной отрасли, на основе практических исследований обосновываются суждения и выводы автора по данной тематике. Автором констатируется необходимость социальной защиты женщин, потенциально склонных к совершению преступлений или уже совершивших их, которая может оказаться более действенной нежели привлечение их к ответственности и наказание.

Похожие материалы

Интерес к преступлениям женщин среди ученых и практиков в последнее время значительно растет. Обстоятельное изучение женской преступности показывает, что эта проблема не так проста, как кажется на первый взгляд. Женская преступность как объект научного познания обладает специфическими признаками, отличается двойственной природой. Количественные показатели преступлений, совершаемых женщинами в последние годы относительно стабильны, хотя по отношению к прошлой эпохе советского периода, женская преступность увеличилась на треть. По официальным данным статистики портала Генеральной прокуратуры РФ только за 2017 год в Российской Федерации зарегистрированы 141 857 преступлений, совершенных женщинами, против — 794 442 преступлений мужчин [1] , то есть женщин-преступниц в 6 раз меньше, чем мужчин. Однако, по оценкам отдельных исследователей уровень (доля) женской преступности в общем объёме преступности в целом остается достаточно высокой, и продолжает поступательно расти [2] .

Женская преступность — это такая составная часть общего явления преступности, которая диалектически взаимодействует с другими ее частями (преступностью мужчин, несовершеннолетних и т. д.). Преступления женщин не только зависят от состояния других элементов системы преступности, но и в свою очередь, сами оказывают на них заметное влияние, меняя преступность как внешне, так и внутренне.

Отличительной особенностью женской преступности является ее высокая степень общественной опасности, кроме первичного вреда преступления женщин влекут отдаленные более серьезные последствия.

Безусловно, проблемы женской преступности получили достаточную разработку в трудах отечественных криминологов. Однако многие аспекты женской преступности до настоящего времени остаются недостаточно исследованными или вовсе не изученными, что, в конечном итоге, сказывается отрицательно на организации борьбы с этим явлением и, в частности, на профилактической работе.

Одним из значимых направлений эффективной борьбы с преступностью женщин является виктимологическая профилактика, в практике не уделяется ей должное внимание. Сложности, возникающие в правоприменительной практике борьбы с преступлениями женщин, во многом связаны с отсутствием глубоких исследований виктимологических проблем преступности женщин. Отдельные аспекты данной тематики фрагментарно изложены в работах исследователей по смежным проблемам: домашнего насилия, семейно-бытовой преступности, криминологии женской преступности и т.д.

Вместе с тем, виктимологические аспекты преступности женщин имеют свои особенности, в значительной степени они обусловлены гендерными признаками лица, совершившего преступления. В этой связи их раскрытие должно основываться на базовых отправных идеях, которые с наибольшей полнотой могут отразить специфику виктимологических аспектов преступности женщин.

В основе виктимологического исследования женской преступности лежат три парадигмы:

  • женщины, совершившие преступления являются одновременно и жертвами в виктимологическом смысле.
  • чаще всего в посягательствах, совершаемых женщинами, активная виктимогенная роль принадлежит потерпевшим от преступлений.
  • общественная опасность последствий женской преступности несоизмеримо выше, чем у любого другого вида преступности. В этом плане необходимо выделить виктимологическую составляющую цены преступности.

Поясним вкратце каждую позицию:

1. Гипотеза двойственной природы жертвы и преступницы в лице женщин, совершивших преступления, получила подтверждение в рамках анкетирования, проведенного автором среди женщин, отбывающих наказание в виде лишения свободы в Кизилюртовской женской колонии №8 общего режима. Осужденным женщинам было предложено ответить на следующие вопросы: «Считаете ли Вы, что в совершении преступления только Ваша вина?»; «Имела ли место провокация со стороны потерпевшего от преступления, за которое Вы осуждены?»; «Если все вернуть назад, могло случиться так, что Вы не совершили бы преступление?»; «Окружающие Вас люди (близкие, соседи, друзья и др.) могли Вам оказать помощь, содействие или иным образом предотвратить совершение Вами преступления»? «Знакомы ли Вы со своим участковым уполномоченным полиции, и как часто он посещал свою территорию?» и др.

Получены следующие результаты: несмотря на очевидность в большинстве случаев содеянного, многие не признают себя виновными и считают приговор несправедливым. Только 21,9% женщин согласились с назначенным наказанием и признавали свою вину, а 78,1% отметили несправедливость и жесткость примененного к ним наказания. При этом опрошенный контингент осужденных женщин в своем большинстве (65,7%), считают, что в основе их криминализации лежит объективные обстоятельства, часто равнодушие близких им людей, невнимание к их проблемам со стороны государственных органов, отсутствие общественного контроля в сфере быта и досуга. Многие из женщин жаловались на высокую степень своей уязвимости: некоторые из преступниц в прошлом были уволены в связи с беременностью, получали необоснованные отказы в приеме на работу, или работали на непрестижных тяжелых работах с низкой заработной платой. Осужденные женщины рассказали, что им приходилось прилагать огромные усилия, чтобы пополнять семейный бюджет, при этом, на них «давила» двойная нагрузка: ответственность за семью и воспитание детей. Значительное число осужденных женщин занимались нерегулярным рыночным трудом:«лоточницы», «челночницы», «реализаторы» и др. Отсутствие социальной перспективы толкает в женщин в преступный бизнес. Например, среди осужденных женщин 67%, отбывали наказание за преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ.

Изложенные соображения позволяют считать осужденных женщин жертвами в виктимологическом плане — жертвами, в отношении которых своевременно не были приняты меры профилактического воздействия ни уполномоченными на то участковыми уполномоченными полиции, ни общественными организациями, ни родственниками, ни соседями. Цена коллективного равнодушия к судьбам этих женщин — человеческие жизни и загубленные души;

В этой связи эффективным потенциалом в отношении женской преступности обладает четко налаженная ранняя комплексная виктимо-криминологическая профилактика (деятельность участковых инспекторов, женсоветов, соседских коллективов и т. д.).

2. По результатам исследования автором обнаружено сходство типичных признаков преступника и жертвы в насильственных (убийства, причинения вреда здоровью человека и др.) и, отчасти корыстных (мошенничества) преступлениях, совершаемых женщинами. Особенно ярко это прослеживается в насильственных преступлениях женщин, в которых своеобразным «двигателем» преступного поведения выступает семейно-бытовой конфликт. Отличительной особенностью в механизме насильственного преступления, порождаемого конфликтом, по общему правилу считается «инверсия ролей». При этом такая инверсия наиболее часто свойственна именно женским преступлениям.

В последние годы получают распространение женские самосуды-расправы с семейными тиранами. Женщины, которые потеряли надежду защитить себя от жестокого обращения в семье с помощью общественности, стали решать свои проблемы межличностных конфликтов, обращаясь к агрессии и применении насилия к обидчику. Отсюда жертвы преступлений, которые совершены женщинами — активные субъекты процесса ее криминализации. Не случайно по этому поводу писал Г.Й. Шнайдер, что жертва преступления является существенным элементом в процессе возникновения преступления и контроля за преступностью [3] . Именно в преступлениях женщин получает наиболее яркое отражение закономерность: «становление преступника (криминализация) и становление жертвы (виктимизация) — процессы социального взаимодействия»;

Проведенными опросами было установлено, что 35% осужденных за насильственные преступления женщин совершили преступление в отношении своих близких родственников: мужья, сожители, дети и т.д.

Избирательно виктимны от женской преступности дети, чаще новорожденные. Детоубийство, как правило, совершают молодые женщины из страха потерять мужа, сожителя, если она знает, что он принципиально против ребенка. В последнее время встречаются и такие мотивы, как нежелание осложнять себе жизнь, страх перед невозможностью обеспечить нормальные материальные условия жизни увеличившейся семьи.

3. Виктимологическое содержание цены преступности достаточно объемно по содержанию. Как подчеркивает З.А. Астемиров: «Цена преступности складывается из двух групп показателей: 1. Совокупный вред, который причиняется всей преступностью или отдельными ее составляющими; 2. Издержки, затраты, расходы, которых несет общество в организации борьбы с преступностью, в ее предупреждении или противодействии ей» [4] . Ярко выраженным виктимологическим содержанием цены преступности обладает первая группа, то есть весь совокупный вред, причиняемый женской преступностью.

Общество терпит от женской преступности не только прямые непосредственные последствия, но и более значимый опосредованный вторичный вред. Наибольший урон наносит женская преступность институту семьи, материнству и детям. Осужденные женщины, попадая в места лишения свободы, зачастую бросают своих детей. Большинство женщин, отбывших наказание в местах лишения свободы, не выполняют своих родительских обязанностей, часто они вовлекают подростков в совершение преступлений, иных антиобщественных действий, жестоко обращаются с детьми, вымещая на них боль от обиды на жизнь, недовольство собой.

В конечном счете, преступность женщин влечет за собой более глубокие и опасные негативные последствия, разрушающие социальные связи и в целом все общество: распад семьи, брошенные дети, очерствевшие и разочарованные в жизни женщины, со временем пополняющие маргинальные слои населения и др.

Безусловно, проблема женской преступности — лишь одна из многочисленных социальных проблем, однако именно отношение к женщине во многом определяет нравственное состояние общества. Уязвимость женщин Совершенно очевидно, что защищать, поддерживать женщину нужно в интересах тех же детей и стариков, и, прежде всего, в интересах общества в целом, ибо женская преступность — как «лакмусовая бумажка» — показывает состояние здоровья общества.

Список литературы

  1. Грудинин Н. С.Статистические показатели женской преступности в Российской Федерации и столичном регионе // Закон и жизнь, 2018. — № 4. -С. 62
  2. Волкова А.С.О некоторых современных тенденциях женской преступности в России// Вестник Уральского юридического института МВД России, 2018. – С.62-63
  3. Шнайдер Г.Й. Криминология. – М., 1994. С.349.
  4. Криминология. Курс лекция / Под ред. З.А. Астемирова. – Махачкала: ИПЦ ДГУ, 2002 С.71