Теория лексической полисемии в английском, русском и узбекском языках

№121-1,

филологические науки

Для настоящей статьи основным следует считать положение об универсальном характере полисемии, отражением которого являются системность и регулярность лексической многозначности.

Похожие материалы

Изучение разных иностранных языков важно для любого человека. Язык объединяет людей, дарит им возможность общения. Но когда говорят о такой важной функции как общение и чтение, на первое место выдвигается обозначающее, т.е. то, что мы непосредственно воспринимаем (лексическое значение слов). Лексическая многозначность понимается как наличие у слова двух или более переводных эквивалентов, т.е. она определяется через перевод на другой язык, который в этом случае выступает как эталонный.

Как было упомянуто выше, полисемантизм присутствует в каждом языке. Так, в английском, русском и узбекском языках содержится большое количество многозначных слов. При их сравнении отдельные значения слов бывают очень далеки друг от друга. Иногда бывает трудно понять, какое именно значение имеет конкретное слово. Поэтому, при чтении полисемантичных слов в языке, можно рассмотреть многозначность как трудность.

К примеру, рассмотрим слово қанот, при переводе на русский (рус.) — крыло, на английский (анг.) язык — wing. Однако английское и русское значения этого словазначительно шире. Ведь слово қонот не может употребляться в следующих значениях, как политическая партия (conservative wing — консервативное крыло, liberal wing — либеральное крыло, radical wing — радикальное крыло); барашек;лапка (стопорной шайбы);дурманящий порошок; полка (угольника); лезвие (бура); верхняя плечевая накладка и т.д.

Возникновение полисемии в узбекском языке всецело зависит от обстоятельств, связанных с самим языком. Однако подобного рода обстоятельства можно встретить и в других языках. Одной из таких обстоятельств, как уже было упомянуто выше, является переносное значение или метафора. Многие отечественные ученые занимались вопросами метафоры — Я. Пинхасов[1], С. Усмонов[2], Л. Абдуллаева[3] и др. В своих работах они рассматривают вопросы метафоры и адъективации.

Вопросы полисемии были отражены во многих исследовательских работах отечественных ученых. Полисемия узбекского языка рассматривалась в разных работах с разной точки зрения. Одной из таких работ является исследовательская работа Теша Аликулова, где, в основном, рассматривалось возникновение лексических значений многозначных слов у существительных в узбекском языке.[4] Автор утверждает, что полисемия возникает только при переносном значении слова, не учитывая при этом и про другие причины, как метафора, метонимия, эвфемизм — дисфемизм и аффиксация (известно, что эвфемизм — слово или выражение, заменяющее другое, неудобное для данной обстановки или грубое, непристойное: Ср.: вы сочиняете (вместо вы врете); отправился к праотцам, отдал богу душу, (вместо умер); позаимствовал (вместо украл))[5].

Работа М. Содиковой посвящена словам, обозначающие цвета и окраску в узбекском языке. В первой главе работы автор анализирует семантическую структуру этих слов.[6]

Еще одна работа Д.Х. Базаровой посвящена наименованиям частей тела в тюркском языке и анализе их переносных значений.[7] Автор указывает в работе, что причиной возникновения переносных значений являются метафора и метонимия.

Конечно же, выше упомянутые работы посвящены вопросам полисемии, однако она вся не раскрыта, рассмотрены только частично и поверхностно. В нашей же работе мы постараемся подойти к этому вопросу намного ближе и детально.

Особенности лексической полисемии не сводимы к ее структурным характеристикам, выявляемым в языковой системе, поскольку семантика многозначного слова находится в прямой зависимости от его употребления в речевой данности.

Регулярность полисемии, подтверждаемая обширным эмпирическим материалом, отражает глубинную суть данного явления, которое не ограничивается только поверхностными манифестациями, а имеет глубокую системную природу, затрагивающую самую суть организации естественных языков, а также человеческого сознания и мышления.

Таким образом, для настоящего исследования основным следует считать положение об универсальном характере полисемии, отражением которого являются системность и регулярность лексической многозначности. В свою очередь, данные черты полисемии представляются частным отражением относительной системности и структурности лексики, как в узбекском, так в русском и английском языках.

Многим студентам языковых и неязыковых вузов необходимо научиться распознавать указательный минимум, который помогает снять полисемию. Например, в предложении “To that end, the public was soon told how sophisticated ground attack helicopters were now part of the army's arsenal, which we assume were subsequently deployed as part of Mr. Museveni's “Combined Armed Element” strategy” указательным минимумом будет фраза ground attack helicopters, а в предложении “Though so sophisticated in many things she was such a child in others that this satisfied her, and they reached the end of their journey on the best of terms” указательный минимум in many things.

Упражнения такого типа могут помочь студентам распознавать и воспринимать полисемантичные лексические единицы при чтении текстов по специальности. В четвертой главе мы подробнее опишем типы упражнений и текстов, которые помогут студентам перцепции и узнаванию лексической полисемии при чтении графического материала.

Как мы видим, полисемия присутствует во всех языках, в частности мы рассмотрели три из них (в английском, русском и узбекском).

Список литературы

  1. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. — М.: Языки русской культуры, 1999. — 896 с.
  2. Апресян А.Д. Идеи и методы современной структурной лингвистики (краткий очерк). — М.: Просвещение, 1996. — 203 с.
  3. Данилова О.А. Цвет как элемент сенсорного образа в структуре англоязычного поэтического текста: автореф. дис. ... канд. фил. наук: — Москва, 2000. — 26 с.
  4. Langacker R.W. Concept, Image, and Symbol: The Cognitive Basis of Grammar. — Berlin — N.Y.: Mouton de Gruyter, 1991. — 395 p.