Лексическая многозначность в контексте

№121-1,

филологические науки

Данная статья описывает тот факт, что главным средством разрешения лексической многозначности является детерминирование контекстными признаками, поиск в тексте определяющих перевод многозначного слова лексических, синтаксических и морфологических детерминант.

Похожие материалы

Последние работы в области компьютерной лингвистики уделяют большое внимание закономерностям эксплицирования лексики, синтаксиса и семантики в рамках конкретных подъязыков. Действующие системы машинного перевода, дающие пригодный для практики результат, как, например, система китайско-русского машинного перевода В.М. Зелко, ориентирована на конкретные подъязыки и, более того, микро подъязыки с их лексическими, структурными, синтаксическими и семантическими особенностями. Низкое качество, даваемое практическими системами машинного перевода, Ю. Цудзии объясняет распространённостью мифа о композиционности перевода (compositionality of translation), под которой он понимает представление о возможности логического построения перевода текста как композиции или суммы перевода отдельных его частей, в более общем смысле — как свойство порождения крупных единиц из мелких. Он показывает, что перевод не обладает этим свойством и из правильных переводов отдельных частей текста нельзя автоматически получить правильный перевод всего текста в целом. Таким образом, свойство композиционности перевода — всего лишь миф. Не вдаваясь в теоретическое обсуждение этого вопроса, отметим, что его решение — в точном учёте специфических особенностей предметного поля и лингвистического состава конкретных подъязыков, т.е. областей, заведомо и существенно меньших, чем естественный язык в целом. Для таких языковых общностей становится возможным определять значение отдельных языковых единиц таким образом, что их совокупность или линейная комбинация в какой-то мере не противоречат цельности текста как такового. Рассмотрим несколько примеров:

ГЛАГОЛ to make

Вне контекста глагол make имеет одно значение: form (something) by putting parts together or combining substances. Это значение уточняется в рéчи:

  • make smth. (from, of, out of) — produce smth.;
  • make smth. into — alter something so that it forms (something else);
  • make + meal — cook smth.;
  • make smb. feel smth. — put into a certain state, position, etc.;
  • make a decision — to decide;
  • make a bed — to tidy by straightening the sheets, pulling over the cover, etc.;
  • make do (with/without smth.) to use smth. Even though it may not be exactly what is wanted or needed; make it — to arrive in time;
  • make or break — (which will) cause success or complete failure.

Семантика многозначного глагола make формируется путём присоединения деятельного компонента к значению бытийного состояния: субъект действует с целью включения объекта в бытие. Если в позиции дополнения к make находится субпредикация (make him happy; make him work), то субъект действует в направлении осуществления соответствующего события и тем самым вводит субъектный компонент полупредикации (him) в обозначенное её вторым компонентом состояние качественное (happy) или деятельное (work).

ГЛАГОЛ to have

На протяжении истории английского языка глагол have значительно расширил сферу своего употребления и раздвинул границы круга, центром которого является его субъект. В этот круг всегда входили:

  • неодушевлённые предметы (have a house);
  • люди (have friends);
  • качества (have modesty).

Затем в него вошли действия субъекта:

  • как потенциальные (have to write),
  • так и уже осуществлённые им (have written).

Легко заметить, что все эти уточнённые значения представляют собой вариации общего широкого значения, а реализация этих уточнённых значений зависит от контекста и осуществляется так же, как и в случае многозначного слова. По сути, общее широкое значение глаголов остаётся неизменным, уточняется только способ и/или результат «приобщения объекта» в зависимости от сочетания, в котором используется глагол.

Теперь обратим внимание на словари, их роль в контексте. Словари предоставляют слова в отвлеченном виде, отмечая, прежде всего, их общеобязательные и устоявшиеся значения, тогда как в живой речи и чтении значения слов могут претерпевать изменения. Словарь отражает переход слова из языка в речь с помощью помет, пояснений и особенно примеров, показывающих контексты и ситуации, в которых слово используется, и связанные с ним ассоциации.

Контекстологические словари и другие средства разрешения лексической многозначности по контексту в настоящее время получают достаточно широкое распространение. Поскольку другие теоретически мыслимые способы разрешения многозначности, такие, например, как разрешение многозначности в пересечении рубрик тезауруса или синтаксических классов слов, не получили применения вследствие своей непрактичности и того, что они не дают однозначного разрешения неоднозначности, а лишь ограничивают её. Эти способы требуют слишком много больших и громоздких тезаурусов или классифицирующих групп слов, громоздки в работе и не дают приемлемых практически результатов.

Хорошо известно, например, из законов логики, что чем конкретнее понятие, тем больше абстрактных символов нужно для его кодирования. Эта закономерность убедительно прослежена П.Н. Денисовым для учебной лексики. Вследствие этого главным средством разрешения лексической многозначности является детерминирование контекстными признаками, поиск в тексте определяющих перевод многозначного слова лексических, синтаксических и морфологических детерминант.

В последнее время идея контекстологического словаря, впервые выдвинутая Ю.Н. Марчуком в 1976 году на примере контекстологического словаря для машинного перевода многозначных слов с английского языка на русский язык в системе машинного перевода АМПАР, получила плодотворное развитие в ряде исследований по терминологии и терминографии. Так, в работе А.Л. Семёнова контекстологический словарь пополнен толкованием и содержит контексты употребления в текстах определенного подъязыка — терминов маркетинга в англо-русской двуязычной ситуации. Такое использование контекстологического словаря даёт возможность организовывать многоязычные терминологические базы данных для широких предметных областей. Определение термина в контекстах его применения даёт широкие возможности для более точного описания подъязыков и микро подъязыков, различных по охвату предметных областей — от чрезвычайно узких до широких и развивающихся.

Контекстологический подход в такой ипостаси реализует синтез двух основных тенденций в прикладном описании лексики — словарно-центрической и тексто-центрической. В первой "фундаментном" описания лексики становятся словарные определения, и словари как хранилища лексической информации имеют приоритет перед другими источниками фиксации лексических значений.

Список литературы

  1. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. — М.: Языки русской культуры, 1999. — 896 с.
  2. Апресян А.Д. Идеи и методы современной структурной лингвистики (краткий очерк). — М.: Просвещение, 1996. — 203 с.
  3. Данилова О.А. Цвет как элемент сенсорного образа в структуре англоязычного поэтического текста: автореф. дис. ... канд. фил. наук: — Москва, 2000. — 26 с.
  4. Langacker R.W. Concept, Image, and Symbol: The Cognitive Basis of Grammar. — Berlin — N.Y.: Mouton de Gruyter, 1991. — 395 p.