К вопросу о литовской гидронимии

№127-1,

Филологические науки

Статья посвящена лингвистическому анализу гидронимов Литвы. Рассматривается происхождение названий крупных рек, протекающих по территории Литвы. Произведена систематизация гидронимов, получивших имя в балтской языковой среде. Названия рек имеют этимологию, родственную таким понятиям, как река, русло, поток, течение. Предложенная статья дает возможность уточнить археологические и исторические аспекты жизни древних людей в регионе. Кроме непосредственно литовского влияния на формирование гидронимов в регионе, определенное участие принимали славянские, финно-угорские, латышские элементы.

Похожие материалы

Введение

«Пока не показано как, по какой модели образовано слово, мы не вправе говорить о том, что оно получило этимологическое объяснение», отмечал известный лингвист Ю. Откупщиков [Откупщиков 2006, 216]. Однако, к данному тезису необходимо добавить и еще одно условие — понимание того, что изучается. Можно подобрать похожий корень, в результате которого река может оказаться деревом, животным или еще каким-либо диковинным предметом. река́ — это природный водный поток (водоток), текущий в выработанном им углублении. Если мы обратимся к этимологии слова «река», то выясним, что в основе лежит индоевропейский корень rei- со значением царапать, рвать, резать [Pokorny 1959, 857-859].

Таким образом, название реки должно отражать характеристику русла и потока, выражающего схематично следующим видом: река — поток — движение — глагол — (образ) — гидроним. Как ранее было выявлено, в объяснении значения балтского гидронима присутствует глагол настоящего времени 3-го лица единственного числа [Федченко 2020, 104].

При этом, мы рассматриваем крупные, значимые реки региона, поскольку они менее подвержены диалектным или этническим (обычно, смены названия) изменениям. Кроме того, мелкие реки зачастую обрастают дополнительными суффиксальными формантами, например, Камень-Каменная-Каменистая-Каменка и т. п. Как отмечала М. Гимбутас, «названия рек лучше всего позволяют установить зоны расселения народов в древности» [Гимбутас 2004, 32].

Основная часть

Barupė — левый приток реки Nevėžis, протекаетв центральной Литве. Исследователи предлагают в основу славянское бар(а) или иллирийское bar(b)- с одинаковым значением bala [Vanagas 1981, 58]. Однако, bala — это не upe. Этимологию гидронима можно найти в глаголе bárti, bãra (bãria) — griežtais, peikiamais žodžiais drausti, prikaišioti, vainoti [LKZ], при том, что первоначально он восходит к индоевропейскому корню bher- со значением «mit einem scharfen Werkzeug bearbeiten, ritzen, schneiden, reiben, spalten» [Pokorny 1959, 133-134]. К данному этимологическому гнезду исследователи относят и гидроним Bartis (река в Литве и Латвии), предлагая корень bar- дополнить расширителем -t- [Топоров 1975-1990 т. 1, 200; Vanagas 1981, 59]. Хотя с учетом варианта Bartuva, можно предположить, что в основе лежит глаголbortúoti, -úoja (rantyti, įkapoti su borta [LKZ]), продолжая семантическое родство с burti, burtyti и т. д. (см. дополнительно Nemunas) [Karulis 1992-2002 т. 1, 111]. В таком контексте обоснованным выглядит и упоминание В. Топоровым гидронима Борча (бассейн Днепра) в одном ряду с названиями, имеющими корень Bart- [Топоров 1975-1990 т. 1, 200].

Ditva (белорусская Дзітва) — правый приток рекиNemunas, протекает по территории Белоруссии и Литвы. И хотя исследователи проводят параллели с реками литовской Dit-upis, тракийскими Ditas, Dita, тем не менее, А. Ванагас вынужден признать, что происхождение корня dit- kilme neaiški [Топоров 1975-1990 т. 1, 352; Vanagas 1981, 88]. В то же время можно предположить, что в основе гидронима лежит глагол di̇̀nduoti, -uoja (tinginiauti, dykinėti), входящий в этимологическое гнездо didis [Smoczyński 2007, 108; LKZ]. В данном случае находит подтверждение соответствие i — *in, встречающееся в географических названиях [Vanagas 1981, 218]. Такая ситуация отмечается и в гидронимах Mit(u)va (см. дополнительно) и Tytuva (кстати, в бассейне Днепра встречаем реку Титва, приток Сожи). Относительно последней реки исследователи не предлагают убедительной этимологии [Vanagas 1981, 346], тогда как происхождение гидронима можно объяснить глаголом tintúoti, -úoja — eiti, kinkuoti (knapsėti, linguoti, linksint eiti, sunkiai eiti, važiuoti) (в основе однокоренных названий, например, Tit-upis может лежать глагол tintė́ti, tìnta — drebėti, virpėti, tirtėti, skambėti, klukėti [LKZ]). В нашем же случае с гидронимом Ditva еще отметим один нюанс: стоящая после согласной гласная -u- придает твердость согласной, что и дало в огласовке переход -d- в -t-.

Dubysa (жемайтийская Dubīsa) — правый приток реки Nemunas, протекает в Литве. Исследователи предлагают в основу этимологическое гнездо dubti, dubus, dube [Vanagas 1981, 93], но не объясняют слобообразовательную модель с редким расширением -ys, при этом, отмечая вариант и Dybasas. В то же время происхождение гидронима может быть связана с устаревшим глаголом dambãsyti, -ija — kasti (kapstyti; rausti duobę, griovį; bedžioti; žemėse slėpti; laidoti; maukti skusti, plūšinti skaptuoti; eiti, važiuoti) [LKZ]. В данном случае мы имеем балтскую корневую группу damb-/daub-/dub- [Топоров 1975-1990 т. 1, 294-295, 307, 385-386], поэтому признаем и семантически близкий глагол dubãsyti, -ija — mušti [LKZ].

Jūra — правый приток реки Nemunas. Исследователи предлагают этимологию от существительных jū́ra и jáura [Vanagas 1981, 139]. Тогда как происхождение гидронима может быть связано с глаголом jùrti, jū̃ra — irti, mišti [LKZ]. К этому же этимологическому гнезду относится и глагол jáurėti, -ėja (virsti jaura, šlapti) [Топоров 1975-1990 т. 3, 96; LKZ], который может лежать в основе гидронимов Jaur-upe, Jauros, Jaurys и другие [Vanagas 1981, 134].

Katra (белорусская Котра) — правый приток реки Nemunas, протекает в Белоруссии и Литве. А. Ванагас объединяет гидронимы Katra, Katrelė, Katarė и выводит их этимологию от архаичного индоевропейского корня *kataro- (upelis, srautas, srove) [Vanagas 1981, 150]. Вместе с тем, в данном случае мы имеем разное происхождение, которое отражает диалектические особенности языка. Название Katra и Katrelė восходят к глаголу kùtryti, -ija — mokyti, mitrinti, barti, mušti, pliekti, purenti, godžiai valgyti, mazgoti [LKZ], при первоначальном звучании Котра. В то же время, это наблюдалось в восточной части Литвы (Rudnia и Antazave), тогда как к западу от центральной части Литвы — в Skaudvile имеется река Kutra, этимологию которой А. Ванагас не приводит [Vanagas 1981, 176], но мы можем указать как раз на рассмотренный глагол kùtryti. На севере в районе Šiauliai протекает река Katarė, название которой можно связать с глаголом katãryti, -ija — pliekti, lupti, mušti, tvoti [LKZ].

Levuo — приток реки Mūša. Происхождение гидронима связывают с латвийским levenis — klampyne или тракийским leva — pélkė [Vanagas 1981, 187], хотя это имеет далекое отношение к понятию upė. Поэтому мы относим этимологию к глаголу liáuti, -ja (также liõvyti, -ija (-yja)) — nustoti, nutraukti, baigti, mesti ką darius, leisti, praeiti, rimti [Smoczyński 2007, 349; LKZ].

Merkys (белорусская Мяркі́с) — правый приток реки Неман. Этимология гидронима восходит к глаголу mer̃kti, -ia — nardinti į vandenį ar kokį kitą skystį, šlapinti, drėkinti, lyti, drengti, verkti, Įkliūti [Vanagas 1981, 212].

Minija — правый приток реки Nemunas. Происхождение названия связывают с mỹnė, сопоставляя с корнями min-/myn-/main- [Vanagas 1981, 217]. В то же время этимология гидронима восходит к глаголу mýnioti, -ioja — kojomis trempti, mindžioti, klampoti, vaikščioti, trypti, lamdyti, niurkyti, mušti [LKZ]. Основным глаголом данного этимологического гнезда является mi̇̀nti, -a (mẽna) [Derksen 2015, 319; Smoczyński 2007, 402].

Mituva — правый приток реки Nemunas. Происхождение названия с корнем mit- считается kilme ne visai aiški [Vanagas 1981, 219]. Однако в контексте нашего исследования можно предположить, что в основе гидронима лежит глагол mitýti, mi̇̀to/*mitau, аналогично — mėtyti,mėtau [Smoczyński 2007, 394]/ (šerti, laikyti; valgydinti, penėti, maitinti; aprūpinti maistu; kurstyti mituliais ugnį [LKZ]), который восходит к балтскому misti, minta (латышский mist, mitu) [Derksen 2015, 321-322; Smoczyński 2007, 405-406].

Mūša — река в северной части Литвы и южной части Латвии. Название происходит от литовского существительного mūša, считают исследователи [Vanagas 1981, 222]. Однако, характеристика реки заключена в распространенном гидронимическом глаголе mùšti, mùša, имеющим широчайший спектр значений (этот же глагол является определяющим, например, для mūšė́ti, -ė́ja — truputį mušti) [Derksen 2015, 326; Smoczyński 2007, 413; LKZ].

Nemunas (Nemonas, белорусская Нёман) — река в Белоруссии, Литве, России (Калининградская область), впадает в Куршский залив. При множестве этимологических версий (славянская немой — тихий; жмудская naminis — домашний; финская niemi — ряд холмов, мыс; литовская nemunas — весенний разлив воды [Жуткевич 1974, 255; Поспелов 2002, 287]) все они далеки от характеристики географического объекта — река. Вероятно, этимология гидронима связана с глаголом mõnyti, -ija, значение которого можно, прежде всего, сопоставить с burti [LKZ]. И хотя ныне глагол определяется, как «колдовать», более древняя семантика нам указывает на значение «(раз)резать» [Топоров 1975-1990 т. 1, 267]. В таком контексте общее значение mõnyti — разрезать, путать, обманывать, мстить (умертвлять) [LKZ]. Первый компонент представлен префиксом nu-. А. Ванагас приводит еще несколько однокоренных гидронимов с суффиксальным дополнением, в том числе, и Nemunėlis (с уменьшительным суффиксом -el-) — река в северной Литве и южной Латвии [Vanagas 1981, 227].

Neris — правый приток реки Nemunas, протекает в Белоруссии и Литве. «Классический» балтский гидроним, хотя исследователей почему-то тянет к бобрам (bebras) [Vanagas 1981, 228]. Основой является глагол nerti, neria (деминутив — nėrė́ti, nė̃ri), причем, в обоих ипостасях, предлагаемых исследователями [Derksen 2015, 333-334]. Как отмечал В. Н. Топоров, «оба глагола <nerti> едины в своей основе, хотя это их единство, их общий семантический множитель должны быть открыты и сформулированы» [Топоров 1998, 468]. Как раз в рассматриваемом гидрониме, такое единство присутствует — и углублять, и погружать, и связывать (два берега — прим. автора), и резать, и драть (все эти глаголы мы наблюдаем в изучаемых гидронимах).

Nevėžis — правый приток реки Nemunas. Гидроним убедительной этимологии не имеет, считают исследователи [Поспелов 2002, 321]. Между тем, происхождение названия связано с глаголом nuvèžti, nùveža (первый компонент — префикс nù-, в основе — vèžti) — vežant nugabenti, vežant pašalinti [LKZ].

Šalčia (белорусская Солча) — левый и самый крупный приток реки Merkys, протекает на юго-востоке Литвы. Этимологию гидронима связывают с šálti, šal̃tis, šáltas [Vanagas 1981, 325]. Однако в отношении рассматриваемого гидронима, его происхождение можно сопоставить с глаголом šaltė́ti, -ė́ja (šal̃ti) — eiti šaltyn, darytis šaltesniam, būti, darytis šalta [LKZ] (при этом, архаичное значение было шире, например, šalčiúoti — šalenti, purtyti, krėsti (apie karštį, drugį) [LKZ]).

Šešupė — левый приток реки Nemunas, протекает по территории Польши, Литвы, России (Калининградская область). Этимология может быть связана с глаголом šešti — be priežasties pykti, priekabiu ieškoti, krimsti (корень которого šẽš- определяется «гидронимическим» сегментом «pūti, gesti; purvinam; dvokti, smerditi») [Karaliunas 1970, 210]. Можно предположить, что основой является индоевропейский корень k̂es- со значением царапать, резать (известный «гидронимический» глагол to cut) [Mažiulis 1988-1997 Т. 4, 68; Pokorny 1959, 586]. Соответственно, от данного этимологического гнезда происходит и гидроним Šešuvis — приток реки Jūra [Karaliunas 1970, 211].

Širvinta — левый приток реки Šešupė, протекает в Литве и России (Калининградская область). Гидронимы с основой Širvin-/Širven- исследователи связывают с прилагатальным ši̇̀rvas — ši̇̀rmas [Vanagas 1981, 332]. В литовской гидронимии мы встречаем названия рек, с одной стороны, Širvinos, Širvena, с другой, — Širvinta, Širvinte, Širvintis. Этимология данных гидронимов может восходить к глаголу širvénti, -ẽna — pamažu pūsti, šiurenti; čiurlenti [LKZ]. При этом, во втором случае, топоним дополнен финно-угорским суффиксом -nt-/-t-.

Šušvė — правый приток реки Nevėžis. Этимологию гидронима А. Ванагас сопоставил с архаичным корнем šušv-/šiušv- и, соответственно, šiušeti, šiušinti [Vanagas 1981, 336]. Однако можно уточнить, дополнить, положив в основу глагол šušuoti, -uoja — šnarėti, judėti, krutėti keliant šnaresį [LKZ].

Šventoji — река в Литве, самый крупный приток реки Neris; имеется одноименная река в Литве и Латвии, впадает в Балтийское море. В качестве этимологии предлагается прилагательное šveñtas, -à [Vanagas 1981, 337]. Однако, характеристика реки может быть выражена глаголом švę̃sti, šveñčia mušti, perti, pliekti, rimti [LKZ].

Švėtė — река на севере Литвы и юге Латвии, приток реки Lielupe (бассейн Балтийского моря). Этимологию гидронима можно связать, как и предлагал в одном из вариантов А. Ванагас [Vanagas 1981, 328], с глаголом švèsti, švẽta — vogti (grobti, skubotai, prieš lietų vežti, suimti, raukti, neištekėti), дополнительно, greitai eiti, bėgti, važiuoti [LKZ].

Varėnė — правый приток реки Merkys, протекает на юго-востоке Литвы. Исследователи объединяют гидронимы с корнем Var-/Ver- предлагая в основу глаголы varyti/verti связанные с индоевропейским корнем *u̯er-/*u̯or-/*u̯r- (vanduo, lietus, upė) [Vanagas 1981, 362-363]. В нашем случае этимологиярассматриваемого гидронима восходит к глаголу vari̇̀nti, -i̇̀na — varýti (versti judėti kuria nors linkme, ginti, vyti) [LKZ].

Venta — река в Литве и Латвии, впадает в Балтийское море. Исследователи объединяют гидроним с названиями, имеющими в основе корень vein-, отсылая их к происхождению от корня ven(t)- (linkti, lenkti) [Vanagas 1981, 372]. Мы же предлагаем, что этимология гидронима связана с глаголом vantóti, -ója (vañtėti, -ėja, при латышском ventet, vandet [Karulis 1992-2002 т. 2, 482, 527]) — duoti daug valgyti, kimšti, krauti; perti, sunkiai, daug dirbti, triūsti [LKZ]. В литовской гидронимии к данному этимологическому гнезду можно отнести и названия Vand-upe и однокоренные [Vanagas 1981, 361, 372].

Выводы

Изучение гидронимов наглядно показало, что их значения взаимосвязаны и систематизированы. В основе лежат глаголы настоящего времени единственного числа 3-го лица. Можно выделить следующие основные характеристики рассмотренных гидронимов: eiti, perti, mùšti, valgyti, нередки звукоподражательные черты. Мы видим семантическое родство изученных гидронимов с понятием река, русло, поток.

Этимология названий крупных рек Литвы имеют корни в балтской языковой среде, впоследствии подвергшиеся современной огласовке, как непосредственно литовской, так и с элементами славянского, финно-угорского, латышского звучания. Дальнейшие исследования древних диалектных форм, словообразовательных моделей позволит выявить миграционные потоки групп населения и временные периоды их появления в регионе.

Список литературы

  1. Гимбутас М. Балты. Люди янтарного моря. М.: Центрполиграф, 2004, 223 с.
  2. Жучкевич В. А. Краткий топонимический словарь Белоруссии. Минск: Изд-во БГУ им. В. И. Ленина, 1974. 448 с.
  3. Откупщиков Ю. В. Об этимологии гидронима Ловать (Индоевропейское языкознание и классическая филология). X Материалы чтений, посвященных памяти профессора И. М. Тронского. СПб, 2006. С. 215-219.
  4. Поспелов Е. М. Географические названия мира: Топонимический словарь. М.: Русские словари; Астрель; АСТ, 2002. 512 с.
  5. Топоров В.Н. Мифопоэтический образ бобра в балтийско-славянской перспективе: генетическое, ареальное и типологическое. Балто-славянские исследования. 1997. М., 1998. с. 400-539.
  6. Топоров В. Н. Прусский язык. Словарь. М.: Издательство "Наука", 1975–1990. Т. 1–5.
  7. Федченко О. Д. Балтская гидронимия Центральной России. Теоретическая и прикладная лингвистика. 2020, 6 (4), 104‒127. doi: 10.22250/24107190_2020_6_4_104_127
  8. Derksen R. Etymological dictionary of the Baltic inherited lexicon. Brill. Leiden·Boston, 2015. 684 р.
  9. Karaliunas S. Lietuviu-latviu etimologijos. Baltistica, 1970, t. 6 (2), p. 203-212
  10. Karulis K. Latviešu etimoloģijas vārdnīca, Avots, Rīga 1992-2002, t. I-II.
  11. Lietuvių kalbos žodynas (t. I–XX, 1941–2002). Vilnius: Lietuvių kalbos institutas, 2005.
  12. Pokorny J. Indogermanisches Etymologisches Wörterbuch, Bern & München, 1959. 1183 p.
  13. Smoczyński W. Słownik etymologiczny języka litewskiego (Lietuvių kalbos etimologinis žodynas). Vilnius: Vilniaus universitetas, 2007. 823 p.
  14. Vanagas A. Lietuvių hidronimų etimologinis žodynas. ("Etymological Dictionary of Lithuanian Hydronyms"). Vilnius, "Mokslas", 1981. 408 р.