Проблемы квалификации мошенничества

№127-1,

Юридические науки

В представленной статье анализируются проблемы квалификации мошенничества, возникающие как в ходе предварительного следствия, так и в ходе судебного разбирательства

Похожие материалы

Мошенничество относится к числу самых распространенных способов хищения чужого имущества. Несмотря на наличие, столь большого количества работ посвященных проблемам квалификации мошенничества, в правоприменительной практике возникают вопросы в связи с квалификацией мошенничества, где предметом хищения выступает жилое помещение.

Мошенничество в жилищной сфере на сегодняшний день совершается разнообразными способами. Как отмечается, большое распространение в последние годы получило мошенничество, связанное с сертификатами на право приобретения жилища.

В зависимости от применяемых механизмов мошеннические сделки с недвижимостью можно подразделить на следующие виды:

  • Заключение ничтожных сделок, которые в силу ограничений не должны быть оформлены, но с помощью использования поддельных документов, свидетельствующих об отсутствии обременении, проходят регистрацию. Например, на жилище наложен арест. Сюда же можно отнести случаи продажи жилья, в котором были прописаны, или даже являлись собственниками его части несовершеннолетние без приобретения для них другого жилья. В дальнейшем такая сделка признается недействительной из-за нарушения прав несовершеннолетнего;
  • Неоднократная продажа одного и того же объекта недвижимого имущества с оформлением сделки в один день, но в разных местах — регистрирующем органе и у нотариусов. При этом нотариально заверенные договоры, юридической силы не имеют, ввиду приоритетности сделки, оформленной в Росреестре первой;
  • Псевдоулучшение жилищных условий, состоящее в поиске опустившегося, нуждающегося или плохо информированного субъекта и убеждение его в необходимости смены места жительства для получения суммы денег, погашения задолженности или улучшения условий проживания. Итогом является переселение потерпевших в жилые помещения с существенно более низкой рыночной стоимостью и небольшая денежная компенсация. Иногда в отношении данной категории граждан применяются и более прямолинейные схемы, оставляющие их без жилья;
  • У одиноких граждан, не оставивших после себя завещания на квартиру, появляются фальшивые родственники, предъявляют поддельные документы о родстве и оформляют имущество в собственность на правах наследства. Либо мошенники оформляют сделку купли-продажи с человеком, который на момент регистрации документов уже скончался. Для совершения таких сделок мошенники используют связи в паспортном столе и пользуются неосведомленностью и пассивностью регистрирующих органов. Затем они продают эти квартиры гражданам. Сегодня московский Департамент городского имущества оспаривает подобные сделки довольно часто, и приобретатель такого жилого помещения лишается права на него.

Можно отметить, что объем статьи позволяет указать лишь некоторые способы мошенничества с лишением права на жилое помещение, причем преступники изобретают все новые их виды. В связи с этим уголовная политика России направлена на усиление борьбы с этим преступлением путем совершенства как законодательства, так и правоприменительной практики. Некоторые проблемы в этой сфере мы и рассмотрим.

Спорным моментом квалификации является уголовно-правовая оценка подделки документов для последующих мошеннических действий с ними. Как отмечал Б. В. Волженкин, «мошенник должен нести ответственность не только за само мошенничество по ст. 159 УК, но и за подделку документов (ст. 327 УК) или за подстрекательство к подделке документов (ч. 4 ст. 33 и ст. 327 УК)...» Но последующий вывод автора, что «... использование поддельных документов само по себе дополнительной квалификации не требует, поскольку является способом обмана относительно оснований получения имущества...» вступает в противоречие с этим высказыванием. Хищение лицом чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа, полностью охватывается составом мошенничества и не требует дополнительной квалификации по ст. 327 УК. Это положение, по нашему мнению, следует применять в том случае, если умысел на совершение мошенничества возник уже после подделки документа. Возникает вопрос в связи с этим, о квалификации действий злоумышленников в тех случаях, когда они заранее договорились, что один из них изготовит подделку, а второй с ее помощью совершит хищение. В этой ситуации очевидно, что имеет место соучастие в преступлениях. Поэтому действия изготовителя подделки следует квалифицировать как по ч.1 ст. 327 УК РФ, так и как пособника в мошенничестве по ст. 159 УК РФ со ссылкой на ч. 5 ст. 33 УК РФ. Действия же лица, непосредственно совершившего хищение имущества или права на имущество путем предоставления подложного документа, подпадает под статью 159 УК РФ, а также оно является соучастником в совершении преступления, предусмотренного ст. 327 УК РФ в качестве подстрекателя или организатора, в зависимости от обстоятельств дела.

Законодатель в ч. 4 ст. 159 УК называет жилое помещение, но при этом, согласно ч. 2 ст. 15 Жилищного кодекса РФ, жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства). Понятие жилого помещения уже, чем понятие жилища по ст. 139 УК РФ, поскольку под него не подпадают строения и помещения, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания. Так, не будет состава мошенничество, повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение, если обманным путем выселяют из номера гостиницы человека, даже при условии его длительного там проживания и бронирования номера на дальнейшее длительное проживание. А вот выселение студента из общежития при помощи обманных действий (скажем за злостную неоплату проживания путем уничтожения сведений о произведенных оплатах), получается, содержит состав ч.4 ст. 159 УК РФ. Ведь комната в общежитии относится к жилищному фонду. Правда студент чаще всего имеет право только на часть комнаты наравне с соседями, а про часть комнаты в Пленуме ничего не говорится. Кроме того, возникает вопрос об иностранных студентах, ведь они не являются гражданами России и, следовательно, субъектами преступления, предусмотренного ч.4 ст. 159. В связи с этим также встает и более общий вопрос: почему потерпевшим от этого преступления может быть только гражданин РФ? Ведь иностранные граждане и лица без гражданства тоже могут стать собственниками жилых помещений в России в результате наследования или покупки жилья.

Список литературы

  1. Журкина О.В., Марченко В.Ю., Колясева А.Е. Мошенничество в сфере кредитования //. сборник статей XXXI Международной научно-практической конференции : в 2 ч.. 2019. С. 92-93.
  2. Крапивицкая Л.М. Особенности мошенничества в сфере кредитования //Аллея науки. 2019. Т. 3. № 1 (28). С. 672-674.
  3. Мазур А.В. Отграничение мошенничества в сфере кредитования от смежных составов преступлений //Colloquium-journal. 2019. № 15-11 (39). С. 154-155.
  4. Мусаелян М.Ф. О некоторых проблемах, связанных с введением в УК РФ специальных составов мошенничества // Российский следователь. 2016. N 10. С. 26 — 30.
  5. Самойленко Г.Е. Мошенничество в сфере кредитования: уголовно-правовой анализ // Современная молодежь и вызовы экстремизма и терроризма в России и за рубежом. Сборник материалов Всероссийской (с международным участием) научно-практической конференции. Под редакцией Х.П. Пашаева. 2019. С. 287-290.