Расшифровка кодов (методологические аспекты проблемы)

NovaInfo 7, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Философские науки
Просмотров за месяц: 2
CC BY-NC

Аннотация

Развитие науки и общественной практики настоятельно выдвигает задачу более глубокого и эффективного исследования самоорганизующихся систем (к ним относятся живые организмы, человек, социальные образования, всевозможные биосоциальные объекты вплоть до земной самоорганизующейся суперсистемы, представляющей собойединство общества и живой природы в масштабах всей нашей планеты). Специфика самоорганизующихся систем (далее везде сокращенно– СОС) характеризуется информационно-управляющими процессами.Поэтому изучение СОС, понимание закономерностей их функционирования и развития предполагает, прежде всего, теоретическое осмысление природы информационных связей и преобразований. Последние же существуют лишь в кодовой форме. Код есть конкретный носитель данной информации и вместе с тем центральный фактор организации и управления. Специфическая связь данной информации с ее носителем может быть названа кодовой зависимостью.Кодовая зависимость качественно отличается от известных физических зависимостей в силу принципа инвариантности информации по отношениюк физическим и иным субстратным свойствам ее носителя (одна и та же информация может быть воплощена и передана разными по своим физическим свойствам носителями; и, наоборот, одно и то же по своим физическим свойствам явление может выступать носителем различной информации).Этотфундаментальныйпринципуказываетнанесостоятельностьпарадигмы физикализма в области исследования СОС и дает основания говорить о необходимости разработки методологических концепций исследования самоорганизации, существенно отличающихся от тех, которые сложились на базе потребностей и успехов физического познания и столь часто выдаются за методологический эталон научного познания вообще.

Ключевые слова

СОЗНАНИЕ, ИНФОРМАЦИЯ, ПСИХИЧЕСКОЕ, КОДОВАЯ ЗАВИСИМОСТЬ, КОДОВЫЙ ОБЪЕКТ, РАСШИФРОВКА КОДОВ, БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ И КВАНТОВАЯ МЕХАНИКА, ПОЗНАНИЕ СУБЪЕКТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ, СТРУКТУРА СУБЪЕКТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ, МОДАЛЬНОСТИ, ПСИХИЧЕСКАЯ ПРИЧИННОСТЬ, СВОБОДА ВОЛИ, ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА, ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ, МОДЕЛИРОВАНИЕ ПСИХИКИ, ТРАНСГУМАНОИДЫ

Текст научной работы

Развитие науки и общественной практики настоятельно выдвигаетзадачу более глубокого и эффективного исследования самоорганизующихся систем (к ним относятся живые организмы, человек, социальные образования, всевозможные биосоциальные объекты вплоть доземной самоорганизующейся суперсистемы, представляющей собойединство общества и живой природы в масштабах всей нашей планеты). Специфика самоорганизующихся систем (далее везде сокращенно– СОС) характеризуется информационно-управляющими процессами.Поэтому изучение СОС, понимание закономерностей их функционирования и развития предполагает, прежде всего, теоретическое осмысление природы информационных связей и преобразований. Последниеже существуют лишь в кодовой форме. Код есть конкретный носительданной информации и вместе с тем центральный фактор организации иуправления. Специфическая связь данной информации с ее носителемможет быть названа кодовой зависимостью.Кодовая зависимость качественно отличается от известных физическихзависимостей в силу принципа инвариантности информации по отношениюк физическим и иным субстратным свойствам ее носителя (одна и та же информация может быть воплощена и передана разными по своим физическим свойствам носителями; и, наоборот, одно и то же по своим физическимсвойствам явление может выступать носителем различной информации).Этотфундаментальныйпринципуказываетнанесостоятельностьпарадигмы физикализма в области исследования СОС и дает основания говорить онеобходимости разработки методологических концепций исследования самоорганизации, существенно отличающихся от тех, которые сложились набазе потребностей и успехов физического познания и столь часто выдаютсяза методологический эталон научного познания вообще.

Кодовая зависимость есть исторически сложившееся (и действительное для определенного периода) соответствие между данной информацией и данным ее носителем. Свойства носителя (энергетические,пространственно-временные и др.) в их конкретной упорядоченности несутдля СОС определенное «значение», функциональный смысл, то есть информацию. Эти свойства в их единстве представляют собой код информации ивыражают достаточно полное описание ее носителя. Поэтому справедливоутверждать, что конкретный носитель информации и есть ее код. Поскольку же информация не существует вне своего конкретного носителя,она не существует вне определенного кода. А это значит, что «доступ»к информации лежит только через расшифровку кода, предполагающую освоение данной кодовой зависимости.

Ключевой пункт исследования СОС связан с задачей расшифровки кода. От ее решения зависит понимание характера функционирования и направленности развития СОС. Расшифровка кода – это особая познавательная задача, существенно отличающаяся во многом отпознавательных задач «физикалистского» естествознания. Ниже мыпопытаемся рассмотреть некоторые методологические аспекты проблемы расшифровки кода, имеющей важный философский смысл.

Общая характеристика понятия кода

Понятие кода, как уже отмечалось, выражает определенную зависимостьмежду данной информацией и ее носителем. Возникнув в ходе развитияСОС, эта зависимость является актом самоорганизации. Она может бытькрайне устойчивой или весьма кратковременной, но пока сохраняется еедействительность для данной СОС, остается в силе и ее действенность какпричинного, управляющего фактора. В сложной СОС налицо многосту

Под сложной СОС имеется в виду такая система, элементы и подсистемы которойявляются, в свою очередь, СОС (например, многоклеточный организм, человек,социальный коллектив и т. п.). пенчатая иерархия кодовых зависимостей, отражающих ее историю (какв филогенетическом, так и в онтогенетическом планах). Вместе с тем иерархия кодовых зависимостей представляет собой основные, историческискладывающиеся уровни и узлы организации данной системы и, следовательно, основные контуры структуры управления.

Разумеется, в живой или социальной системе иерархический принцип кодовых зависимостей далеко не исчерпывает их организацию.Опыт исследования СОС свидетельствует о весьма сложных отношениях централизации и автономности в рамках их целостного функционирования. Эти отношения пока еще слабо изучены. Однако сейчас ужене вызывает сомнения, что целостность СОС – это своего рода сплавиерархической централизованности кодовых зависимостей с высокойстепенью автономности определенных уровней организации, включающей не только отношения кооперативности, но и конкурентности. Мы,по-видимому, еще далеки от понимания того типа упорядоченности кодовых зависимостей, который выражает целостность сложной СОС. Ясноодно: самоорганизация – это многомерная динамическая структура кодовых отношений. Отсюда особая актуальность изучения природы кодакак элемента самоорганизации.

Понятия информации и кода соотносительны, одно из них неможет быть раскрыто без другого. Между тем, понятие кода не стало еще предметом глубокого и многостороннего анализа, пребывает в«тени» понятия информации. Философскому анализу понятия информации посвящен в нашей литературе добрый десяток монографий, понятиюкода – ни одной. Дело ограничивается отдельными, слабо систематизированными философскими обсуждениями кода в рамках более широкойпроблематики; чаще всего это обсуждение касается процедуры кодирования. Остановимся на некоторых принципиальных вопросах истолкования понятия кода. Прежде всего, о сфере его допустимого употребления. Поскольку понятия информации и кода должны рассматриваться как равнозначные по объему, в истолковании понятия кода также отчетливо выступают две общие концепции: атрибутивная и функциональная.Сторонники атрибутивного подхода к информации, считающие информацию свойством всякого материального объекта, обязаны рассматриватьв качестве такового и код, приписывать процессы кодирования и декодирования любым материальным преобразованиям.

Однако, по нашему мнению, эта позиция не получает сколько-нибудь убедительного обоснования. Основная трудность атрибутивного истолкования кода (как и информации) состоит в том, что любой материальныйобъект должен рассматриваться как содержащий бесконечное разнообразие информации и, следовательно, бесконечное число кодов. В рамкахже атрибутивной концепции информации нельзя получить некоторыйкритерий ограничения разнообразия, не прибегая к услугам какой-либовнешней системы, способной совершать выбор. Но акт целесообразного выбора нельзя приписывать объектам неживой природы. С позицийатрибутивного подхода кодовая зависимость в лучшем случае превращается в обычную физическую или химическую зависимость, что делаетпонятие кода излишним. Понятие кода (как и информации) применимолишь к самоорганизующимся системам. Оно «носит общенаучный характер и имеет широкий философский аспект. Кодирование – необходимая составная часть процессов управления, процессов преобразования ипередачи информации в любых областях действительности; оно в той илииной форме всегда присутствует в процессах познания». Понятие кодаявляется общенаучным, но не в том смысле, что все науки изучают кодыили содержат это понятие в системе своих специфических концептуальных средств. Такие требования к общенаучным понятиям были бы слишком сильными. Статус общенаучного понятия может определяться вхождением его, по крайней мере, в состав комплекса понятий, образующихметанаучный уровень каждой научной дисциплины. В этом отношениипонятие кода обнаруживает свою роль уже при первых шагах рефлексиилюбой науки на собственные познавательные средства, ибо каждая конкретная научная дисциплина представлена специфическим языком.

Понятие кода (в той же мере, как и понятие информации) обнаруживает отчетливые логические связи с философским категориальнымуровнем. Оно может служить для интерпретации ряда философских утверждений о биологической и социальной формах движения материи,о причинности и целесообразности, о процессах отражения, познавательных актах и практической деятельности. Этим определяется философское значение понятия кода.

Однако признание философских аспектов понятия кода не должновести к включению его в число философских понятий или к чрезмерному сближению с ними. Общенаучные понятия составляют особый категориальный уровень, выполняющий, в частности, роль связующего звенамежду философским и частнонаучным категориальным уровнями. Но приэтом следует проводить четкое различие между философскими и общенаучными понятиями, выявляя в каждом конкретном случае существующиемежду ними логические связи. Мера последних такова, что она сохраняетотносительную автономию каждого из категориальных уровней. А поэтому основное содержание понятий информации и кода раскрывается главным образом через другие понятия общенаучного уровня.

Понятие кода в его общенаучном смысле выполняет важную теоретикометодологическую функцию в исключительно многообразных частнонаучныхисследованиях кодовых зависимостей. Без преувеличения можно сказать, чтоэти исследования находятся на переднем крае современной науки; они ужепривели к стратегически важным результатам, способным существенно повлиять на судьбы человечества. Мы имеем в виду, прежде всего, работы порасшифровке генетического кода, социальные последствия которых труднопереоценить. Еще более значимы в этом отношении исследования, имеющиецелью расшифровку нейродинамического кода психических явлений; здесьполучены уже весьма впечатляющие результаты. Но главное заключаетсяв тех фундаментальных преобразованиях, которые производятся ими в самомтеоретическом базисе психофизиологических исследований, в тех новых ивесьма реальных перспективах познания функций головного мозга, которыеони открывают. Нельзя не упомянуть об успехах специальной теории кодирования, объектом которой служат передача и преобразование информации втехнических системах8, о первостепенной роли изучения кодовых зависимостей в науках о языке, в психологии, искусствоведении, этнографии, культурологии и многих других областях знания Сейчас трудно найти такую областьисследований жизни, психики, человека и социальных процессов, куда бы втой или иной степени не проник «кодовый язык». Даже экология стала прибегать к его услугам. И это не просто дань моде, а выражение растущегоосознания фундаментальности кодовых зависимостей во всех областях самоорганизации.

Коммуникация как специфический способвзаимодействия самоорганизующихся системи расшифровки кодов

Каждая СОС характеризуется определенным, часто чрезвычайно сложным комплексом кодовых зависимостей, выражающих ее организацию,формы функционирования и возможности развития. Познание кодовойзависимости означает расшифровку кода, то есть выявление информации, воплощенной в соответствующем носителе. Эта операция реализуется в процессе коммуникации. Здесь нужно отметить следующее обстоятельство. Познающий субъект есть тоже СОС, обладающая своимикодовыми зависимостями. Выявление же познающим субъектом информации в результате расшифровки кода должно представлять собой в конечном итоге знание ее семантического и прагматического «значения».Но, по крайней мере, прагматическое (ценностное) «значение» имеетсмысл лишь для изучаемой СОС; именно в таком качестве оно и должнобыть выявлено познающим субъектом.

Расшифровка кода есть процесс и результат коммуникации СОС(в предельном случае коммуникации СОС с самой собой). Коммуникация – качественно своеобразный тип связи, взаимодействия(в конечном итоге организации), свойственный только СОС. Взаимодействие двух атомов не является коммуникацией, ибо последняявсегда реализуется в кодовой форме. В данном случае мы рассматриваем расшифровку кода как сугубо познавательную задачу, решаемую человеком. Однако операция расшифровки кода далеко выходит за рамки познавательной и всякой сознательной деятельности.Она представляет собой фундаментальную операцию, выражающуюцелесообразное функционирование и развитие всякой СОС, необходимо включенной в более широкую систему самоорганизации.Ведь подобно тому, как человек не существует вне общества, животное или растение также не существует вне системы себе подобных организмов и экологической системы в целом. И эта жизнь всообществе, постоянная коммуникация данной отдельной СОС ссебе подобными и вместе с тем с иными формами самоорганизацииесть непрерывная цепь кодовых преобразований – кодирования идекодирования информации.

Достигаемая в процессе коммуникации расшифровка кода представляет собой акт понимания. Конечно, термин «понимание» должен употребляться лишь для обозначения позитивных результатовчеловеческой коммуникации. На более низких ступенях самоорганизации коммуникативный акт связан с феноменами, лишь в чем-тоаналогичными пониманию. Это акт расшифровки функционального смысла сигнала, прагматической компоненты его содержания.

Возникающие в связи с этим трудные вопросы о природе и способахрасшифровки указанной прагматической компоненты на допсихическом уровне самоорганизации, к сожалению, выходят за рамки возможностей настоящего обсуждения.

Разумеется, все объективно существующие процессы кодовых преобразований могут стать объектами познания. И тогда они в той или инойформе вовлекаются в человеческую коммуникацию и соответствующиекоды подлежат расшифровке на человеческом языке. Отсюда – особаяактуальность методологического анализа тех познавательных процедур,которые связаны с расшифровкой кода. С этой целью надо, прежде всего, рассмотреть суть декодирования, понимаемого в широком смыслекак операция, производимая всякой СОС.

В чем суть операции декодирования?«Естественные» и «чуждые» коды

Понятие декодирования тесно связано с понятием кодирования. Этипонятия первоначально возникли в криптографии. Код означал способшифровки сообщения, рассчитанный на исключение из коммуникациинежелательных лиц. Кодирование – процесс шифровки, то есть перевод сообщения, выраженного в обычном языке, в особую, специальноизобретенную систему знаков, доступную лишь посвященным. Декодирование – обратный перевод зашифрованного сообщения на обычныйязык. Эти весьма специальные значения таили в себе, однако, широкиевозможности.

Рассмотрим понятие декодирования в его современном смысле. Дляэтого надо постоянно иметь в виду следующие вопросы: кто, где, как и чтодекодирует? Подчеркнем еще раз исходные предпосылки, которые определяют суть операции декодирования. Код есть конкретный носительданной информации в данной СОС. Так как информация не существуетвне своего конкретного носителя, то она не существует и вне определенного кода. Но тогда расшифровка кода (операция декодирования) можетозначать только одно: перевод неизвестного кода в известный.

Под «известным кодом» мы понимаем такой код, информационное содержание которого дано СОС как бы непосредственно. Здесь нетребуется никаких дополнительных кодовых преобразований, никакого специального анализа «устройства» кода – его элементов, физическихсвойств, структуры и т. п. (например, вам как бы непосредственно и сразу понятно значение слова «мама», понимание его значения не требует предварительного изучения отдельных элементов этого сигнала, егофизических свойств, графических характеристик). Назовем такие коды«естественными» в отличие от тех кодов, информационное содержаниекоторых непосредственно недоступно СОС. Последние будем называть«чуждыми» кодами.

Необходимость в расшифровке кода возникает лишь тогда, когдаСОС сталкивается с «чуждым» кодом. Следовательно, операция расшифровки кода, декодирования, представляет собой преобразование «чуждого» кода в «естественный». Ничего другого она и неможет означать, поскольку информация существует всегда лишь в определенной кодовой форме.

Остановимся на этом подробнее. Конкретная кодовая форма существования информации специфична для данной СОС (или для данногокласса СОС). Более того, всякая СОС есть определенная, исторически сложившаяся кодовая организация, то есть множество различнымиспособами упорядоченных кодов. Эта упорядоченность выражает целостность СОС и реализуется в кодовых преобразованиях, основнаячасть которых носит стабильный характер, отработана и выверена в ходеэволюции и индивидуального развития. Иными словами, каждая СОСобладает набором кодов, которые являются для нее «естественными»,то есть представляют собой непременные, жизненно важные для нееспособы восприятия и использования информации, обеспечивающие еесуществование и развитие.

Содержание такого рода «естественных» кодов доступно СОС какбы изначально и непосредственно, здесь не требуется особой,каждый раз заново находимой операции декодирования. Триплетный код РНК изначально «понятен» рибосоме, в которой синтезируютсяаминокислоты; частотно-импульсный код на выходе сетчатки изначально «понятен» тем мозговым структурам, которым он адресован; роднойязык также является для человека «естественным» кодом, ибо значенияслов и их сочетаний, как правило, понятны ему непосредственно. В этомсмысле «естественные» коды, если так можно выразиться, прозрачныдля СОС, ибо несут для нее, «предоставляют» ей информацию непосредственно.

Операция декодирования предполагает превращение «чуждого»кода в «естественный». После того как найден способ такого преобразования, СОС ассимилирует «чуждый» код и он становится для нее«естественным». Это знаменует возникновение в данной СОС некоторой функциональной подсистемы, своего рода преобразователя и, следовательно, развитие данной СОС. Новые «естественные» коды позволяют в дальнейшем понимать основное содержание соответствующихсообщений (текстов, сигналов) как бы прямо, непосредственно. Яркимпримером такого рода является овладение иностранным языком.

Отметим, что в современной науке термин «код» обычно не употребляется для обозначения объектов, именуемых нами «естественными» кодами (в силу их «прозрачности»). Когда сигналы не требуют каких-либомысленных или практических преобразований (производимых с помощьюопределенных методов или технических устройств), то их не принято называть кодами. Однако поставленные выше вопросы анализа кодовой зависимости целиком оправдывают истолкование кода в широком смысле.

Установка на исследование специфики «естественного» кода, выяснение путей, возможностей, конкретных способов и результатов усвоения «чуждого» кода, преобразования его в «естественный» открываютновые перспективы познания самоорганизации и ее развития, понимания природы человеческого общения и творчества. Сюда относится ипроблема психического отображения, объяснения способа существования субъективного образа, мыслей, явлений сознания.

«Естественные» коды головного мозга. Где и как существует субъективный образ?

Переживаемые нами психические образы представляют определенную деятельность нашего мозга. Если я вижу сейчас горящую свечу, то это значит,что в данном интервале в моем головном мозге активирована определеннаянейродинамическая система. Но как объяснить при помощи мозговых процессов сам факт субъективного переживания образа? Можно ли утверждать,что субъективный образ существует в мозгу, и если да, то в каком смысле?

Анализ этого вопроса отчетливо обнаруживает несостоятельностьпарадигмы физикализма, которая зачастую неявно направляет поиск решения в явно тупиковое русло, ибо обязывает искать в головном мозгу некий физический, химический, физиологический дубликат отражаемого объекта. При таком подходе утверждение, что субъективный образсуществует в мозгу, означает только одно: в головном мозгу должны существовать объективно некие уменьшенные копии отражаемых предметов и явлений.

Так, согласно Н. И. Чуприковой, «психическое отражение – это воспроизведение, воссоздание внешних объектов, построение их копийв материале мозгового субстрата (курсив мой. – Д. Д.), включаясамую суть его как живого вещества – клеточный метаболизм. Думается, что на этом пути лежит разгадка переживаемости психического...».Чтобы исключить недоразумения, приведем еще одно высказывание этогоавтора: «Психическое – это специфическая деятельность высокоспециализированных живых клеток, результатом которой является построение в их собственном материале, из самих себя (!) копии тогомира, который окружает живое существо, копии его собственноготела и интеграция этих двух копий (курсив мой. – Д. Д.) как центральный момент организации приспособительных действий в среде».

Приведенные взгляды представляют собой весьма упрощенную трактовку как самих психических явлений, так и вопроса об их соотношении смозговыми процессами. В самом деле, копией чего является ощущениеболи, чувство вины или, наконец, понятие бесконечности? Где и как могут существовать в мозгу «химические копии» красного, кисло-сладкого,грусти и вдохновения? Как могут быть построены нервными клетками «вих собственном материале, из самих себя» некие «химические копии»понятий разума и глупости, истины и долга, справедливости и красоты?Вряд ли здесь нужны контраргументы.

Психический образ действительно существует в мозгу, но отнюдь не ввиде вещественной копии, а в качестве информации о соответствующемобъекте. Эта информация воплощена в своем носителе – определенной мозговой нейродинамической системе. Последняя является кодомпереживаемого субъективного образа. Объективно в мозгу существуютлишь коды, которые по своей структуре, организации вовсе не подобны образу. И, тем не менее, некоторые мозговые коды «переживаются»личностью в качестве субъективных образов. Нет ли здесь парадокса?

Его нет, если учесть, что мы имеем дело в данном случае с «естественными» кодами личностного уровня мозговой самоорганизации. Приведенное утверждение звучит парадоксально лишь для тех, кто думает,что в мозгу должен быть специальный декодирующий механизм, преобразующий коды в образы, и что только таким путем можно объяснить«загадку переживаемости психического». Но при этом упускается извиду, что декодирование не может быть ничем иным, как только переводом «чуждого» кода в «естественный», ибо информация не существуетвне кодового воплощения, она неотделима от кодовой формы своего существования. Психический образ, мысль, любое явление сознания сутьинформация о чем-то и, следовательно, не существуют вне своего мозгового кодового воплощения. Поэтому утверждение о наличии в мозгу декодирующего механизма может означать лишь одно: наличие механизмапреобразования «чуждых» кодов в «естественные».

Когда я вижу горящую свечу, то в этом психическом переживании информация дана мне как бы непосредственно, сама по себе – такова особенность всякого сознательного переживания. Но эта информация тожесуществует во мне и для меня только в кодовой форме. Такого рода коды,однако, нами не отображаются, не ощущаются, они «прозрачны», составляют часть нашей собственной организации. Это «естественные» коды.

Внутренние и внешние коды

Анализ кодовых зависимостей предполагает различение внутренних ивнешних кодов. Такое различение имеет смысл лишь в условиях конкретного исследования данной СОС. Применительно к отдельному человекукак СОС внутренние коды – это такие коды, которые не фигурируют вактах коммуникации с другим человеком, существуют и функционируютлишь в данной СОС и только для нее. Коммуникация с другим человекомпредполагает преобразование внутреннего кода во внешний. Например,внутренним «естественным» кодом для данного человека является мозговой код переживаемого им образа-воспоминания. Производимое им речевое описание этого переживания есть внешний «естественный» код.

Человек как сложная СОС представляет собой единство многихуровней самоорганизации, выражающих его историю как живого исоциального существа. Это единство реализуется в процессе постоянной коммуникации между уровнями его самоорганизации: клеточным,органным, организменным, личностным (мы не претендуем на точныйперечень уровней самоорганизации). Для каждого уровня характернысвои внутренние и внешние коды. Приводившиеся выше примеры таких кодов относятся к личностному уровню самоорганизации, органически связанному с межличностными, социальными отношениями.

Не только «естественные», но и «чуждые» коды могут бытькак внутренними, так и внешними (хотя, по-видимому, «чуждые»коды в большинстве своем являются внешними). На личностном уровнесамоорганизации в качестве внутренних «чуждых» кодов выступают непонятные и часто негативные по своему «значению» субъективные переживания и симптомы, имеющие своим источником бессознательнуюи соматическую сферы. Многочисленные примеры внутренних «чуждых» кодов, не преобразующихся в «естественные», дает психопатология. Творческие процессы также связаны с возникновением внутренних«чуждых» кодов, символизирующих удивление, мучительный вопрос,зарождение новой идеи, противоречащей сложившимся и апробированным концептуальным схемам, и т. п. Здесь внутренний «чуждый» кодвыступает всюду в качестве фактора коммуникации личности с самойсобой, создавая напряженность этой коммуникации и стимулируя эвристические интенции нашего «я».

Таким образом, мы несколько уточнили понятия «естественного» и«чуждого» кода применительно к познавательным процессам. «Естественный» код (и внутренний и внешний) несет информацию какбы в «чистом» виде, то есть в форме, открытой для «понимания»;последнее не требует изучения структуры сигнала, специального анализа носителя этой информации. Мы воспринимаем улыбкудруга не как множество движений множества элементов лица, а сразув ее целостном «значении». Поэтому расшифровка «естественного»кода имеет целью понимание не его информационного содержания(ибо оно дано непосредственно), а его «устройства» (структурной,временной, физико-химической организации). Наоборот, расшифровка«чуждого» кода имеет целью понимание именно его информационного содержания. Мы можем подробно изучить «устройство» данного«чуждого» кода и все же остаться в полном неведении относительно его«значения», если нами не найден способ соотнесения данного «устройства» с данной информацией.

Осуществляя познавательные процессы, мы ищем интересующую насинформацию и, как правило, целиком отключены от рассмотрения «устройства» носителя этой информации, которая дана нам в форме «естественного»кода. Иначе говоря, когда мы не ставим своей целью расшифровку «естественного» кода, мы можем довольствоваться информацией как таковой, отвлекаясь от понимания «устройства» ее носителя. Мы пользуемся во многихслучаях «естественными» кодами, не зная их «устройства», но это не мешаетпереводить на их язык «чуждые» коды, превращая тем самым их в «естественные». Постоянно производимые нами кодовые преобразования настолько имманентны нашим практическим и коммуникативным актам, что мы ихпросто не замечаем – это воздух нашей социальной жизнедеятельности.

Код как специфический объект исследования. Проблема диагностики кода

Оперирование кодами и их использование в познавательных процессах представлено следующими главными ситуациями:

  1. когда мы знаем информационное «значение» кода, но не знаем его «устройства»;
  2. когда мы знаем и тои другое;
  3. когда мы знаем, что имеем дело с кодом, но не знаем ни его информационного значения, ни его устройства. Наконец, довольно часто встречается ситуация, знаменующая неопределенность, начальный этап исследованиякодовой зависимости:
  4. когда мы располагаем некоторым знанием об «устройстве» кода, но не знаем его информационного «значения».

Исследование кодовой зависимости предполагает способность диагностирования кода, то есть установления с помощью определенных познавательных процедур, что объектом нашего исследования является именно код. Способность же вычленять такого рода объекты и создавать соответствующуюпроблемную ситуацию предполагает наличие некоторого знания о всем классе объектов, которые именуются кодами. В общем виде этот класс объектовможет быть ограничен путем определения кода как необходимого свойстваСОС, как формы существования и функционирования информации(процессы хранения, передачи, преобразования информации, использованияее в качестве фактора управления).

Наиболее типичная задача расшифровки кода, возникающая при изучении биологических, психических и социальных явлений, состоит в следующем: известно, что данный объект является кодом, требуется выяснить его информационное содержание. Сравнительно простыми примерами здесьмогут служить задачи по расшифровке секретных сообщений. Более сложной задачей такого рода является расшифровка древних текстов. В этихслучаях, как правило, довольно четко задан объект – система знаков, содержащая некоторую информацию. Эта система знаков, представляющаясобой специфический язык или его фрагмент, исследуется путем различныхспособов ее дискретизации, а затем соотнесения и комбинации полученныхэлементов в поисках ключа к выяснению значений отдельных знаков (с учетом их сходств и различий). Как показывает опыт дешифровки иероглифического письма майя, осуществленной Ю. В. Кнорозовым, исследовательвсегда располагает некоторой метаинформацией, то есть информацией освойствах сходных знаков и свойствах языка вообще, которая позволяет существенно ограничить сферу поиска, число возможных группировок знакови тем самым выявить наиболее вероятные способы классификации наличных знаков, дающие возможность шаг за шагом определить их признаки,связанные с некоторыми «значениями» (выражающими, например, именасуществительные, одушевленные или неодушевленные предметы и т.п.).

Расшифровка кода представляет собой в данном случае переход отабстрактных значений знаков к их конкретным значениям. При этом наиболее абстрактное значение знака или комплекса знаков (то есть кода) иесть не что иное, как метаинформация. Последняя дана исследователю вкачестве знания, что данный объект является кодом, то есть принадлежитк явлениям жизни или человеческой культуры. Другими словами, знание,что данный объект несет какую-то информацию, обладает «значением» (что-то значит и для чего-то предназначен), возникает тогда,когда мы с уверенностью относим данный объект к области явлений человеческой культуры или к области биологических явлений.

Зачастую отнесение некоторого объекта к области явлений культуры представляет собой довольно простую операцию. Труднее обстоит дело с отнесением некоторого объекта к явлениям жизни и, следовательно, с определением егов качестве кода, ибо мы не располагаем достаточно четкими критериями того,что является биологической СОС, то есть не знаем точной меры дискретизации, сохраняющей качество живого, в силу чего можем ошибиться: не распознать то, что является кодом, или принять за код некоторый его фрагмент, неимеющий сам по себе никакого информационного значения.

Конечно, можно привести немало примеров, когда вопрос об отнесении некоторого объекта к числу явлений культуры оказывается чрезвычайно трудным или даже вообще исключает однозначное решение. Этоособая проблема, требующая специального анализа, и мы ее не будемздесь касаться. Для наших целей достаточно ограничиться теми случаями,когда принадлежность данного объекта к явлениям человеческой культуры не вызывает сомнений. Но это, как правило, означает, что мы можемотнести его к некоторому классу явлений культуры (скажем, к естественным языкам, произведениям искусства, продуктам производственной деятельности и т. п.). Поскольку же явления культуры сравнительно хорошоупорядочены, открываются большие возможности отнесения изучаемогообъекта ко все более узким множествам данного класса явлений культуры, «значения» которых нам известны. Последовательное расширениеметаинформации о принадлежности данного кодового объекта ко все более узким подмножествам кодов определенного класса – важное условиеосновательной расшифровки данного кода. Нередко такое последовательное сужение сферы принадлежности данного кода уже через несколькошагов приводит к достаточно высокой степени понимания его информационного содержания.

Человеческая культура не знает абсолютно оригинальных кодов. Любой код, в какой бы форме он ни выступал – будь то уникальныйпредмет, найденный археологом, или хитроумный шифр, изобретенныйдля сохранения тайны, – всегда имеет некоторые аналогии, которые могут быть установлены исследователем. Умозаключения по аналогии,требующие часто тонкой интуиции, и дают, как правило, путеводнуюнить к расшифровке кода.

Однако человеческая культура не знает вместе с тем и абсолютно неизбыточных кодов. Даже самые строгие кодовые соответствия, известные науке, не могут совершенно исключить избыточность всилу хотя бы того обстоятельства, что проблема тождества пока еще неимеет исчерпывающего логического решения. Избыточность же всякогокода выдвигает на первый план вопрос о степени понимания его «значения», когда он полагается расшифрованным. Эта степень пониманияопределяется потребностями и целями познающего субъекта (и вообще СОС, производящей операцию декодирования), хотя не вызываетсомнения то, что потребности и цели, в свою очередь, детерминированыобъективными факторами, выражающими исторически конкретный уровень развития СОС. Когда речь идет о познающем субъекте, то, конечно,прежде всего, имеется в виду уровень развития общества, определеннаяисторическая ступень общественной практики. Мы получаем здесь ещеодну иллюстрацию диалектической природы познания.

Таким образом, диагностирование некоторого объекта в качестве кодаозначает вместе с тем и приобретение определенной метаинформации онем. Как справедливо заметил Ю. А. Шрейдер, анализируя структуру языкового текста, «любой текст несет, кроме информации, и тот или иной запас метаинформации – ключ к пониманию текста». Поэтому в известномсмысле ключ к расшифровке кода находится в нем самом.

Две разновидности задачи расшифровки кода:прямая и обратная задачи

Выяснение информации, содержащейся в данном коде, заключается в установлении соответствия между знаками, структурами, свойствами кодовогообъекта (его физическими, химическими и т. п. характеристиками) и тем, чтоони «означают» для данной СОС (или их определенного класса). Расшифровкакодавэтомсмыслеможетбытьназванапрямойзадачей:заданкодовыйобъект, требуется выяснить его информационное содержание. В отличие отнее существует обратная задача: когда нам дана некоторая информация, но ее конкретный носитель, то есть кодовый объект, неизвестен; требуетсянайти его и затем установить соответствие между известной нам информацией и свойствами ее носителя.

Обратная задача является, как правило, более трудной, чем прямая.Это объясняется следующим. Если установлено, что данный объект является кодом, то априорно можно полагать, что он обладает лишь однимопределенным «значением» или в крайнем случае весьма ограниченнымнабором «значений» (чрезмерная многозначность и, следовательно, неопределенность снимается здесь контекстом кодовой организации даннойСОС). Иначе обстоит дело, когда мы обладаем некоторой информацией инужно точно определить ее носитель, выявить подлежащий исследованиюкодовый объект. В этом случае одна и та же информация может в принципеиметь неограниченное множество конкретных носителей (кодовых форм),что обусловлено принципом инвариантности информации по отношению кфизическим и вообще субстратным свойствам ее носителя. А поэтому задача значительно усложняется.

Конечно, когда перед нами встает обратная задача, мы также всегдарасполагаем некоторой метаинформацией. Наиболее абстрактной метаинформацией этого рода является задаваемое нашими философскимиустановками убеждение, что носитель информации обязательно существует. Во многих ситуациях мы с большой степенью уверенности делаемследующий шаг в направлении обогащения указанной метаинформации,ограничивая сферу поиска кодового объекта. Например, если речь идетоб информации, переживаемой нами в форме чувственного образа илимысли, то поиск ее непосредственного носителя может быть ограниченмозговыми процессами.

Уточним, однако, что имеется в виду под «обладанием информацией», когда носитель ее неизвестен. Здесь возможны разные истолкования, отражающие сложность и неразработанность проблемы. В общемвиде «обладание информацией» означает непосредственную данностьопределенной информации субъекту. Это – конкретное по своим содержательным и ценностным параметрам знание, выступающее в формемоего сознательного переживания. Последнее обладает рефлексивностью, означающей: я знаю, что я знаю нечто сейчас.

Таким образом, обладание информацией означает определенноезнание, присущее данному субъекту в форме актуально протекающегосознательного переживания. Это знание может возникнуть в результате собственных размышлений или быть сообщено извне (при чтении книги,общении с другими людьми, практических действиях). В каких же случаях допустимо говорить о том, что субъект обладает информацией, ноее конкретный носитель, код, остается для него неизвестным и в какомсмысле он неизвестен?

Возьмем факты, когда информация, ставшая достоянием субъекта,сообщена ему извне. Здесь фигурируют внешние коды, используемые прикоммуникации. Нам известен код – обычные звуковые сигналы, когда мыобретаем информацию, беседуя с кем-либо. Нам известен код, когда мынечто узнаем, читая книгу, улавливая смысл жеста или гримасы (хотя знание средств экстралингвистической коммуникации не столь достоверно,как знание средств языкового общения). Иногда мы довольно точно понимаем мимолетное выражение глаз собеседника, но не в состоянии объяснить, каким образом возникло это понимание.

Приведенные примеры показывают, что выражение «код остается неизвестным» имеет по крайней мере два разных смысла: 1) когда вообщенеизвестен носитель информации, те средства, с помощью которых намсообщена информация, и 2) когда носитель информации, то есть те средства, с помощью которых мы получили информацию, в сущности, известны, но остается неизвестным, как именно, каким образом с помощью этихсредств информация могла быть нам передана.

Второй смысл связан в конечном итоге с прямой задачей расшифровки кода, ибо здесь требуется уточнение кодового объекта и анализспособов кодирования информации. Обсуждаемая же нами обратнаязадача связана с первым смыслом (когда носитель вообще неизвестен изнание о нем имеет в лучшем случае характер зыбкой гипотезы).

Здесь мы вступаем в область загадочных явлений человеческой психики,попытки исследования которых пока еще не привели к общепринятым результатам. Вряд ли уместно отрицать, например, факты интуитивного прозрения относительно намерений других людей, угадывания желаний и дажемыслей близкого человека, ощущения чужого взгляда, совершенно не связанного со зрительным восприятием, и т. п. Конечно, все это обусловленовосприятием каких-то внешних сигналов, но каковы они – вопрос остаетсяоткрытым. Характерным примером, когда прямо говорят о неизвестностиносителя информации, служит научное обсуждение проблемы телепатии.Неизвестность носителя информации может означать не только неведениеотносительно объективно существующих средств передачи информации, скажем, каких-либо физических процессов, но и неумение выделить среди множества известных науке явлений те их комбинации и связи, которыеимеют действительный кодовый статус. Это важно учитывать при анализерассматриваемой проблемной ситуации (есть информация, но неизвестенее носитель, код).

Однако, по нашему мнению, было бы слишком самонадеянным отвергать возможность существования таких носителей информации, которыепринципиально отличаются по своим свойствам от всех известных сейчаскодовых объектов (в том числе и по своим физическим характеристикам!).Исторический опыт убедительно свидетельствует о пользе осознания неполноты фундаментальных принципов научного знания, то есть тех принципов, которые явно или неявно задают критерии существования объективных явлений. Фетишизация этих принципов не раз уже приводилак тому, что некоторые отчетливо и многократно наблюдавшиеся явлениязачислялись в категорию нереальных, и проходили многие годы, преждечем они были реабилитированы.

Если информация действительно передана и воспринята, но ее носитель остается неизвестным, то это создает специфическую проблемную ситуацию, анализ и описание которой должны привести к приблизительным указаниям сферы принадлежности и способа существованияискомого носителя. Его выявление может быть крайне трудным делом,но четкое описание конкретной проблемной ситуации указывает, покрайней мере, где нужно раскидывать сети. Здесь требуются тщательный учет повторений передачи информации, исследование коммуниканта (если он известен). Будучи необходимо связана со своим носителем,информация, так или иначе, выявляет его.

В реальном процессе исследования кодовых зависимостей прямая и обратная задачи обнаруживают тесную связь. В проблематике расшифровкинейродинамического кода психических явлений доминирующее место занимает обратная задача, ибо здесь поиск направлен от информации к ее носителю. Ощутимые успехи в области расшифровки мозговых кодов психическихявлений свидетельствуют о больших возможностях исследовательской мысли в решении такого рода задачи. Следовательно, несмотря на принцип инвариантности информации по отношению к своему носителю, обратная задачаможет считаться принципиально разрешимой, поскольку конкретный акт коммуникации СОС всегда осуществляется на основе ограниченного числакодов (это обусловлено исторически) и в силу того, что возможно выделениеинвариантов кодовых объектов, которые способны выступать в роли метаинформации, определяющей направление и тактику поиска. Чрезвычайнаяактуальность проблематики расшифровки кодов настоятельно требует дальнейшего углубленного методологического анализа, ибо от этого в существенной степени зависят успехи исследования СОС, то есть явлений жизни ичеловеческой культуры.

В заключение еще раз подчеркнем, что идея кодовой зависимости резко противостоит парадигме физикализма. Несостоятельность последнейв области исследования СОС проявляется в том, что она принципиальноисключает из объяснительных посылок факторы историчности, внутренней активности, ценности, целесообразности. Однако их элиминация равносильна отказу от действительного познания природы самоорганизации.Идея кодовой зависимости, сохраняя классический принцип причинногообъяснения, вместе с тем акцентирует внимание исследователя именнона указанных факторах. Она органически сочетает вопросы «почему?» и«зачем?» («для чего?»), ибо познание кодовой зависимости предполагаетнаряду с выяснением физического, субстратного «устройства» носителяинформации (кода) понимание его «смысла», функциональной значимостидля СОС. Именно такого рода познавательная задача выражает властнуютенденцию гуманизации науки в целом и вместе с тем ее, если так можносказать, экологизации, то есть развития во имя всего живого на Земле, винтересах сохранения и прогресса человеческий культуры, Земной самоорганизующейся суперсистемы.

Читайте также

Цитировать

Дубровский, Д.И. Расшифровка кодов (методологические аспекты проблемы) / Д.И. Дубровский. — Текст : электронный // NovaInfo, 2011. — № 7. — URL: https://novainfo.ru/article/2230 (дата обращения: 23.05.2022).

Поделиться