Сознание, мозг, искусственный интеллект

№7-1,

философские науки

Разработка проблемы искусственного интеллекта (ИИ) необходимо связана с результатами исследования естественного интеллекта (ЕИ), который не ограничивается когнитивными функциями, представляет сознательную деятельность в целом. Здесь мы имеем дело с тем, что обычно именуют проблемой сознания. Она – многопланова, ее анализ, помимо уточнения терминологии, предполагает теоретически корректное вычленение основных планов и последующее их соотнесение друг с другом. Не вдаваясь в эту задачу, мы выделим лишь один из основных планов этой проблемы – классический вопрос об отношении сознания к головному мозгу. Исследование этого вопроса способно расширить и углубить наше понимание особенностей информационных процессов, протекающих в головном мозгу, и тем самым стимулировать новые подходы в разработке ИИ.

Похожие материалы

Разработка проблемы искусственного интеллекта (ИИ) необходимо связана с результатами исследования естественного интеллекта (ЕИ), которыйне ограничивается когнитивными функциями, представляет сознательнуюдеятельность в целом. Здесь мы имеем дело с тем, что обычно именуютпроблемой сознания. Она – многопланова, ее анализ, помимо уточнениятерминологии, предполагает теоретически корректное вычленение основных планов и последующее их соотнесение друг с другом. Не вдаваясь в этузадачу, мы выделим лишь один из основных планов этой проблемы – классический вопрос об отношении сознания к головному мозгу. Исследованиеэтого вопроса способно расширить и углубить наше понимание особенностей информационных процессов, протекающих в головном мозгу, и тем самым стимулировать новые подходы в разработке ИИ.

Сознание обладает специфическим и неотъемлемым качествомсубъективной реальности (СР). Мои мысли, мои ощущения зеленого, красного, запаха розы, не говоря уже о переживаниях боли или радости, – всё это не менее реально и значимо для меня, чем стол, за которым я сейчас сижу. Но и сама реальность стола удостоверяется для менямоими психическими, осознаваемыми отображениями данного объекта.СР – это динамический континуум сознаваемых состояний человека,временно прерываемый глубоким сном или случаями потери сознанияи навсегда пресекаемый смертью. Этот континуум в значительной степени центрирован нашим «Я», которое отдает себе отчет о конкретныхявлениях СР и способно управлять некоторыми из них. Качество СР выступает в различных формах (ощущение, образ, эмоция, мысль, чувство <уверенности, волевое усилие и т.п.), оно способно выражать самое разнообразное содержание, но суть его – в субъективном переживании, вего как бы непосредственной данности индивиду (в аналитической философии это качество выражается разными терминами: «субъективныйопыт», «ментальное», «квалиа» и др.).

Именно качество СР создает главные трудности для объяснения связисознания с мозговыми процессами (и более широко – при попытках интегрировать феномены сознания в научную картину мира). В западной аналитической философии преобладает редукционистский тип объяснения в двухего основных вариантах: физикалистском (когда явления СР редуцируютсяк физическим процессам) и функционалистском (когда они редуцируютсяк функциональным отношениям). Сравнительно немногочисленные противники редукционизма (Т. Нагель, Дж. Серл, Д. Чалмерс и др.), высказываяубедительные критические соображения, не предлагают, однако, концептуального решения проблемы «сознание и мозг» (см.: [5, 6]).

Такое решение должно представлять собой теоретически корректныйответ, по крайней мере, на два следующих вопроса:

  1. Как связаны явления СР с мозговыми процессами, если первымнельзя приписывать пространственные и другие физические свойства, а вторые ими по необходимости обладают?
  2. Каким образом явления СР, которым нельзя приписывать физические свойства (массу, энергию), способны служить причинойтелесных изменений, управлять ими?

С ними связан ряд других существенных вопросов (III), которые имеют тесное отношение к проблематике ИИ (о них речь пойдет ниже).Для ответа на два основных вопроса мною предлагается информационный подход (см. подробнее: [2, 3, 4]). Его исходные посылки следующие:

  1. Явление СР связано с определенным мозговым процессом как информация со своим носителем. Им является соответствующая мозговаянейродинамическая система. Явлениям СР действительно нельзя приписывать длины, ширины и т.п. Говорить о пространственной локализацииявления СР можно лишь в том смысле, что оно воплощено в определенном нейродинамическом коде и вне его не существует, а последний имеетсложную структуру и определенное расположение в головном мозгу.
    1. Связь явления СР со своим нейродинамическим носителем являетсяфункциональной, она представляет сложившуюся кодовую зависимость. Рассмотрим сравнительно простой случай. Переживаемый мной в данном интервале образ дерева (обозначим это явление СР через О) имеет своим носителемопределенную нейродинамическую систему (обозначим ее Х). Связь между Ои Х носит именно функциональный характер – это явления одновременные иоднопричинные: Х есть кодовая представленность О или, короче, – код О. Основательное исследование подобных связей предполагает расшифровку кода.Задача расшифровки мозговых кодов психических явлений уже поставлена наповестку дня (вслед за расшифровкой генетического кода и генома человека).
    2. Но что означает расшифровка кода, если информация всегдасуществует только в кодовой форме и от нее невозможно избавиться?Она может означать лишь одно: перевод неизвестного кода в известный.Для каждой самоорганизующейся системы существует два типа кодов.Назовем их «естественными» и «чуждыми». Первые непосредственно «понятны» той системе, которой они адресованы, «прозрачны» длянее, не требуют операции декодирования (частотно-импульсный код навыходе сетчатки сразу «понятен» соответствующим мозговым структурам, слово «дерево» сразу понятно человеку хорошо знающему русскийязык, ему не нужно специально анализировать физические и структурныесвойства этого кодового объекта и т.п.). Декодирование требуется, когдасистема имеет дело с «чуждым» кодом, но оно означает лишь преобразование его в «естественный» код. После того как найден и закрепленспособ такого преобразования, «чуждый» код становится для самоорганизующейся системы «естественным», что знаменует акт ее развития.
    3. Важно учитывать, что и «естественные» и «чуждые» коды могутбыть для самоорганизующейся системы как внешними (например, сообщаемые человеку непонятные слова), так и внутренними (скажем, мозговые коды типа Х), что обусловливает специфику задач, связанных с ихдекодированием и перекодированием. Можно выделить два вида задачрасшифровки кода: 1) «прямую», когда дан кодовый объект и требуется выяснить информацию, которая в нем содержится (здесь мы имеемдело с «чуждым» кодом), и 2) «обратную», когда нам дана определеннаяинформация и требуется установить ее носитель и его кодовую организацию; здесь перед нами «естественный» код и такая задача является, какправило, более трудной (см. подробнее: [3, гл. 5, с. 233 – 250]).
    4. Мозговые коды типа Х являются внутренними «естественными» кодами. Воплощенная в них информация дана индивиду непосредственно в формеявлений его СР (чувственных образов, мыслей и т.п.). Причем не только устройство такого кода, но даже наличие его в нашем мозгу нами совершенно неощущается, не отображается. В явлениях СР нам дана информация как быв «чистом» виде и способность оперировать ею. Таков кардинальный фактнашей психической организации, сложившейся в процессе биологическойэволюции и антропогенеза, ибо живой системе для эффективного функционирования нужна информация как результат адекватного отображения внешнихобъектов, ситуаций, собственных действий и т.д. и в большинстве случаев ненужно отображение носителя информации (в силу принципа инвариантности [2]). У человека же на современном этапе развития общества такая потребность возникает. Расшифровка мозговых кодов явлений СР – реальнаянаучная задача. Ее решение способно вызвать судьбоносные для земной цивилизации последствия как позитивного, так и негативного характера (чтоособенно важно иметь в виду). Если мозговые коды явлений СР будут хотя бычастично расшифрованы, то это затронет фундаментальный принцип социальной самоорганизации – относительную «закрытость» внутреннего, субъективного мира личности. Будет нарушено ее неотъемлемое право: «открывать» другому свои мысли, намерения, чувства и т. п. по своей воле. Кто, как,зачем станет «открывать» другого? Каковы могут быть социальные и иныепоследствия этого? Подобные вопросы требуют тщательного рассмотрениякак в теоретическом, так и в практическом плане.
  2. Явления СР способны служить причиной телесных изменений,управлять ими в качестве информационной причины. Психическаяпричинность есть вид информационной причинности.206 207
    1. Отличие информационной причины от физической причины определяется принципом инвариантности (причинный эффект вызываетсятут именно информацией, на основе сложившейся кодовой зависимости, а не самими по себе физическими свойствами носителя этой информации, которые в принципе могут быть разными). Всякое психическоепричинение осуществляется в сознательно-бессознательном контуреинформационных процессов, который представляет собой исключительно сложный объект для анализа. Трудности усугубляются еще и тем, чтодаже в случае ясно сознаваемого действия, необходимо учитывать в немне только рефлексивное и актуальное, но также уровни арефлексивногои диспозиционального. К тому же возникает проблема речевого оформления явлений СР, языкового кода. Однако в первом приближении правомерно все же выделить такуюразновидность психической причинности, как произвольное действие.Здесь можно сравнительно четко обозначить комплекс явлений СР, выражающих мое намерение совершить определенное действие и управляющих его реализацией. Возьмем простой пример. Я хочу включить светнастольной лампы и делаю это, нажимая кнопку. В данном случае моежелание, побуждение формирует программу действий и запускает цепькодовых преобразований, хорошо отработанных в филогенезе и онтогенезе (имеется в виду последовательное и параллельное включение кодовых программ движения руки и сопутствующих ему других телесных изменений, а также кодовых программ энергетического обеспечения всегокомплекса этих изменений, приводящих к достижению цели). Разумеется, произвольное действие требует более полного описания, мы ограничились лишь общими принципиальными моментами в его объяснении.
    2. Явления СР могут служить причиной не только телесныхизменений, но и причиной изменения других явлений СР, когда,например, одна мысль влияет на другую, влечет другую и т.п. Это повсеместный факт нашего опыта. Однако задача дискретизации континуума СР и вычленения отдельного явления СР вызывает серьезныетеоретические трудности. Тем не менее в ряде простых случаев такаяоперация может быть корректно проведена. Тогда, если одна мысль(А) вызывает другую мысль (Б), то это равносильно преобразованиюнейродинамического кода первой в нейродинамический код второй.Здесь также имеет место психическая причинность. Ведь внутренний«механизм» следования Б из А принципиально не отличается от тех процессов, когда явление СР вызывает определенное телесное изменение. Различны лишь контуры кодовых преобразований, те подсистемы головного мозга в которых они совершаются.
    3. Когда мы говорим об отдельном явлении СР, то важно учитывать,что оно всегда принадлежит данному уникальному «Я» и несет на себеего печать, оно есть момент целостной СР, существующей только в конкретной личностной форме. Эта целостность, определяемая нашим «Я»,представлена тем, что может быть названо эго-системой головного мозга. Будучи структурно и функционально подсистемой головногомозга, эта эго-система образует высший уровень мозговой самоорганизации и управления (именно на этом уровне функционируют кодовыеструктуры типа Х). Она охватывает не только сферу сознательных, нои сферу бессознательных психических процессов, регулирует их взаимодействие. Только в контурах эго-системы информационные процессыприобретают качество СР, что связано со специфическими кодовымипреобразованиями. Эти кодовые преобразования отображают, в частности, и уникальные особенности эго-системы (и, значит, личностныеособенности индивида), в том числе и такой личностный параметр, какволеизъявление. И тут возникает традиционный вопрос о свободе воли,который всегда стоял в центре дискуссий по проблеме сознания и мозга.
    4. Совместим ли феномен свободы воли с детерминированностью мозговых процесов? На этот вопрос можно дать положительныйответ. Здесь нет нужды вдаваться в подробный анализ феномена свободыволи. Для наших целей достаточно признать, что, по крайней мере, в некоторых случаях человек может сам совершать выбор действий, управлять движением своей мысли, переключать внимание, оперировать посвоей воле теми или иными явлениями собственной СР ( представлениями, интенциональными векторами), хотя в составе СР есть такие классыявлений, которые либо вообще неподвластны произвольному оперированию, либо поддаются ему с большим трудом. Но признание пусть частичной способности «Я» оперировать явлениями собственной СР (т.е.информацией в «чистом» виде), например способности переводить А вБ, равносильно признанию того, что я могу по своей воле оперироватьих нейродинамическими кодами. Следовательно, как бы это странно низвучало на первый взгляд, я могу по своей воле оперировать некоторым классом своих мозговых нейродинамических систем,т.е. управлять ими (хотя и совершенно не чувствуя этого; не ведая, что творю!). Более того, это означает, что я могу оперировать не тольконекоторым наличным множеством собственных мозговых нейродинамических систем, активировать и дезактивировать их определенную последовательность, но и формировать направленность кодовых преобразований (в тех или иных пределах) и, наконец, создавать новые кодовыепаттерны типа Х. Нельзя же отрицать, что человек своим творческимусилием продуцирует оригинальные мысли, уникальные художественныеобразы. Эти новообразования в сфере его СР имеют свое необходимоекодовое воплощение в его мозговой нейродинамике.
    5. Поскольку способность создавать новообразования в сфере СРравнозначна способности порождать новообразования на определенномуровне мозговой нейродинамики (кодовой организации типа Х), то этодает основание говорить о постоянной возможности расширения диапазона возможностей саморегуляции, самосовершенствования,творчества. И это относится, конечно, не только к управлению своимипсихическими процессами, но и к управлению телесными процессами, кпсихосоматическим контурам саморегуляции. Когда человек, как иногдаговорят, силой воли подавляет боль (или когда йог вызывает у себя замедление сердечного ритма), то это означает, что он формирует у себятакие паттерны мозговой нейродинамики, такую цепь кодовых преобразований, которые «пробивают» новый эффекторный путь и «захватывают» вегетативные и другие нижележащие уровни регуляции, обычнозакрытые для произвольного управления.
    6. Но способность управлять собственной мозговой нейродинамикой может быть истолкована только в том смысле, что нейродинамические системы типа Х, взятые в их актуальной и диспозициональнойвзаимосвязи, являются самоорганизующимися, образуют в мозгучеловеческого индивида личностный уровень мозговой самоорганизации(эго-систему). Следовательно, акт свободы воли (как в плане производимого выбора, так и в плане генерации внутреннего усилия для достижения цели) есть акт самодетерминации. Тем самым устраняется тезисо несовместимости понятий свободы воли и детерминизма, но последнеедолжно браться в смысле не только внешней, но и внутренней детерминации (задаваемой программами самоорганизующейся системы).
  3. Изложенное выше дает ряд существенных оснований для сопоставления мозга и компьютера, прежде всего в плане осмысления различия информационных процессов, осуществляемых каждым из них, понимания той весьма большой дистанции, которая существует между ними. У компьютера нет субъективной реальности. Информационный процесс, лишенный качества СР, отличается по своей организации, посвоим структурным, оперативным и целевым характеристикам оттого информационного процесса, который специфичен для эго-системы головного мозга. Разумеется, многие информационные процессыи в головном мозгу и тем более в других подсистемах нашего организмаидут «в темноте» (как выражаются некоторые западные философы), недают о себе знать в виде субъективных проявлений. С чисто функциональной точки зрения, добавка в виде явления СР кажется излишней.Но это именно кажимость. На самом деле возникновение в ходе эволюции СР ознаменовало новый этап и новый тип самоорганизации. Здесьвозникает ряд вопросов, которые должны стать предметом тщательногоанализа.
    1. Пока нам известны два вида СР – животный и человеческий.Весьма вероятно, что в других звездных мирах есть существа, обладающие СР совершенно иного типа (предмет не только для фантазирования, но и для теоретических размышлений). Хотя некоторые выдающиеся ученые и философы (Дж. Экклз, К. Поппер и др.) отрицаливозможность создания таких систем ИИ, которые способны обладатьСР, подобная возможность теоретически обоснована (тем более в отношении различных симбиозов ИИ с ЕИ). Это вытекает из принциповфункционализма (которые, по нашему убеждению, сохраняют рациональный смысл, могут служить не только редукционистским целям, нои нередукционистским объяснениям СР, что я пытался продемонстрировать выше). Функциональное описание и объяснение логически независимо отфизического описания и объяснения, что, как известно, убедительнобыло показано А. Тьюрингом, Х. Патнэмом и др. Это обязывает принять тезис об изофункционализме систем, развитый Тьюрингом (одини тот же набор функций может быть воспроизведен системами, различными по своим субстратным, физическим свойствам). Для обоснованиятезисов об изофункционализме систем и о возможности обретения искусственным интеллектом качества СР важное теоретическое значениеимеет принцип инвариантности (ПИ) информации по отношению к физическим свойствам ее носителя. Из него следует возможность возникновения различных вариантов кодовой самоорганизации. Тот вариант, который возник в ходе эволюции, был не единственно возможным. Разумеется, ПИ не означает безразличия физических свойств носителя информации, но лишь то, что одна и та же информация может иметь носители с разными физическими свойствами. В ходе эволюции отбиралиськоды наиболее экономичные в энергетическом отношении, наиболеекомпактные по своей организации и т.п. (так сформировались фундаментальные коды земных самоорганизующихся систем – код ДНК, частотно-импульсный код в нервной системе, язык). Да, теоретически быливозможны иные варианты, но в доступном нам мире существует лишьтот вариант самоорганизующейся системы, наделенной СР, которыйбыл изобретен, создан биологической эволюцией. И он, так или иначе,указывает пути сближения ИИ с ЕИ.
    2. Вопрос о возникновении СР – это прежде всего вопрос о способе представленности информации для сложной самоорганизующейся системы и способе использования ее для управления своим целостным функционированием (поведением). Этот новый способпредставленности информации и оперирования ею в целях управлениявозник в связи с чрезвычайным усложнением живой системы (включающей множество самоорганизующихся подсистем) и потребностью нахождения оптимальных средств поддержания ее целостности, централизации самоотображения и управления (как условия реализацииадекватного поведения и в конечном итоге выживания). В силу множества уровней и структур самоорганизации в развитом организме (клетки,органы, системы дыхания, кровообращения и др.) эволюция постояннорешала проблему соотношения иерархических, кооперативных иконкурентных контуров управления в структуре целостногоорганизма, соотношения централизации и относительной автономности в функционировании его подсистем. Возникновение психики, способности отображения и управленияв форме СР явилось ответом на эти проблемы. Представленность информационных процессов в форме явлений СР – чрезвычайно удобный,экономичный, высокооперативный способ получения, переработки ииспользования информации в целях эффективного управления многосложным организмом, централизации его действий, которая (централизация) интегрирует нижележащие уровни управления (в клетках, органах и т.п.), сохраняя их определенную автономию. Представленностьинформации в форме СР позволила резко расширить не только «содержательный» («когнитивный») диапазон информации, но в еще большейстепени ее ценностные измерения – посредством различных эмоциональных состояний, таких мощных субъективных регуляторов и стимуляторов поведения как боль, оргазм, чувство голода. У высших животныхСР достигает значительной степени индивидуализации и разнообразияпсихических модальностей.
    3. В процессе антропогенеза произошло качественное развитиепсихического отображения и управления – возникло сознание, отличительная черта которого в том, что СР сама становится объектомотображения и управления в форме СР. Другими словами, создается возможность, по существу, неограниченного производства информации об информации и способность наряду с информационнымуправлением телесными изменениями также и управления информационными процессами на уровне СР. Для этого формируется специальная кодовая система – язык. Развивается способность абстрагирования, возникает высокая степень свободы оперирования информациейв «чистом» виде – типа мысленных действий, предваряющих реальныедействия, мысленного моделирования вероятных ситуаций, прогнозирования, проектирования, фантазирования, творческих решений, самополагания и волеизъявления. Все эти функции ЕИ заведомо отсутствуют укомпьютера. В отличие от высших животных (у которых тоже можно обнаружитьнечто сходное с нашим «Я», своего рода Самость, выражающую психические особенности данного индивида, его целостную форму СР, способность совершать выбор в сложных ситуациях) у человека СР обретаетновую динамическую структуру. Элементарный феноменологическийанализ показывает, что наша СР имеет своей базовой динамическойструктурой единство противоположных модальностей «Я» и «неЯ». Это означает, что «Я» всегда полагает себя через свое «не-Я», вформе которого способно выступать любое «содержание» (информация) – внешняя предметность, явления собственного тела, социальные общности с которыми «Я» себя идентифицирует или которым оно себя противопоставляет, наконец, само «Я» и его отдельные атрибуты. В двуедином динамическом контуре «Я – не-Я» постоянно совершается как быдвойное отображение, двумерный информационный процесс (в которомодновременно отображается и некоторый объект и само его отображение); в нем происходят все текущие ценностно-смысловые преобразования,формируются и реализуются деятельно-волевые проекции (подробноэти вопросы анализируются в [4]. См. раздел «Структура субъективнойреальности»). Это прежде всего и знаменует качественное отличие сознания от психики высших животных. Платой за такой новый уровеньорганизации информационных процессов у человека являются новыеформы психической патологии, раздвоение личности. Животные не болеют шизофренией.
    4. Феноменологические характеристики ЕИ (см.: [7]), посредствомкоторых обычно указывают на качественное отличие ЕИ от ИИ, выражаютсущественные структурно-функциональные особенности информационных процессов в головном мозгу. Как свидетельствуют данные нейроморфологии и нейрофизиологии, в головном мозгу переработка информациисовершается одновременно, параллельно во многих различных по своимфункциям структурах, результаты которой анализируются и выборочноинтегрируются в зависимости от актуализованной цели, от хода решениязадачи. Переработка информации в головном мозгу, выражающая текущую мыслительную деятельность, совершается отнюдь не по жесткойдвоичной логической схеме. Скорее, эта логика представляет собоймногозначную логику, в которой число значений истинностиесть величина переменная; при этом число значений истинностименяется в зависимости от характера решаемой задачи и, возможно, от разных этапов ее решения. В этой многомерной динамической структуре двоичная логическая схема лишь один из существенныхмоментов процесса переработки информации. Головному мозгу присущиразвитые функции вероятностного прогнозирования, весьма оригинальные, эффективные способы сжатия информации и выборки нужных элементов из памяти, эвристического синтеза и другие операции, которыевряд ли допустимо приписывать современным компьютерам.
    5. Сказанное, конечно, не умаляет роли и возможностей ИИ. Выдающиеся достижения компьютерных наук и информационных технологий положили начало новому этапу цивилизации – информационномуобществу. Проблемы дальнейшего развития ИИ будут в существенноймере определять судьбы человечества. Но это обязывает нас к тщательному анализу и реалистическим оценкам широковещательных проектов.Среди ряда cпециалистов в области ИИ бытует убеждение, что быстронарастающая вычислительная мощь компьютеров скоро приведет к появлению у них сознания. Так, наш бывший соотечественник профессор А.Болонкин, живущий ныне в США, рассуждает следующим образом:уже создан компьютер в 8 терафлоп, лет через 20 будет построен «суперкомпьютер, мощность которого превзойдет мощность мозгов всегочеловечества». Следовательно, такой компьютер не может не обладатькачеством, присущим отдельному человеческому мозгу (см.: [1]).

К сожалению, однако, это вовсе не тот случай, когда огромное количественное накопление приводит к новому качеству. Здесь как раз ясновыступает узость, ограниченность «вычислительной» трактовки сознанияи мышления, которая подвергалась основательной критике. Примеромтакой критики могут служить контраргументы выдающегося математикаР. Пенроуза. Он убедительно показывает, что даже собственно «математическое понимание» не может быть сведено к вычислительным операциям, подчеркивает «невычислимый характер математического восприятия»[12, с. 117]. Но это относится не только к математическому, но ко всякомупониманию. Оно составляет важнейшую особенность всякой познавательной деятельности, неотъемлемое свойство сознания. Понимание «является весьма общей чертой, присущей всем человеческим существам,и эта способность принципиально не является вычислительной по своейприроде, вне всякой зависимости от математики» [Там же, с. 118].

«Вычислительная» трактовка сознания и мышления представляет собой один из вариантов редукции сознания к «когнитивным операциям».При этом качество СР оказывается чем-то эфемерным, нереальным. Этопозиция так называемого «сильного ИИ». Весьма популярный ее представитель, американский философ Д. Деннет, иронизируя по поводу «тайного огня сознания», прямо заявляет, что главным признаком сознанияявляется «функционирование когнитивно-информационных процессов»(см.: [14, с. 216–218]). В таком случае сознание можно приписывать всемсистемам, способным совершать «разумные операции» и прежде всего,конечно, компьютеру. Подобная позиция крайне уязвима, она отвергаетсябольшинством философов, обсуждавших проблемы ИИ.

Существенное сближение ИИ с ЕИ предполагает более глубокое исследование ЕИ. На прошедшей недавно конференции по философии ИИ (Январь, 2005г, Москва) многие докладчики справедливо подчеркивали, что наиболее узким местомкомпьютерного моделирования является недостаточная исследованность ЕИ. Наиболее основательно и многопланово это было выражено в докладе А. П. Огурцова «Достижения и трудности моделирования интеллектуальных актов». В нем убедительно показано, что «перспективыкомпьютерного моделирования и нейрокомпьютеринга – это перспективыфилософии и психологии сознания. Именно ими будет создан новый языканализа сознания, в том числе интеллекта, который найдет свою амплификацию в компьютерных моделях» [11, с. 59]. С этим нельзя не согласиться.А. П. Огурцов справедливо утверждает: «Все компьютерные модели далеки от биологической основы работы интеллекта» [Там же, с. 57].

Это принципиальное обстоятельство осознают и специалисты в области компьютерных наук, те, кто непосредственно занимаются моделированием интеллектуальных функций. Так, В. Г. Редько, говоря о том,что развитие теории «нейронных сетей» связано с внедрением в «нейроинформатику» высокоэффективных математических методов, вместес тем отмечает: «Однако, несмотря на чрезвычайную активность исследований по нейронным сетям и нейрокомпьютерам, многое в этих исследованиях настораживает. Зачастую изучаемые алгоритмы выглядят какбы «вырванным куском» из общего осмысления работы нервной системы. Исследуются те алгоритмы, для которых удается построить хорошиемодели, а не наиболее важные для понимания свойств мышления, работы мозга и для создания систем искусственного интеллекта» [13, с. 94].«Все это указывает на необходимость максимально полного пониманияработы биологических систем обработки информации и свойств организмов, обеспечиваемых этими системами» [Там же, с. 94–95].

В этой связи принципиальное значение имеют современные нейро-физиологические исследования психической деятельности, в особенности использующие методы позитронно-эмиссионной томографии, функционально-магнитного резонанса, многоканальной записи электрических и магнитных полеймозга. В последнее время достигнуты существенные результаты в изучениитех мозговых информационных процессов, которые лежат в основе субъективных переживаний, обусловливают возникновение ряда явлений СР, в томчисле относящихся к процессу мышления. Здесь прежде всего должны бытьотмечены исследования А. М. Иваницкого и ряда других авторов, получившихблизкие результаты (Дж. Эделмен, В.Я. Сергин и др.).

В работах Иваницкого (см.: [9, 10] и др.), проводимых на протяжениивот уже более тридцати лет, убедительно показано, что качество субъективного переживания связано с определенной организацией мозговыхпроцессов и возникает при сопоставлении в зонах коры мозга вновь поступившей информации с той, которая извлечена из памяти. «Такое сопоставление возникает в результате кольцевого движения возбужденияс его возвратом к местам первоначальной проекции после дополнительной обработки в других структурах мозга» [10, с. 717]. Автором четкообозначены временные параметры перехода физиологического процесса на тот уровень его организации, который связан с возникновениемощущения. Это цикл, длящийся примерно 150 мс, названный автором«кругом ощущений», в котором осуществляется сравнение сенсорного сигнала со сведениями, извлеченными из памяти, включая данные означимости сигнала. Ощущение, как простейшее субъективное переживание, есть результат «информационного синтеза», совершающегося в рамках указанного цикла (см.: [10, с. 717 – 718]).

Иваницким показано, что принцип возврата возбуждения и информационного синтеза оправдывает себя не только в случае ощущений, нои при анализе весьма сложных субъективных состояний, связанных спроцессами мышления. Найденный эволюцией и используемый в ходеразвития психики животных, он сохраняет свое значение для пониманиятех мозговых процессов, которые лежат в основе высших форм психической деятельности, человеческого сознания (см.: [10, с. 719 – 721]).

Важно подчеркнуть, что проводимые в этом плане исследованияпреследуют стратегическую цель: выяснение существенных и необходимых свойств того типа самоорганизации, который создает представленность для системы информации в форме СР и способностьоперировать ею (в «чистом» виде), что имеет первостепенное значение для создания новых направлений разработки ИИ.

В заключение хотелось бы еще раз подчеркнуть следующее. Психикаи сознание – уникальный эффект биологической самоорганизации, найденный в процессе эволюции. Современные искусственные информационные системы далеки от самоорганизации такого типа, более того, самипо себе они не могут быть названы самоорганизующимися системами вточном смысле этого слова, ибо на входе и на выходе у них стоит человек,задающий программу и использующий результат их деятельности.

Как уже отмечалось, теоретически мыслимо искусственное создание самоорганизующихся систем такого типа, которые обретут, наконец, главное отличительное свойство ЕИ – субъективную реальность(пусть хотя бы в ее элементарных формах). Но пока развитие компьютерной техники идет не в этом направлении. Возможно, к решениюзадачи тако-го рода нас в чем-то приблизят квантовые компьютеры.

Но в любом случае ее решение должно быть связано с воспроизведением некоторых структурно-функциональных аналогов биологической самоорганизации. Иное трудно себе представить. Хотя, конечно, в общемплане, отметим это еще раз, нельзя исключать две возможности:

  1. где-то во Вселенной существует некий тип самоорганизации, качественно отличный от нашего, земного, но тоже обладающий СР (которая,впрочем, может быть столь же отличной от нашей, человеческой СР);
  2. человеческий разум изобретет некую самоорганизующуюся систему, качественно отличающуюся от самоорганизации биологическоготипа, у которой появится своя СР, пусть и отличная в чем-то или во многом от нашей человеческой СР.

Однако способы реализации этих двух возможностей не поддаются конкретным представлениям (даже на уровне литературной фантастики анализлегко выявляет всё те же стандартные структуры нашей СР, незамысловатые интерпретации, аранжировки и перекомпоновки их смысловых, ценностных, оперативных фрагментов, не более того). Эти две отмеченныевозможности слишком маловероятны, чтобы служить какой-либо опоройпри нынешнем проектировании дальнейших разработок проблемы ИИ.

Теоретически мыслима в общих чертах и та новая электронная цивилизация, которую с энтузиазмом обрисовывает проф. Болонкин (создание«электронного человека» путем переписи хранящейся в его мозгу информации в чипы и достижения таким способом его бессмертия, которое станетреальным, как обещает автор, всего через 20–25 лет). Эта цивилизацияэлектронных трансгуманоидов якобы неизбежно придет на смену нынешней, имеющей биологическую основу. А поэтому, как полагает проф. Болонкин, биологическая самоорганизация обречена! Такого рода мыслимаявозможность (как всякая мыслимая возможность) остается весьма проблематичной и, конечно же, она крайне далека от конкретного осуществления.Между тем наша земная цивилизация находится в сильном цейтноте (прежде всего из-за быстрого нарастания масштабов и последствий экологического кризиса). И мы должны сейчас быть озабочены, в первую очередь,не столько созданием «электронного человека» и его бессмертием, сколькосохранением жизни обычного человека и земной жизни в целом.

Позиции Болонкина противостоит стратегическая установка, опирающаяся на традиционные ценности и здравый смысл. Она не спешит расторгнуть связь человека с его биологическим телом, не спешит заменятьего трансгуманоидом, подчеркивает наличие больших ресурсов самоорганизации и самосовершенствования у биологических систем и человеческого общества, поддерживает веру в творческие и благие силы разума,научного познания, в продуктивное развитие информационных технологийи робототехники на благо людей. И она, конечно, уповает на преодолениеэкологического кризиса и сохранение земной жизни как фундаментальной,непреходящей ценности. Такая стратегическая установка является болеереалистичной и ответственной, хотя она тоже в ряде отношений проблематична, требует дальнейшей основательной, творческой разработки. В этомплане высокую актуальность приобретают проблематика духовного и телесного, сознания и мозга, вопросы касающиеся развития связей и взаимодействий ИИ с ЕИ, различных форм их симбиоза в будущем, как средстварешения насущных задач человечества.

Список литературы

  1. Болонкин А. (Человек – бессмертен! – Интервью с профессоромАлександром Болонкиным) // Известия. – 1998. – 8 сентября.
  2. Дубровский Д.И. Психические явления и мозг. Философский анализ проблемы в связи с некоторыми актуальными задачами нейро-физиологии, психологии и кибернетики. – М.: Наука, 1971.
  3. Дубровский Д.И. Информация, сознание, мозг. – М.: Высшая школа, 1980.
  4. Дубровский Д.И. Проблема идеального. Субъективная реальность. – Изд. 2-е. – М.: Канон, 2002.
  5. Дубровский Д.И. Проблема духа и тела: возможности решения // Вопросы философии.– 2002. – № 10.
  6. Дубровский Д.И. Новое открытие сознания? (По поводу книги Дж. Серла «Открывая сознание заново») // Вопросы философии. – 2003. – № 7.
  7. Дубровский Д.И. Гносеология субъективной реальности. К постановке проблемы // Эпистемология и философия науки. – 2004 – № 2.
  8. Дубровский Д.И. В «Театре» Даниэла Деннета (По поводу одной популярной концепциисознания) // Философия сознания: история и современность. – М., МГУ, 2003.
  9. Иваницкий А.М. Главная загадка природы: как на основе работы мозга возникают субъективные переживания // Психологический журнал. – 1999. – № 3.
  10. Иваницкий А.М. Естественные науки и проблема сознания // Вестник Российской Академии Наук. – 2004. – Т. 74. – № 8.
  11. Огурцов А.П. Достижения и трудности в моделировании интеллектуальных актов // Философияискусственного интеллекта: Материалы Всероссийской междисциплинарной конференции. – М., 2005.
  12. Пенроуз Р. Большое, малое и человеческий разум. – М., 2004.
  13. Редько В. Г. Эволюционная кибернетика. – М., 2003.
  14. Dennet D. Consciousness Explaind. – Boston, 1991.218 219