Проблема возникновения третьей мировой войны и особенности ее освещения в СМИ

№25-1,

филологические науки

В статье последовательно рассматриваются общее состояние проблемы возникновения мировой войны, опасность разрушительных конфликтов для общества в целом и роль журналистики в решении вопросов информирования и урегулирования конфликтных ситуаций. Рассматриваются также основы безопасности и поведения журналиста в «горячих» точках планеты.

Похожие материалы

Ежедневно, читая прессу или просматривая телевизионные передачи, мы сталкиваемся с самой опасной проблемой современного мира – военные конфликты. Эта проблема связана с различными противоречиями: всеобщей мировой напряженностью, неравным положением государств на мировой арене, бездумной эксплуатацией исчерпаемых ресурсов, соперничества между различными этносами, последствиями «холодной войны» и др.

Конфликты являются составляющей жизнедеятельности любого общества, их нельзя избежать. Но в стабильных демократических обществах эти столкновения обретают мирный характер, выливаясь в общественные дискуссии и дебаты, противостояние политических партий и социальных групп, критику власти, в том числе и в средствах массовой информации. Такие конфликты не наносят вреда основной структуре общественного управления и государственности, оставляют неизменными сущность выборной системы, вдыхая в них новую жизнь и пополняя энергией. Жестокие, разрушительные конфликты, наоборот, приводят к подрыву самой сути социальных институтов, приводя к тому, что утрачивается юридическая сила законов, а люди не могут рассчитывать на безопасность. При этом в круг противоречий чаще всего попадают все новые страны.

После создания термоядерного оружия была разработана новая концепция войны, которая может стать объективным явлением, в результате чего погибнут сотни миллионов людей и разрушится мировая цивилизация. А. Эйнштейн в письме президенту США Г. Трумэну в 1945 году писал: «Я не знаю, каким оружием будет вестись Третья мировая война, но в Четвертой будут использоваться палки и камни». Действительно статистика впечатляет: в XVII столетии в ходе вооруженных конфликтов погибло 3, 3 млн человек, в XVIII веке – 5, 4 млн, в XIX веке, вплоть до первой мировой войны – уже 5, 7 млн. Первая мировая война унесла примерно 20 млн человек, Вторая – 50 млн жизней. Но и после 1945 года продолжаются локальные столкновения в различных регионах мира. Сейчас уровень вооружения достиг таких вершин, что нельзя верить даже столь пессимистичным прогнозам. Стало очевидностью, что третья мировая война не только уничтожит все человечество, но и саму жизнь на Земле. Даже малой части современного оружия хватит, чтобы наступила необратимая экологическая катастрофа.

Первостепенное решение проблемы возникновения третьей мировой войны зависит не только от ее разрушительных последствий, но и создает гарантии решения остальных проблем в условиях ненасильственного мира без ядерного оружия и сотрудничества всего мирового сообщества.

Прошлый век с его мировыми войнами еще более обострил проблему мира и войны. В это время активно стало развиваться пацифистское движение – «доктрина, призывающая к полному избавлению от войн, милитаризма и насилия». Его исследователи, являясь последователями И. Христа («Если тебя ударили по одной щеке, подставь другую»), М. Т. Цицерона («Самый несправедливый мир я предпочел бы самой справедливой войне»), Л. Толстого (учение о непротивлении злу насилием) и многих других, разрабатывают свои методы избавления человечества от разрушительных войн. Одни полагают, что для избавления от конфликтов нужно, чтобы население Земли стало стабильным, другие придумывают мероприятия, помогающие удовлетворить агрессивную природу человека, например, участие в состязаниях, связанных с риском для жизни, или даже просмотр таковых по телевизору. Норвежский ученый Й. Галтунг предложил минимизировать насилие и несправедливость в мире. А. Печчеи видел решение проблемы в изменении людьми своих взглядов и привычек усовершенствовании их человеческих качеств.

Поиск пути предотвращения нового мирового конфликта начался во время Второй мировой войны. С 1942 года обсуждались структура и основы деятельности международной организации, которая смогла бы развивать межгосударственное сотрудничество и в случае конфликта помогать в мирном урегулировании спорных вопросов. В 1945 году был подписан устав Организации Объединенных Наций, которая взяла на себя данную миссию. В 1955 году образовалось Пагуошское движение – «общественное движение ученых за мир, разоружение, международную безопасность и научное сотрудничество», основным документом которого стал Манифест Рассела – Эйнштейна. Организация выпускает журналы, распространяющие идеи участников («Известия Пагуошского движения по науке и мировым делам», «Пагуошские новости» и др.). Члены движения не представляют никакую организацию или страну, дискуссии проводятся при закрытых дверях – такие строгие традиции вкупе с участием известнейших умов человечества принесли свои плоды, оцененные в 1995 году Нобелевской премией.

Не раз в дальнейшем после начала «холодной» войны мир оказывался на грани ядерной катастрофы. Особенно велика опасность начала третьей мировой войны была во время Карибского кризиса в октябре 1962 года, вызванного тайным перебросом и расположением на острове Куба военных подразделений и частей Вооруженных Сил СССР, техники и вооружения, в том числе и ядерного оружия.

В результате предпринятых попыток решения проблемы ядерное оружие не использовалось после Второй мировой войны, активно проводятся мероприятия по всеобщему разоружению. Почти весь ядерный потенциал сейчас находится у России и США, используясь пока только как элемент устрашения. Однако с 2013 года политологи и историки, эксперты (например, В. Штоль) начинают говорить о том, что третья мировая война уже фактически началась с локальных конфликтов 1999 года (бомбардировки Югославии силами НАТО) и сейчас находится в стадии обострения, переживая конфликт на Украине. Кроме того, существует опасность попадания ядерного оружия в руки отдельных террористических организаций и тоталитарных реакционных режимов.

Временем появления военной журналистики в России считается 1808 год, когда стал издаваться первый специализированный журнал на военную тематику под названием «Артиллерийский журнал». Чуть позже, во время Кавказской войны XIX века, на фронт впервые отправился самостоятельный отряд журналистов. Впоследствии военная журналистика продолжала свое развитие, совершенствуясь от конфликта к конфликту, меняя свои отношения с властью и постепенно обрастая сводом правил, которые частично были отражены в Кодексе профессиональной этики российского журналиста. Там в частности говорится, что «журналист сознает, что его профессиональная деятельность прекращается в тот момент, когда он берет в руки оружие». Данное правило не действовало на фронтах Великой Отечественной войны и в более ранних конфликтах, когда журналист, снимая и записывая, вынужден был еще сражаться.

Классикой считается пример первостепенной роли массмедиа в предотвращении военного конфликта международного значения во время Карибского кризиса 1962 года. Тогда непосредственное участие Московского международного радио (сейчас «Голос России») помогло не допустить столкновения СССР и США – сообщение советского руководства, устраняющее напряженность ситуации, транслировалось по радио до его официального получения Вашингтоном.

В современном информационном обществе роль СМИ, увеличиваясь повсеместно, приобретает поистине масштабный характер во время вооруженных восстаний, при этом сообщения массмедиа могут и сами спровоцировать агрессию.

Согласно одной точке зрения журналисты должны выступать с активной позицией, поддерживая мир и отрицая конфликты, но чаще всего это означает, что журналисту придется занять определенную политическую позицию. А предназначение журналиста заключается не в поддержании одной стороны, а в предоставлении информации, объяснении происходящего. В условиях, когда информация сама становится оружием, придерживаться нейтральной позиции, и тем более плюрализма мнений, становится все труднее, однако есть примеры, когда журналистам удавалось освещать военный конфликт с различных сторон.

Можно вспомнить, обращаясь к опыту российских журналистов, освещение некоторыми московскими массмедиа конфликта в Нагорном Карабахе в 1990-х годах. Отдельные издания показывали военные столкновения с разных точек зрения – и с азербайджанской, и с армянской. Причем, когда редакция имела материал от своего корреспондента из Азербайджана, то, чтобы получить мнение из Армении, материал заказывался местным журналистам.

Журналистика способна не только информировать мирных граждан о ходе боевых действий, но и быть «нейтральной территорией», где участники конфликта проводят переговоры друг с другом. Массмедиа могут также выступить наблюдателем, следящим за соблюдением достигнутых мирных соглашений, особенно если эти соглашения – тайные. Особенно важно здесь – грамотно построенный политический диалог между представителями властных структур и журналистами, где обе стороны должны помнить, что «только совместные усилия государственной власти и прессы могут привести к эффективному выполнению СМИ функции регулирования общественного мнения, что жизненно необходимо развитию гражданского общества».

Исследования подтверждают, что лучший способ для журналистов добиться урегулирования военного конфликта – это обратить на него свое повышенное внимание, что неизбежно приведет к вмешательству в проблему самых разных государств и антивоенных организаций. Но это касается лишь тех ситуаций, когда конфликт уже вошел в острую фазу.

Существует ряд правил, разработанных для журналистов, попавших в «горячую» точку. Чаще всего эти рекомендации уже прошли испытания кровью и исходят от многих десятков журналистов, прошедших войну от начала до конца или даже потерявших жизнь во время своей профессиональной деятельности. Перечислим основные из них:

  1. Журналист не должен участвовать в войне, брать в руки оружие, надевать военную форму. Это является признанной догмой, подкрепленной опытом многих десятилетий разных вооруженных конфликтов. Обязательно нужно иметь с собой все сопутствующие документы (командировочное удостоверение, аккредитацию и др.) и бронежилет с надписью «Пресса».

  2. Нужно четко осознавать, что существует информация, которая может быть открыто опубликована, и информация, которая является запрещенной. Последняя включает название и месторасположение особых формирований, данные о наступательных операциях или об отмененных или отсроченных операциях и др. Закрытая информация часто попадала в печать по вине журналистов в русско-японскую войну. Например, публиковалось изображение войск и подпись «Части 20-го армейского корпуса на позиции при Ляохе» или в центральную печать давалась информация о выступлении на фронт конкретных офицеров. Конечно, японская сторона легко могла воспользоваться такими данными для корректировки своих действий, используя их против нашей страны.

  3. Необходимо стремиться к объективности, беспристрастности, тщательно проверять факты. Ярким примером, когда однобокое освещение конфликта негативно повлияло на общественное мнение, стала Первая чеченская война (11 декабря 1994 года — 31 августа 1996 года). Тогда журналисты не получали достаточной информации от командования федеральной войсковой группировки, оцепление не работало, поэтому представители СМИ свободно проходили на чеченскую сторону, которая стала для них основным источником. Исследователи отмечают, что результатом этого стало то, что российские массмедиа «усиленно оплакивали судьбы беженцев из Чечни, десятками штамповались репортажи о „бедных солдатиках”, „несчастных срочниках, которых подставили мерзавцы-командиры” и одновременно о „зверях-контрактниках”, уничтожающих мирное население».

  4. Не нужно мешать военным во время проведения военных операций.

  5. Необходимо иметь соответствующую физическую и психологическую подготовку, потому что хорошего военного журналиста определяет, прежде всего, его опыт и умение держаться и выходить из критических ситуаций. У журналиста, отправляющегося на войну не должны вызывать затруднение следующие вопросы: «Что делать, угодив под перекрестный огонь? Как вести себя в случае похищения, как держать себя на допросе? Как обнаружить и обойти мину? Как и чем помочь себе при ранениях различной степени тяжести?»

  6. Ознакомиться с нравами и обычаями той страны, в которую придется поехать и стараться их не нарушать. Иметь с собой валюту этой страны, а также карту местности.

  7. Думать о последствиях показа жестокостей войны (сцены насилия, трупы) для психологически неподготовленного зрителя. Особенно это касается телевидения, где видеоряд говорит сам за себя, но и яркий репортаж в газете способен оказать удручающее воздействие на сознание аудитории.

Существует еще одна важная рекомендация, придерживаться которой должны все без исключения журналисты независимо от специфики и географии издания в мирное и военное время. Это культивирование терпимости и стремления к урегулированию конфликтных ситуаций на всех уровнях без применения насилия. Данное требование также отражено в Кодексе профессиональной этики российского журналиста: «Журналист полностью осознает опасность ограничений, преследования и насилия, которые могут быть спровоцированы его деятельностью. Выполняя свои профессиональные обязанности, он противодействует экстремизму и ограничению гражданских прав по любым признакам, включая признаки пола, расы, языка, религии, политических или иных взглядов, равно как социального и национального происхождения».

Ключевая роль журналистики в демократическом обществе должна заключаться в предоставлении информации, предоставлении форума для общественных дебатов, посвященных выбору путей развития общества и мониторинге действий правительства. Демократичные массмедиа – разносторонни и плюралистичны по сути, должны уметь доносить до общества различные мнения, самую разнообразную информацию и точки зрения, существующие в обществе.

Список литературы

  1. Новая философская энциклопедия / под ред. В. С. Степина: В 4 т. Т. 4. – М. : Мысль, 2001. – 736 с.
  2. Большой Российский энциклопедический словарь. – М.: Дрофа, 2009. – 1888 с.
  3. Дементьева К. В., Потапов П. Ф. Региональный аспект взаимодействия прессы и власти / К. В. Дементьева, П. Ф. Потапов // Регионология. – 2010. – № 2. – С. 225-229.
  4. Богомолов Ю. Война как средство массового общения // Журналист. – 1995. – №6. – С. 28-30.
  5. Кодекс профессиональной этики российского журналиста [Электрон. ресурс] // Союз журналистов России. – Режим доступа : http://www.ruj.ru/_about/code_of_professional_ethics_of_the_russian_journalist.php/. – Загл. с экрана.