Городской конфликт в градостроительной практике: технология согласования интересов

№12-1,

Социологические науки

Реальная практика по изменению окружающей среды показывает, что любое из них сопровождается обострением конфликтов и способствует самоорганизации жителей в группы по защите своих жизненно важных интересов. Выделим несколько важных, на наш взгляд, факторов, способствующих обострению противоречий и проявлению конфликтов в крайних формах.

Похожие материалы

Группа исследователей и консультантов по управлению Центра социального управления, коммуникации и социально-проектных технологий Института социологии РАН на протяжении нескольких лет разрабатывала технологии и подходы к анализу городских конфликтов. С 1997 года была организована социологическая школа конфликтологии, одной из задач которой было подготовить социологов к исследовательской и практической деятельности в конфликтной ситуации.

Почему городских? Такого определения конфликта нет практически ни в одной теоретической работе по конфликтам. Городским мы назвали конфликт потому, что причиной его были изменения, которые происходили в городской среде в связи со строительством автомобильных дорог (домов) или тех изменений, которые оказывают различное, чаще негативное, влияние на городских жителей. В этой главе будет изложена методология исследования и реализация технологии согласования интересов в городском конфликте.

Принятие программ строительства в крупных городах, приводит к тому, что в изменения окружающей среды оказываются вовлеченными многие жилые массивы. Методология исследования и вмешательства социологов в городской конфликт, включала в себя следующие аспекты социальной технологии:

  • разработку теоретических подходов и методологических схем, с которыми социологи могут вступать в конфликтную ситуацию;
  • постановку целей, задач и методов работы социологов в зоне конфликта;
  • выявление объективных и субъективных проблем, возникших в результате работы социологов в зоне конфликта;
  • разработку методических приемов и технологии взаимодействия с конфликтующими сторонами;
  • выявление предмета противоречия между группой социологов и заказчиком по поводу конфликта между заказчиком, строителями и жителями.

Особенность такого подхода заключается в том, что в его рамках используются две взаимоувязанные стратегии - социально-диагностическая и конструктивно-коммуникативная, которые встраиваются в управленческий цикл на стадии, предваряющей принятие управленческого решения. Были разработаны методы диагностики локальной ситуации, включающие в себя целый ряд взаимодополняющих процедур - зондажно-информационное и социально-историческое обследование места, анализ содержания любых документальных и иных текстовых источников, ситуационно-биографические и фокус-интервью, экспертные опросы и социальное картографирование, использование специализированных прогнозно-проектных игровых техник и т.п. Это позволило группе социологов отойти от узкопрофессиональной специализации, предоставляя возможность, как бы «схватить» в целостности такое ключевое социальное явление, как конфликтная ситуация, где в центр внимания ставится «не просто Человек и/или Среда, но те обменные (метаболические) процессы, которые происходят между ними».

Разработанная социальная технология согласования интересов основывается на экоантропоцентрической парадигме социального познания и теории социальной коммуникации (автор - Т.М. Дридзе), а также на инновационной технологии обучения, позволяющей готовить специалистов к деятельности в конфликтах (автор - Л.Н. Цой).

Итак, принятие программы строительства новой транспортной магистрали в г. Москве общей протяженностью около 350 км. привело к тому, что в зоне влияния этой магистрали оказались многие московские жилые массивы. Неподготовленность местной власти (а более всего, - инвесторов и заказчиков) к диалогу с жителями вызывало глубокое недовольство и эмоциональное раздражение жителей, что привело к противостоянию (порой нерациональному, хотя и не случайному) с теми, кого они посчитали виновниками своих бед. В этой связи весной 1998 года в Центр социального управления, коммуникации социально-проектных технологий Института социологии РАН обратился заказчик с просьбой об оказании профессиональной помощи. Главное, что он хотел бы получить в результате работы социологов - это то, чтобы жители не препятствовали строительству первой крупной развязки новой транспортной магистрали, а также, чтобы конфликт не приобрел жесткие формы противостояния со стороны жителей.

Добиться этого было возможно лишь при условии проведения комплексного, локального социально-диагностического исследования, направленного на выявление интересов жителей и согласования этих интересов с заказчиком и строителями. Для этого была сформирована междисциплинарная исследовательская группа (научный руководитель исследования - Т. М. Дридзе, ответственные исполнители - Л.Н. Цой и Е.М. Акимкин). Она включала социологов, психологов, эколога и архитекторов-дизайнеров среды, экономиста, юриста и специалистов по системному компьютерному моделированию. Это позволило выработать весьма эффективную методологию и технологию работы социологов в зоне городского конфликта. В данной главе будут раскрыты следующие их аспекты:

  • цели, задачи и методы работы социологов в зоне конфликта;
  • объективные и субъективные проблемы, возникшие в результате работы социологов в зоне конфликта;
  • методические приемы и технология взаимодействия с конфликтующими сторонами;
  • противоречия между группой социологов и заказчиком. (Имя заказчика в тексте не указано).

Нам важно посмотреть на конфликтную ситуацию с точки зрения возможностей вмешательства социологов в конфликты и выявление некоторых закономерностей, с целью их учета в профессиональной деятельности будущих конфликтологов - практиков.

Социологи в зоне городского конфликта: цели и задачи работы

Цель работы - провести локальную социальную диагностику для выявления причин конфликтной ситуации и согласования интересов заказчика (строительной организации), органов власти, жителей и других заинтересованных сторон, связанных со строительством развязки крупной транспортной магистрали проходящей через жилой массив.

Практические задачи:

  1. Анализ и диагностика реальной ситуации в зоне строительства и на смежных территориях.
  2. Информирование жителей о строительстве, в том числе с помощью специально адресованного им буклета.
  3. Запуск процессов самоорганизации в целях совместной защиты интересов жителей.
  4. Снижение агрессивности у части жителей по отношению к проекту и строительству.
  5. Консультирование представителей заказчика, органов власти, руководства строительной организации и жителей по вопросам профессионального регулирования конфликтных ситуаций.
  6. Информирование заказчика о запросах, опасениях и пожеланиях жителей, связанных со строительством.
  7. Организация консультаций экспертов и разъяснений заказчиком причин и планов своих действий в зоне строительства.
  8. Помощь в подготовке материалов для СМИ о проекте и строительстве, на основе документации и по результатам исследовательской работы социологов.
  9. Подготовка и юридическое оформление договора между заказчиком, органами власти, руководством строительной организации и жителями.

Анализ ситуации на момент привлечения группы социологов

Ситуацию, которая сложилась между заказчиком, жителями и властями по поводу осуществления проекта можно было охарактеризовать как предконфликтную. К началу работы в Районную управу пришло несколько писем возмущенных жителей. Однако, каково действительное положение дел с формированием социальных групп разной активности, каковы их интенции и потенциал в ужесточении конфликтных форм, не было известно. С учетом того, что строительные работы начались, а жители не были осведомлены о том, как будет изменена окружающая среда, что они приобретут, а что потеряют, можно было предположить, что неуправляемые действия социальных групп, чьи интересы ущемляются, могут быть активизированы не в направлении позитивного отношения к заказчику и представителям власти. В предконфликтной ситуации оказались, таким образом, следующие субъекты взаимодействия: заказчик, органы власти, строители и жители, населяющие дома, расположенные вблизи стройки. В этой ситуации комплексная работа профилактического характера, безусловно, важна для всех вышеперечисленных социальных субъектов.

На первоначальном этапе социологами была составлена программа действий. Социологическая группа выступила в этих условиях в качестве посредника по согласованию интересов жителей, властей и заказчика. Особое внимание следовало сосредоточить на удовлетворении интересов той части жителей, чьи интересы были наиболее ущемлены. Было решено создать Информационный Центр социологического сопровождения (ИЦСС) строительства транспортной магистрали на обследуемом участке. Основной принцип социологического сопровождения включал три взаимосвязанных положения:

  • полноценное знание локальной социальной ситуации;
  • формирование у населения адекватных представлений о проекте строительства, способствующих конструктивно-позитивному отношению к проекту и готовности участвовать в его улучшении там, где это возможно;
  • разъяснение жителям и всем конфликтующим сторонам их прав и обязанностей.

Информационный фон: городские газеты как источник информации о строительстве

Одним из аспектов анализа ситуации является выявление степени и уровня информированности населения о намечаемом строительстве. Для формирования у населения адекватных представлений об этом следовало выяснить, что уже известно жителям о планах московского правительства, связанных с прокладкой новой транспортной магистрали и о конкретной развязке в зоне жилого массива. При этом было немаловажно определить, какой образ намечаемой программы строительства создают печатные средства массовой информации в общественном сознании.

Было проанализировано содержание шести основных московских газет. Наибольшей активностью по сравнению с другими газетами отличалась «Московская правда». Информация давалась о ситуации в целом. Интонация публикаций о проблемах положительная, подчеркивалась важность новой автомагистрали для города, для жителей. Со строительством связывалось решение транспортной проблемы. Исключением можно считать публикации «МК» и «АиФ», тон публикаций которых об интересующих предметах отличался обычным для них сарказмом. В материалах этих газет, строительство связывалось с неосуществленными проектами и тем самым, опосредованно, создавалась почва для недоверия, принижения значимости нового проекта для города, а также порождалось сомнение в его продуманности и реальности его реализации. Заказчик лишь в одной статье был упомянут в положительном контексте.

Анализ содержания публикаций московской прессы до начала работы ИЦСС дал следующие результаты: удалось найти лишь один материал, специально посвященный строительству конкретной развязки; только в двух публикациях она упоминалась и то мимоходом. Строительство часто рассматривалось в контексте неприятностей, которые оно может принести, например, владельцам гаражей оказавшихся под угрозой сноса. Это позволило понять, что до начала строительства сколько-нибудь глубокой и целенаправленной подготовительной работы по формированию общественного мнения проведено не было. Это серьезное упущение нашло затем подтверждение в результатах опросов. В условиях недостатка информации население создает свой образ ситуации на основе слухов, страхов и т.п.

Правовое поле городского конфликта

Фактически, как уже отмечалось выше, выделилось четыре субъекта конфликтной ситуации: заказчик, специалисты-проектанты и эксперты, органы власти (районная Управа) и жители (около 4000 человек), населяющих дома, в той или иной мере задеваемые последствиями нового строительства. Хотя мы и предполагали, что строители являются одной из конфликтующих сторон, на самом деле жители понимали, что строители - это исполнители принятых решений, и не считали их виновниками своих бед, за исключением нарушения правил самого строительного процесса (спешка, шум, ночные работы и т.п.).

Проектанты и эксперты, а первоначально и социологи, воспринимались жителями в качестве контрагентов. Для того чтобы жители поняли, что социологи рассматривают их как равноправных участников градостроительного процесса и намерены способствовать учету их интересов, в ИЦСС было проведено несколько встреч социологов с инициативными группами и наиболее активными жителями.

Необходимо было определить, в каком нормативно-правовом поле и какими законодательными актами регламентирована деятельность конфликтующих сторон. Соответственно, в качестве фундаментальной правовой основы под этим углом зрения были проанализированы:

  • Конституция РФ;
  • Гражданский кодекс РФ;
  • Градостроительный кодекс РФ (принят Государственной Думой 8.04.98 г. и одобрен Советом Федерации 22.04.98 г.);
  • Закон города Москвы «О защите прав граждан при реализации градостроительных решений в городе Москве» (от 25.06,97, №21-51);
  • Распоряжение Мэра г. Москвы №54-РМ от 22.01.98 г. «О порядке участия граждан в обсуждении градостроительных планов, проектов и решений, связанных с использованием городских территорий».

Анализ показал, что в этих законодательных актах в общей форме конституционно закрепляются права и обязанности граждан РФ, их объединений, организаций и социальных институтов. Центральным пунктом является защита прав каждого гражданина. В соответствие с Законами России каждый гражданин имеет право на благоприятную окружающую среду, на достоверную информацию, на возмещение вреда, причиненного здоровью и имуществу граждан в результате нарушения законодательств РФ о градостроительстве.

Основными регламентами, обозначенными в этой части общеправового пространства, предусмотрены следующие положения:

  • участие граждан и общественных объединений в осуществлении градостроительной деятельности;
  • государственное нормирование градостроительной деятельности;
  • лицензирование градостроительной деятельности отдельных видов;
  • государственный и общественный контроль над осуществлением градостроительной деятельности и соблюдением законодательства РФ о градостроительстве;
  • привлечение к ответственности лиц, виновных в нарушении законодательства РФ о градостроительстве.

Необходимо учесть, что нормативно-законодательные акты Федерального уровня, применительно к конкретной ситуации, дополняются нормативно-законодательными актами г. Москвы, как объекта градостроительной деятельности особого регулирования. При этом в ряде моментов, московской властью были сделаны опережающие, по сравнению с РФ, шаги в развитии законодательной базы в области градостроительства. До принятия Градостроительного кодекса РФ, уже было принято несколько Законов и Распоряжений, регулирующих градостроительную деятельность в столице России. Это значит, что условия и ситуация, в которой осуществляется градостроительство в г. Москве, не только имеют специфические характеристики, но и, в случае адекватной правоприменительной практики, могли бы с успехом служить профилактике конфликтов, возникающих в ходе выработки, принятия и реализации градостроительных решений.

Распоряжение мэра г. Москвы о «Порядке участия граждан в обсуждении градостроительных планов, проектов и решений по вопросам, связанным с использованием городских территорий» от 22 января 1998 года вышло через полтора года после принятия архитектурно-планировочного задания на строительство транспортной магистрали, о которой идет речь в этой главе. Фиксация этого факта очень важна в связи с тем, что конституционное право граждан на получение своевременной и достоверной информации об изменении окружающей среды, подкрепленное теперь конкретным пакетом законов города Москвы, в ту пору отсутствовало.

В 1937 году, когда создавался проект третьего транспортного кольца, никто не мог даже помыслить о том, чтобы согласовывать с жителями принятое решение о строительстве новой автомагистрали. Сейчас по закону соблюдение этого права обеспечивают префекты административных округов, районные Управы, заказчики, разработчики проектов. Жители правомерно задают вопросы, связанные с нарушением вышедших за это время нормативно-законодательных актов, регламентирующих их права на участие в обсуждении проекта. Более того, реализуя свое недавно возникшее право на информацию, граждане требуют ознакомить их не только с проектной документацией, но и с экспертными заключениями по интересующим их вопросам. И хотя, в утвержденных ГОСТах, СНиПах, Инструкциях и справочниках могут разобраться только специалисты, не надо быть специалистом, чтобы понять, что ТЭО, так называемые технико-экономические обоснования, экспертизы, и согласования документации, должны предшествовать выдаче ордера на проведение земляных и строительных работ. И значит, жители должны были быть ознакомлены с проектной документацией и информацией, связанной со строительством, проводимым около их домов, до начала таких работ, а не тогда, когда работы уже начаты.

Учитывая возникновение новой правовой ситуации, социологи в первую очередь приступили к информационному обеспечению жителей по всем вопросам строительства. Для этого, как уже отмечалось, с приходом группы социологов был создан Информационный Центр социологического сопровождения строительства (ИЦСС). В этом Центре жители могли ознакомиться со всей имеющейся документацией и внести свои предложения и пожелания, а также высказать свои опасения.

Группа социологов начала работать непосредственно с жителями на вполне законных основаниях, выполняя в частности уже упоминавшиеся выше законодательные акты, а также Постановление Правительства Москвы №419 от 26 мая 1998 г., п. 8 «Об организационно-технических мероприятиях по проектированию и строительству первоочередных участков внутригородской кольцевой автомагистрали». Это потребовало учета следующих выявленных нами правовых коллизий:

Решение Правительства Москвы о порядке участия граждан в обсуждении градостроительных планов было принято спустя несколько десятков лет, после того как было принято решение о строительстве обсуждаемой транспортной магистрали.

К началу работы социологов с жителями в ИЦСС отсутствовали ТЭО, поэтапный план строительства, и необходимые экспертные заключения, включая разрешение на строительство от санитарно-эпидемиологической службы.

Ордера на проведение подготовительных работ были выданы без согласования их с необходимыми инстанциями.

Вопросы, связанные с перемещением временных автостоянок и возможных компенсаций, отраженные в Распоряжении первого заместителя Премьера г. Москвы (№174-РЗП от 11.03.98 г.) не в полной мере были согласованы с органами местной власти и с жителями.

В связи с продолжением строительных работ при неполном комплекте градостроительной документации, предконфликтная ситуация стала обостряться. Начались протестные действия жителей, не всегда согласующиеся с законом и способные вылиться в деструктивные формы. Этому способствовало и существование на обследуемой территории весьма активной инициативной группы, состоящей по преимуществу из бывших членов прекратившего свое существование, в силу истекшего срока регистрации, Совета территориального общественного самоуправления (СТОС).

Дальнейшая работа по профилактике деструктивных форм конфликта была непосредственно связана с приведением всей документации по проекту в соответствие с законодательными актами, а также с необходимостью глубинной социально-диагностической работы в зоне конфликта и с формированием адекватных представлений о строительстве у жителей.

Анализ состава населения домов, находящихся в зоне строительства

В соответствии с теоретико-методологическими принципами социально-диагностического исследования и социальной экспертизы, при подготовке и реализации стратегий городского развития необходимо, в частности, учитывать все имеющиеся сведения о социальном составе и условиях проживания постоянного населения, находящегося в зоне строительства с точностью до конкретных домов, входящих в зону согласования интересов. Это необходимо для того, чтобы знать, кого конкретно и в какой степени заденут планируемые преобразования, чьим интересам может быть нанесен ущерб. Эти сведения позволяют заранее предвидеть возможные источники социальных напряжений, а также отобрать тех, с кем целесообразно встретиться, побеседовать, кого можно привлечь к групповой работе, а порой и к сотрудничеству. С этой целью была разработана форма сбора информации о составе жильцов каждой квартиры, типов семей, расположения квартир (в частности тех, окна которых выходят на стройку). С использованием этой формы был проведен сбор информации, содержащейся в карточках прописки и финансовых лицевых счетах жильцов дома. В результате этой работы, проведенной научными сотрудниками Центра социального управления, коммуникации и социально-проектных технологий были получены точные данные:

  • о генеральной совокупности жильцов дома - выявлен их общий социально-демографический состав;
  • о количестве квартир в подъездах и составе жителей, их населяющих; о количестве и типах семей;
  • о численности жителей избирательного возраста (этот показатель важен для определения количества жильцов, имеющих право участвовать в обсуждении градостроительных решений и в создании органов территориального общественного самоуправления).

Данные, полученные в результате этой работы, позволили не только получить точные сведения о генеральной совокупности, но и определить выборочную совокупность для проведения социологических опросов, организации групповой и консультативной работы.

Опросы жителей

На завершающей стадия этапа анализа и диагностики ситуации, еще до начала активной работы по информированию населения, были проведены опросы жителей домов, находящихся в зоне строительства. Задачи опросов состояли в том, чтобы:

  • определить уровень информированности населения дома о строительстве;
  • выяснить из каких источников, и по каким каналам население получает информацию;
  • выяснить, какие формы информирования общественности наиболее целесообразны с точки зрения самого населения и тем самым должны быть использованы как на этом объекте, так и в дальнейшей работе;
  • выяснить насколько мнение Инициативной группы, состоявшей, как уже отмечалось, из бывших членов СТОС, соответствует мнению остальных жильцов дома;
  • определить готовность населения к конструктивному диалогу;
  • проанализировать, в какой мере население доверяет муниципальной власти, ее органам, доверяет ли оно территориальному общественному самоуправлению;
  • ответить на вопрос, в какой мере лидеры инициативной группы известны населению, могут ли они в полной мере представлять все население;
  • подготовить жителей к выходу информационного буклета о строительстве;
  • выделить среди населения группы, готовые к диалогу и группы, которым население доверяет обсуждать свои проблемы по поводу строительства для привлечения их к дальнейшей работе;
  • собрать предложения по благоустройству улиц и набережной;
  • сформировать положительный образ ИЦСС, что крайне важно для следующего этапа работы группы социологов;
  • уточнить технологию работы с жителями при реализации масштабных градостроительных проектов.

Опрос проводился в форме интервью. Была подготовлена анкета, содержащая закрытые, полузакрытые и открытые вопросы. Такая сложная композиция анкеты, позволила получить точные количественные распределения ответов на ряд вопросов, а одновременно, при работе с открытыми вопросами, получить достаточно широкий спектр позиций жителей по наиболее сложным проблемам.

По итогам двух проведенных опросов были получены следующие результаты:

  • Удалось выделить три группы населения, определяющие отношение к строительству: противники, сторонники и безразличные.
  • Выявилось очевидное преобладание жителей, настроенных по отношению к строительству развязки негативно.
  • Перевес противников с их более жесткой аргументацией над сторонниками строительства был явно обусловлен недостаточной информированностью населения о строительстве.

При этом сами жители высоко оценивали уровень своей информированности, хотя было установлено, что информация о строительстве проходила по неформальным каналам, а это, разумеется, не самые надежные каналы.

Оказалось, что основная часть жителей настроена позитивно по отношению к деятельности правительства Москвы по развитию транспортной системы города. Однако, поддерживая развитие транспортной инфраструктуры города в целом и осознавая важность решения этой проблемы, жители выступали против строительства конкретной развязки, поскольку это затрагивало их интересы. Эти настроения обострялись. Процесс информирования жителей, в ходе работы социологов, а также проведение социальной диагностики и запуск переговорного процесса, направленного на согласование интересов, осуществлялся на фоне доминирования слухов, сплетен, дезинформации и использования конфликтной ситуации некоторыми гражданами (членами инициативной группы), с целью получения политических «очков» на предстоящих выборах.

Было установлено, что большинство жителей домов, в которых проводился опрос, не испытывает доверия ни к муниципальной власти, ни к инициативной группе, ни даже к соседям. Инициативная группа, действующая стихийно и, якобы, выражающая мнение жителей, не пользуется их доверием. Члены этой группы и ее лидеры вообще были известны лишь очень небольшой части населения.

Обобщив полученную информацию, социологи пришли к следующим выводам:

  • Необходимо было ликвидировать информационный вакуум, который оказался заполнен домыслами и слухами.
  • В работе с жителями также необходимо было усилить акцент на том положительном, что может принести им «развязка» и, тем самым, расширить список аргументов в пользу строительства.
  • Следует по возможности убедить (но без обмана) жителей в том, что часть потерь, связанных со строительством, будет устранена. Например, что уничтоженные зеленые насаждения будут не только восстановлены, но и благоустроены.
  • Важно незамедлительно дать ответы на те вопросы, которые волнуют жителей, чтобы рассеять слухи и подозрения.

В дальнейшей работе целесообразно опереться на ту часть жителей, которые проявили готовность участвовать в переговорном процессе, направленном на согласование интересов.

К совместной работе можно привлечь тех жителей, которым соседи готовы доверить право представлять их интересы. Для работы с ними целесообразно использовать фокус-группы (групповые интервью), что позволит выявить сложившиеся представления о содержании проекта строительства и собрать предложения в проект Договора о согласовании интересов.

На этой основе необходимо осуществить социально-проектную разработку будущего облика улиц и набережной, разработать варианты благоустройства территорий, пострадавших от строительства.

Данные опроса показали, что наиболее предпочтительными формами информирования жители сочли листовки и буклеты, контакты с социологами из ИЦСС, встречи с проектировщиками, собрания и конференции.

По результатам интервью и фокус-групп можно было сделать вывод, что наиболее сложной для жителей оказалась проблема их самоорганизации для согласования интересов с другими участниками ситуации. Население пока не готово к подобной организации и тем более к формированию территориальной общины и даже органов общественного самоуправления.

Создание ИЦСС на территории микрорайона, попадающего в зону реконструкции и (или) нового строительства позволило организовать регулярные встречи и консультации жителей с проектантами, застройщиками, представителями местной власти, помогая им получать не только информацию из «первых рук», но и эмоционально-психологическую поддержку, почувствовать, что о них заботятся и с ними считаются.

Информирование жителей

Из договора социологов с заказчиком следовало, что всю необходимую и достоверную информацию о строительстве жителям предоставляет заказчик, а социологи доводят эту информацию до жителей, с учетом их готовности к ее восприятию. Между тем, первый же опрос жителей обнажил множество неожиданных для заказчика и для социологов причин и трудностей на пути согласования строительства. Чтобы понять это, напомним о ситуации, в которой началась работа группы социологов по информационному обеспечению жителей. Жители не были уведомлены о принятом градостроительном решении. Строители просто отгородили часть территории и начали работать. Точной и достоверной информации жителям предоставлено не было, что породило массу слухов. При отсутствии разъяснений, эти сведения были восприняты большинством жителей как основная информация. Таким образом, к моменту прихода группы социологов на объект у большей части жителей сложилось негативное отношение к строительству. Именно поэтому одной из важнейших задач, вставших перед социологами Информационного центра, явилась задача сбора достоверной информации о проекте и состоянии дел, связанных с его реализацией. Процесс сбора подобной информации намного труднее сбора весьма поверхностных сведений о происходящем на основе анализа городской прессы и административных документов. Достоверную информацию социологам удалось получать:

  • На совещаниях в Управе района.
  • На стихийных собраниях жителей и в процессе общения с ними в ИЦСС.
  • Из ответов заказчика, проектантов и экспертов на вопросы жителей.
  • В личных беседах социологов с проектантами, строителями, руководством заказчика.

Эта информация доводилась до жителей по следующим каналам:

  • на совещаниях у заказчика;
  • через районные газеты;
  • по кабельному телевидению;
  • в информационных листовках для жителей;
  • в информационном буклете;
  • в ходе личных консультаций.

Первоначально группа социологов предложила заказчику построить информирование жителей по нижеприведенной схеме (Схема 11). Данная схема позволяла:

  • Подготовить экспертов, проектантов, заказчика и районную управу к беседе с жителями.
  • Своевременно и более оперативно информировать жителей о строительстве.
  • Реализовать законы о градостроительстве и защите интересов жителей.
  • Способствовать процессам согласования интересов сторон, участия жителей как потребителей будущих услуг в реализации градостроительных решений.

Схема информирования жителей, которая была предложена заказчику социологами

Схема 1. Схема информирования жителей, которая была предложена заказчику социологами

Однако предложенная нами схема 1, в соответствии с которой социологи налаживали бы коммуникацию между всеми участниками градостроительного процесса друг с другом (в том числе и с жителями) не была принята заказчиком, поскольку проведение встреч специалистов-экспертов и. других субъектов с жителями вызывало множество затруднений.

В итоге, как показал анализ, первые попытки организации соответствующего пространства для коммуникации, не дали эффекта диалога: практически полностью отсутствовало понимание сторонами друг друга.

Это было связано с тем, что жители при встречах в большей степени хотели, чтобы специалисты и иные инстанции услышали их страхи, переживания, слухи и упреки, обвинения и т. д., а потом уже дали свою оценку строительства. Специалисты к такому разговору в «естественных условиях» готовы не были; это было видно на стихийно организованных собраниях, на которых специалистов просто сгоняли с трибуны. Поэтому заказчик предложил информировать жителей по иной схеме (Схема 2), превращавшей социологов в «передаточную» инстанцию, а не «сводящую» жителей непосредственно с их оппонентами.

Схема Информирования жителей, по которой стал действовать заказчик, без согласования с социологами

Схема 2. Схема Информирования жителей, по которой стал действовать заказчик, без согласования с социологами

Следует отметить, что при организации информационного обеспечения жителей, может использоваться любая из приводимых схем. Выбор той или той схемы зависит от поставленных задач и договоренностей с заинтересованными лицами.

В нашем случае реализация схемы 2 позволила достичь следующих результатов:

  • Снизить эмоциональный накал жителей по отношению к проекту, к строительству и специалистам.
  • Выявить вопросы жителей и направить их заказчику, а затем, получив ответы, довести их до сведения жителей.
  • Однако работа по этой схеме, в соответствии с которой заказчик уходил от непосредственного контакта с жителями, сопровождалась:
  • Увеличением срока получения жителями необходимой информации.
  • Снижением эффективности коммуникации между жителями и заказчиком.
  • Переносом негативного отношения жителей к строительству на группу социологов, которые доводили до жителей предоставляемую им проектной организацией и заказчиком информацию о строительстве.
  • Формированием критического отношения жителей к группе социологов, которые были не в состоянии профессионально отвечать на технические вопросы.

Поскольку в конечном итоге Информационный Центр социологического сопровождения был функционально воспринят как место, где можно пожаловаться, выразить свое недовольство и отношение не только к строительству, но и вообще высказаться по всем вопросам социальной реальности. Жители в дальнейшем стали консультироваться у социологов и привлеченного ими к работе юриста по поводу оформления жалоб и заявлений, не относящихся к строительству. Социологи им в этом не отказывали. К тому же, социологи организовали несколько встреч с журналистами, предоставив им достоверную информацию о происходящем. Информационный Центр способствовал более объективному освещению в СМИ градостроительной ситуации в зоне транспортной развязки.

Информирование жителей практически завершилось рассылкой буклета, содержание которого было согласовано с заказчиком, НИиПИ Генплана, Москомархитектурой, Мосинжпроектом. Социологи в этом буклете предъявили свою позицию и задачи, которые они будут решать в конфликтной ситуации. Вот полный текст обращения к жителям.

«Российское общество социологов» (РОС),

Институт социологии РАН

Уважаемые жители!

Сложившаяся в Москве тяжелая транспортная обстановка заставила столичные власти принять программу строительства новых транспортных магистралей общей протяженностью около 350 км. В зоне влияния этих магистралей окажутся многие московские жилые массивы. Проект тоннеля Кутузовской развязки 3-го транспортного кольца является частью этой программы. Для обеспечения жителей необходимой информацией о проекте в Москве впервые создана контактная социологическая группа.

Мы постараемся обеспечить Вам доступ к интересующей Вас информации о проекте и будем способствовать тому, чтобы ваши опасения и пожелания, связанные с ним были обсуждены со специалистами, а связанные со стройкой потери были по возможности компенсированы на договорной основе. Выработка соответствующих соглашений происходит в процессе переговоров между заинтересованными сторонами.

Практика подобных переговоров показывает, что их участники оказываются в выигрыше тогда, когда весь переговорный процесс направлен на сотрудничество и поиск взаимоприемлемых решений. И чем раньше начнутся переговоры, тем успешнее будет их результат. Именно этому намеренны способствовать социологи.

После получения этой информации вопросы жителей носили в большей степени чисто технический или уточняющий характер. Они стали больше доверять социологам, чаще обращаться к ним за советом и помощью. Тем не менее, критический настрой к проекту, и недоверие сохранились у определенной части жителей. Для изменения у них негативных установок требовался длительный период времени и конструктивное взаимодействие всех субъектов конфликтной ситуации.

Процессы протестной самоорганизации жителей непосредственно были связаны с запоздавшим информационным обеспечением, так как новая информация, которая отвечала укоренившимся стереотипам в общественном сознании, инициировала процессы группового сплочения и способствовала убеждению жителей в своей правоте. Жители провели 6 акций протеста и направили около 10 писем в разные инстанции, в том числе Президенту России.

Таким образом, информирование жителей происходило в ситуации, когда подготовительные строительные работы уже начались, а жители уже сформировали свое отношение к строительству на основе слухов, сплетен, страхов и тотального недоверия к органам власти на всех уровнях. Это привело к тому, что любые сведения о стройке воспринимались ими как враждебные, а на их транслятора (группа социологов) осуществлялся эмоционально­психологический перенос недоверия и агрессии, сопровождаемые обвинениями, угрозами и поиском «компромата».

Каждый документ подвергался со стороны жителей тщательному критическому изучению, а энергия была направлена на выявление недостатков или обнаружение несоответствий с нормативными требованиями. С другой стороны, восприятие достоверной информации не могло быть основано только на доверии, она действительно должна была проверяться, в том числе и жителями. Реализацию этого права взяла на себя Инициативная группа, которая до прихода социологов потребовала прекращения строительства, поскольку получила поддержку от СЭС (письмо зам. главного санитарного врача СЭС).

Запуск процессов самоорганизации

Как уже отмечалось выше, к моменту работы группы социологов существовавший до этого Совет территориального общественного самоуправления (СТОС) утратил права юридического лица, так как не оформил заново всю необходимую документацию для перерегистрации.

Состоявшееся стихийное собрание жителей, инициированное небольшой группой активистов и Советом ветеранов войны и труда, обнаружило их общее стремление к поиску людей, которым можно доверить представительские функции. Неформальным лидером собрания стал человек, назовем его условно К. Р., который взялся после собрания подготовить все документы.

Однако внутри инициативной группы, состоявшей из бывших «стосовцев» возникли коммунальные конфликты (в большей степени эмоционально-психологического характера), в результате которых К. Р. утратил лидерские позиции и был смещен с председательского «поста».

За время лидерства он успел выпустить несколько листовок, призывающих жителей к борьбе за свои права, а также обвинил социологов, создавших ИЦСС в дезинформации жителей. Одновременно он просил социологов оказать ему консультативную (в том числе и юридическую) помощь в подготовке документации. Такая помощь была ему оказана, после чего инициативная группа пригласила социологов к сотрудничеству, пообещав в дальнейшем не дискредитировать их профессиональные действия.

Следует отметить, что появление группы социологов на территории начавшейся стройки привлекло внимание не только местной общественности и неформальных лидеров, но и многих жителей, населяющих дома, оказавшиеся в зоне ее влияния. Им было неясно, какова роль социологов в ситуации нарастающего противостояния инициативной группы строительству. «Не свои», «чужие», получающие зарплату у заказчика, то есть у одной из конфликтных сторон, ясно, что они будут защищать интересы заказчика» - таково было распространившееся мнение, совпадающее с суждением: «Кто платит - тот и музыку заказывает!».

При встречах с инициативной группой социологам задавались открытые вопросы и предложения; «Если Вы будете бороться с нами за запрет строительства, тогда мы будем с Вами сотрудничать». Это стало началом процесса самоорганизации, который усиливался на фоне неприятия «чужих». Это была защитная реакция в отстаивании своего права на влияние и формирование общественного мнения у жителей. Группа социологов и инициативная группа начали действовать параллельно.

Информационный листок о работе Центра социологического сопровождения (затем буклет), а также организованный социологами прием жителей в ИЦСС активизировали процессы самоорганизации инициативной группы и одновременно усилили некоторое «окукливание», но и разотождествление инициативной группы с жителями. В бывший Красный уголок на встречи с инициативной группой, что ранее практиковалось, жители ходить перестали. В то же самое время они стали все чаще приходить в ИЦСС, вносить свои предложения, высказывать свои опасения и страхи. Социологи перешли в режим индивидуального консультирования, позволяющий работать с каждым членом инициативной группы и с жителями индивидуально.

В этот период инициативная группа начала сплачивать свои ряды, выходя на пикеты. Однако динамика участия жителей в пикетах подтвердила оторванность инициативной группы от жителей. Активность инициативной группы в основном была направлена на:

  • поиск «слабых» мест в той документации, с которой инициативная группа знакомилась в ИЦСС;
  • написание и рассылку в различные инстанции писем-жалоб и обвинений заказчика и группы социологов в том, что и те, и другие не учитывают интересы жителей;
  • привлечение новых сторонников в инициативную группу;
  • подготовку и организацию пикетов, оформление плакатов и транспарантов;
  • привлечение внимания СМИ и политиков.

Ядро инициативной группы состояло из 9-10 человек и не увеличивалось на протяжении двух месяцев. При встречах с социологами, инициативная группа старалась создавать имидж сплоченной группы, однако внутренние конфликты и противоречия не позволяли им действовать сплоченно. Многие из них не знали нормативно-правовых актов в области градостроительной деятельности, а также были неспособны построить коммуникацию с оппонентом; не унижая и не оскорбляя другую сторону. К тому же преобладание протестных настроений в сознании инициативной группы не способствовало углубленному анализу процессов самоорганизации и поиску адекватных форм поведения в сложившейся ситуации.

Здесь важно отметить, что помимо бывшего СТОСа жители домов располагали еще двумя видами общественных организаций, обладавших в настоящем или прошлом юридическим статусом, а именно: Советом ветеранов войны и труда (который, как и СТОС, не успел вовремя пройти перерегистрацию, и по этой причине, потерял свой юридический статус) и тремя гаражно-строительными кооперативами (ГСК).

Активно действовавшая инициативная группа помимо нескольких бывших активистов СТОСа, включала в себя несколько человек из Совета ветеранов войны и труда. Представители же ГСК игнорировали действия инициативной группы, так как были достаточно уверены в том, что они свои права будут защищать сами, без посредников.

Жители домов, в основном признававшие прошлые заслуги СТОСа, вновь созданную инициативную группу, в качестве приемника СТОСа не приняли. В итоге процессы самоорганизации в инициативной группе проходили замкнуто, на фоне противостояния не только строительству, но и значительной части жителей.

Рационально мыслящих людей среди жителей оказалось достаточно, однако в инициативную группу они входить не желали. Причин этому несколько. И главная из них состояла в том, что инициативная группа в большей мере руководствовалась лишь своими собственными соображениями, целями, не отражая настрой большинства жителей обследованных домов. Тем более, что из-за недостаточного числа здравомыслящих жителей инициативная группа порождала страхи, слухи, сплетни, провоцируя тем самым психически и эмоционально слабых жителей на агрессивные формы поведения при организации пикетов и митингов.

Признавая важность активных действий органов территориального общественного самоуправления и их собственной самоорганизации, необходимо учитывать, что уровень правового сознания, наличие знаний в области управления на муниципальном уровне, культурные образцы поведения в конфликтных ситуациях являются определяющим фактором в развитии конфликтной ситуации. Вот почему профилактические действия в процессе самоорганизации жителей, направленные на снижение агрессивности форм поведения, должны всегда включать в себя целый ряд процедур, которые при нынешнем состоянии самоуправления реализовать очень трудно.

Тем не менее, социологи занимались:

  • обеспечением инициаторов местного самоуправления (на уровне жителей домов) всей необходимой информацией о проекте строительства, всеми соответствующими экспертными заключениями и нормативно-правовыми актами;
  • формированием и вовлечением в процессы самоорганизации инициативных групп рационально мыслящих людей, способных здраво оценивать ситуацию и включаться в процесс переговоров без нагнетания страхов и паники;
  • консультированием наиболее активных и авторитетных членов инициативных групп;
  • включением в планы деятельности обучающих программ (для инициативной группы и местной Управы).

Это позволяло представителям городской власти вести переговоры с учетом интересов как города в целом, так и тех социально-территориальных сообществ, интересам которых может быть нанесен ущерб в результате изменения среды их непосредственного обитания.

Перечисленные действия социологов следует рассматривать как апробированный результат социально-проектной работы в зоне городского конфликта, а значит и как рекомендацию социологам, которым подобная работа будет поручена.

Снижение агрессивности у части жителей: индивидуальное консультирование

Наряду с методами информирования населения, описанными выше (распространения информационного листка, буклета, двух списков вопросов жителей к заказчику и ответов последних, постоянных встреч и бесед), для снижения агрессивности части жителей по отношению к проекту был использован метод индивидуального консультирования. Необходимость использования такой формы вполне подкреплялась данными опроса жителей, из которых следовало, что в перечне эффективных источников информации ИЦСС занял второе место после листовок и буклетов. Индивидуальное консультирование на разных этапах социологического сопровождения служило разным целям и соответственно выполняло разные функции, в том числе: снижения агрессивности, создания отношений доверия, сбора информации и получения обратной связи для контроля деятельности ИЦСС. Для решения этих задач были разработаны и применялись специальные путеводители для консультаций, содержание которых может меняться в зависимости от их цели и локальной ситуации. В нашем случае важную роль играл этап, предшествовавший распространению буклета, основанный на изучении документации, предоставленной заказчиком и другими исполнителями проекта строительства. Нужно было не только проконсультировать посетителя ИЦСС о проекте строительства, но, что не менее важно, получить от него информацию о тех проблемах, которые его беспокоят, зафиксировать эту информацию и оформить. На этом этапе информирования, индивидуальное консультирование должно было воспроизводить основные разделы не стандартизированного интервью, которое использовалось для проведения опроса. К тому же в Путеводитель был включен ряд открытых полей, которые заполнялись в виде текста в свободной форме. Для фиксации результатов консультирования было организовано взаимодействие консультанта и помощника. В зависимости от ситуации результаты заносились в Путеводитель во время консультации или после ее окончания, по памяти. Полученные документы по результату консультирования ежедневно передавались системному программисту и вводились в компьютер для обработки. Содержательная структура путеводителя была составлена в соответствии с теми задачами, на решение которых он был направлен.

За этим этапом консультирования следовало распространение буклета, подготовленного архитекторами специально для визуального информирования жителей об истории и предполагаемом способе реализации строительства развязки новой автотранспортной магистрали. Буклет позволил жителям значительно лучше сориентироваться в происходящем и поэтому после его распространения выявление проблем, вызывающих обостренную реакцию жителей, отходило на второй план, а на первое место выдвигалась задача получения предложений в проект договора о взаимном учете интересов.

Вместе с тем общим итогом индивидуального управленческого консультирования явилось снижение агрессивности населения в отношении проекта, что выразилось как в снижении частоты посещений жалобщиками ИЦСС, так и в уменьшении числа протестных общественных акций.

Пик обращений с жалобами в ИЦСС пришелся на то время, когда в течение одного дня на консультацию пришло сразу 38 жителей. Этот пик консультирования совпал с датой распространения буклета. Появление буклета изменило содержание вопросов задаваемых жителями и интонацию консультаций. В дальнейшем эта острота спала, и количество посетителей стабилизировалось на уровне трех человек в день.

Тот факт, что консультирование жителей, проводимое наряду с другими акциями, привело к ликвидации информационного вакуума и постепенно способствовало снижению агрессивности, подтверждается и тем, что численность участников пикетов стабилизировалась, персональный состав свелся к членам инициативной группы. Несмотря на призывы этой группы к пикетированию стройки, широкие слои населения не приняли участие в акциях протеста.

В ходе индивидуального консультирования выявлялись и факторы, вызывавшие наибольшее беспокойство жителей. Во время консультаций чаще других звучали жалобы на ночные работы, высказывалась озабоченность сохранностью дома. Посетители ИЦСС все в большей степени начали высказывать предложения и пожелания в адрес заказчика, вместо протеста против стройки, - этот переход был очевиден.

Результаты консультирования нашли отражение во втором из двух вышеуказанных «Ранжированном списке вопросов», направленном в адрес заказчика и отразившем постепенное осмысление жителями своих действительных интересов и запросов.

Полученные результаты позволяют сделать следующие выводы:

  • консультирование, безусловно, сыграло свою роль в снижении агрессивности части населения по отношению к проекту;
  • оно могло бы быть более эффективным, если бы, как это планировалось первоначально, для ответа на конкретные вопросы были бы привлечены проектировщики, эксперты и строители (т.е., если бы социологи действовали по схеме 11);
  • эффективность консультативной работы можно повысить, если привлекать для этого более широкий набор наглядных материалов: макеты, схемы и т.д.

Подготовка информации для адекватного отражения ситуации в СМИ

Одним из важнейших факторов, оказавших влияние на формирование отношения к строительству, на события, происходившие в процессе работы социологов в зоне его влияния, являлась информационная среда, в которой возник и протекал конфликт. Здесь мы рассмотрим ту часть информационной среды, которая была связана с деятельностью средств массовой информации (СМИ). Это публикации, телевизионные репортажи, которые появлялись во время работы ИЦСС и, таким образом, прямо или косвенно, определяли характер процесса формирования отношения к строительству.

За время работы социологов в зоне строительства, в печати (центральных, городских, окружных и районных газетах) появилось тринадцать публикаций и репортаж кабельного телевидения, касающийся непосредственно строительства развязки и событий вокруг него. Девять публикаций были в той или иной степени инициированы ИЦСС, социологи либо непосредственно участвовали в подготовке статей, либо оказывали информационное содействие журналистам. При этом задача заключалась не только в том, чтобы предоставить журналистам необходимую информацию, но и задать им некий критерий оценки ситуации. В прессе преобладало положительное отношение к строительству новой автомагистрали в целом и развязке как ее части. Авторы девяти статей дали, безусловно, положительную оценку строительству, трех - практически никак не выразили своего к нему отношения, и только одна статья (газета «Правда») оценила строительство и все, происходящие вокруг него события, как негативные. Большинство статей носили информативно-описательный или разъяснительный характер. Такой жанр подачи информации оказался наиболее адекватной формой создания информационной среды через СМИ, поскольку «жесткие» и «прямые» способы подачи материала в данной ситуации вызвали бы только отторжение. Анализируя даты выхода тех или иных публикаций, их содержание, можно сделать вывод о том, что наибольшее внимание прессы привлекли собрание жителей в клубе и пикетирование (4 статьи). И это понятно, поскольку именно эти события являлись этапными в развитии всей конфликтной ситуации.

В содержании публикаций можно выделить четыре основных темы:

  • Автомагистраль и ее развязка (обоснование необходимости строительства, планы на будущее, содержание проекта, техническое осуществление, сроки и т. п.).
  • Жители (собрание в клубе, создание инициативной группы, опасения и страхи жителей, их действия по защите своих интересов, пикетирование).
  • Согласование интересов (целесообразность процесса переговоров, законодательная база, пути организации переговоров и процесса согласования интересов).
  • Деятельность ИЦСС.

Отдельно стоит рассмотреть информационную роль местной газеты, девятый номер которой был практически полностью посвящен строительству новой автомагистрали. Как выяснилось в ходе проведенного социологами опроса, большинство жителей, узнавшие о проекте из СМИ, получили информацию именно из этой газеты. Материалы представленные в данном номере, поднимали целый ряд важных вопросов. Среди них можно выделить разъяснения о необходимости строительства названной магистрали, о содержании проекта строительства развязки, о технологиях проведения строительных работ, о результатах экологической, гидрогеологической и иных экспертиз, а также о возможностях компенсации урона, наносимого стройкой, и путях согласования интересов. Строительство развязки освещалось в газете достаточно объективно, оценка ситуации давалась с различных точек зрения. Источниками информации выступали заказчик, главный инженер подземной части проекта (институт Метрогидротранс), жители, ИЦСС, глава Управы района. В газете был помещен график работы и адрес ИЦСС, что позволило активизировать процесс информационного обеспечения жителей. Удачным ходом по созданию информационной среды явилось также появления в газете двух писем жителей района. Они содержали как выражение понимания опасений жителей, так и разъяснение необходимости этого строительства для всего города.

Стоит отметить, что новая транспортная магистраль упоминалась в каждом интервью или беседе с представителями Правительства г. Москвы, которые представляли реализацию этого проекта как первоочередную задачу.

Помимо публикаций, непосредственно касающихся строительства, информационную среду формировали публикации, косвенно влиявшие на развитие ситуации. Всего их было около 40, эта часть информационной среды состояла из статей, тематика которых была связана с «действующими лицами» ситуации, опасениями жителей, развитием дорожной сети Москвы в целом, законодательной базой, способами отстаивания жителями своих интересов при реализации градостроительных решений. Тематика фоновых публикаций была следующей:

  • Экология.
  • Разрушение домов.
  • Законодательные акты, регламентирующие градостроительную деятельность.
  • Реконструкция московской кольцевой автомобильной дороги (МКАД).
  • Опыт отстаивания жителями своих интересов при реализации градостроительных решений.
  • Строительство делового центра Москва-Сити. Деятельность районных Управ и районных советников. Разное.

Информационные процессы в конфликтной ситуации определялись, в основном, деятельностью ИЦСС. Благодаря этому, несмотря на активные попытки неоднократно упоминавшейся здесь инициативной группы склонить СМИ на свою сторону, удалось добиться преобладания положительно окрашенных материалов информационного жанра о развязке и строительстве. Целенаправленное влияние способствовало снижению агрессивности части жителей и стабилизации количества участников конфликта. В этой связи хотелось бы уделить особое внимание роли информационной среды применительно к принятию и реализации градостроительных решений.

Информационные процессы являются важным существенным фактором любой ситуации и в конфликтной ситуации требуют к себе особого внимания. Целенаправленное воздействие на информационную среду предполагает не только использования материалов, напрямую касающихся строительства какого-то конкретного объекта, но важна также и информация о возможных изменениях в среде, о последствиях строительства, и вообще любая информация так или иначе связанная с опасениями жителей, подтверждающая или «снимающая» их. Эти «косвенные» материалы являлись источником, из которого жители черпали информацию, являющуюся основой для выработки отношения к тому или иному событию и линии собственного поведения в этой связи, для выдвижения тех или иных предположений и требований и т.п. Они также способствуют рассеиванию необоснованных опасений жителей, снятию напряженности, вызванной грозящими изменениями уже сложившейся жизненной среды. Получить данные об опасениях жителей и начать соответствующую работу с информационной средой возможно лишь при условии проведения социально-диагностической работы на ранних этапах проектирования, то есть до, а не после начала строительных работ.

Работа с информационной средой должна вестись как минимум по двум направлениям: «отслеживание» и формирование. При этом способы создания благоприятной информационной среды достаточно разнообразны. Это, например, подготовка готовых материалов, предоставление информации об имеющем место, либо предстоящем событии, либо создание «информационного повода», который является весьма эффективным способом привлечения внимания СМИ и получения информационных материалов с положительной оценкой. Информационный повод должен быть связан с реальным событием, о котором следует проинформировать журналистов, и в процессе предоставления им необходимых сведений (обязательно достоверных) задать необходимый критерий оценки названного события. При этом социологи обязаны разобраться с качественными его последствиями до того как создавать подобный «информационный повод». В той конфликтной ситуации, о которой идет речь в этой статье, указанная информационная стратегия позволила, с одной стороны, привлечь внимание к прокладке новой автомагистрали, а с другой - заложить базу для взаимодействия с жителями в целях снижения социальной напряженности. Этому способствовало то обстоятельство, что на профессиональном материале была показана необходимость строительства всему городу и что оно затрагивает не только интересы жителей данного района, но и многих жителей Москвы.

Помимо целенаправленного формирования информационной среды необходимо было отслеживать ее динамику, анализируя информационные материалы, появляющиеся в СМИ. Компоненты ситуации, находящие отражение в информационных материалах, могут различаться, но основные из них будут сохраняться. Это и информация об объекте строительства, и все события, связанные с конкретной градостроительной ситуацией («прямые» материалы), а также проблемы экологии, содержание законодательных актов, регламентирующих градостроительную деятельность, существующий опыт отстаивания жителями своих интересов при реализации иных градостроительных решений, строительство в Москве в целом и др. («косвенные» материалы).

Такой анализ состояния информационной среды способствует не только обеспечению благоприятных условий для реализации решений, но и позволяет лучше понимать тенденции развития ситуации по тому или иному сценарию.

Социально-информационный анализ акций протеста

Как уже отмечалось выше, инициативная группа, изначально претендовавшая на право представлять интересы всех жителей обследованного жилого массива, отвергла саму идею согласования интересов, предложенную социологами. Более того, она приняла решение добиваться приостановки строительства, используя все доступные ей средства, и запланировала «запустить» сразу несколько процессов, а именно:

  • обратиться в суд, прокуратуру;
  • организовать массовые акции протеста, которые должны были сформировать определенным образом общественное мнение с целью давления на власть;
  • расширить границы конфликтной ситуации через СМИ и привлечение внимания политиков.

Для понимания истоков и динамики конфликта (не только этого конкретного, но и любого другого) целесообразно проследить динамику соответствующих протестных действий и определить степень влияния этих действий на характер и формы развития конфликтной ситуации.

Проведенное исследование оказалось весьма эффективным, так как позволяло: осуществить анализ развития форм протестных акций, выявить динамику способов их организации; проанализировать трансформации требований; выявить проблемы связанные с лидерством и самоорганизацией инициативной группы; зафиксировать социально-политические реакции на пикет; выявить позиционные установки инициативной группы и т.п.

Все акции протеста (их было шесть) прошли в форме пикета, ни один из которых не был санкционирован. Правовой базой для проведения пикета в настоящее время служит целый ряд законодательных актов и, прежде всего статья 31 Конституции РФ. Демонстративно отвергая постановления московского Правительства о порядке уведомлений о готовящихся выступлениях, инициативная группа однозначно высказалась против столичной власти. Социальный состав участников в пикетировании на протяжении нескольких месяцев не менялся, однако происходила смена лидеров инициативной группы. Численность пикетирующих колебалась от 13 до 40 человек.

Социологами была разработана стратегия реагирования на протестные пикеты в подобных условиях. Было известно, что основное содержание требований членов инициативной группы было направлено на приостановку строительства и проведение экспертизы дома. Однако эти требования обсуждались ими и предъявлялись лишь в устной фирме и не соответствовали характеру лозунгов, выведенных на плакатах. Последние были ориентированы на решение проблем пикетчиков и на привлечение внимания общественности и СМИ.

Плакаты распадались на три содержательных блока:

  • Первый блок апеллировал к правовому сознанию, призывал к защите прав граждан и соблюдению законности. Например, «Стройка незаконна!», «Нас лишают право на жилище!», «Мэр! Стройка незаконна!».
  • Второй блок был направлен на разжигание конфликта, призывая к активным протестным действиям, например, «Долой заказчика!», «Долой стройку!».
  • Третий блок носил экзистенциальный характер и был ориентирован на психологическое давление - «Мы хотим жить в нашем доме: а не...», «У нас отнимают здоровье!» и др.

От пикета к пикету содержание плакатов приобретало все более эмоциональную и агрессивную окраску. Появились лозунги, направленные лично против мэра столицы «Лужков! Приезжай узнать мнение твоих избирателей о стройке и о себе». Постепенно совершенствовалась организационная сторона проводимых акций. Например, более удачно выбиралось время пикетирования - с полуденной жары выступления были перенесены на 19 часов вечера, что, по мнению организаторов, должно было привлечь внимание к происходящему на проспекте в «час пик»; предпринимались попытки налаживания контактов с прессой (на первом пикете присутствовал корреспондент компании CNN; на втором -журналист РИА «Новости»; на третьем была представлена газета «Сегодня»). В последней появилась статья, в которой роль лидера инициативной группы (упомянутого выше К. Р.) трактовалась неоднозначно. Очевидно, что попытки представителей инициативной группы организовать кампанию в СМИ цели не достигли.

Излишним оказалось и силовое сопровождение первой из акций протеста. Несколько сотрудников милиции и ФСБ, которые там присутствовали, сочли, что опасности общественному порядку со стороны пикетирующих не существует.

Параллельно с проведением пикетов в инициативной группе шел процесс «перераспределения» власти. Хотя К.Р., и оставался формальным лидером и организатором пикетов, председателем инициативной группы стал другой человек. И если на первых порах направленность акций протеста заключалась в привлечении внимания к своим требованиям СМИ, активизации общественного внимания, расширении границ конфликтной ситуации, поиске влиятельных защитников, то их завершающий этап больше походил на фарс. Неэффективность акций протеста стала очевидной и для самих их участников.

Таким образом, развитие протестных акций прошло три этапа. Уже на первом этапе волна показательного протеста шла на убыль. Число участников не увеличивалось, их состав не расширялся. Форма проведения акции не представляла интереса, в том числе и для силовых органов. Последний пикет первого этапа продемонстрировал безучастность остального населения дома. Не поддержали его и жители двух других домов. Внимание со стороны каких-либо значительных кругов общественности отсутствовало. Социальная база протеста так и не расширилась. Численность пикетов не увеличилась.

Между тем строительные работы шли по плану. Одновременно были проведены встречи жителей с представителями заказчика, Управы, субподрядными и проектными организациями. Социологи вели прием жителей в ИЦСС, распространяли буклет о проекте строительства автомагистрали и ее развязки среди жителей близлежащих домов. Всего было охвачено более 4000 жителей.

Проведенные мероприятия позволили снять психологическое напряжение среди жителей, но не у инициативной группы, у которой сформировался устойчивое протестное сознание. Обладая свойством некоторой ригидности (жесткости), протестное сознание обретает инерционность, связанную со страхом участников протестных акций показаться несостоятельными в отстаивании своих позиций. Было видно, что рациональные элементы в сознании людей, одержимых протестом, в конфликтной ситуации блокируются. В этом случае любая поддержка из внешней среды способствовала воспроизведению все тех же форм протеста у этой группы людей.

Одним из инициирующих факторов второго этапа пикетирования стал ответ СЭС на запрос жителей. В нем сообщалось об отсутствии документации о согласовании строительства с этой службой. Кроме этого, в газете «Правда» появилась статья, интенция которой была направлена на безоговорочную поддержку жителей. Изменилась расстановка сил в инициативной группе, которая привела к более радикальной переориентации ее членов. Такое изменение стало одной из причин резкой поляризации сторон. Пикеты стали более походить на эффектную зрелищную акцию. Появились новые лозунги, длинные белые транспаранты «Вам - дорога. Нам - развалины?» Поляризация стала выходить за рамки пространства участников конфликта. Последние противопоставили себя жителям столицы и преградили въезд извне на строительную площадку. Усилилась эмоционально-психологическая компонента акции. Так, в рядах участников акции появились маленькие дети с плакатами экзистенционального содержания: «Как мне жить? Чем мне дышать?» Наряду с подобными лозунгами о спасении, сформировался и блок негативных по отношению к мэру высказываний: «Мэр Лужков - нарушитель прав человека».

Как уже отмечалось, этот этап сопровождался «силовиками» (в том числе ФСБ, которые вели видеосъемку, и СОБР). К тому же вокруг пикета началось движение националистических сил в лице представителей «Русского национального единства». Лозунги инициативной группы политизируются, однако признается невозможность приостановки уже развернувшегося строительства. Численность участников акций протеста снижается, что свидетельствует о недоверии жителей к инициативной группе и к такой форме протеста. К тому же становится очевидным, что вторую волну пикетов можно было предотвратить, если бы заказчик соблюдал нормы регламентации градостроительной деятельности, своевременно получив разрешение СЭС. Завершающий протестные акции пикет отличался малочисленностью (13 человек) участников, появлением транспарантов политической направленности наряду с плакатами прежнего содержания. Стало ясно, что более широкой социальной поддержки пикет не получит, так как инициативная группа не отражает интересы большинства жителей.

Негативное отношение инициативной группы к социологам на протяжении всего процесса (отказ от совместных действий, дискредитация) начинает меняться, и члены инициативной группы приходят к выводу, что сотрудничество с ИЦСС это наиболее эффективный путь для налаживания диалога между заказчиком и жителями. Так, наконец, мы вышли на конструктивно-коммуникативную стадию прогнозного социального проектирования, которая должна была завершиться заключением Договора о согласовании интересов.

Подготовка и юридическое оформление договора о согласовании интересов

Необходимо отметить, что положительный опыт согласования интересов различных групп в российском обществе практически отсутствует или стратегически представлен формулой «выигрыш - проигрыш». В полной мере это характерно и для разрешения конфликтных социальных ситуаций, возникающих в процессе реализации крупных градостроительных проектов.

Поиск процедуры согласования интересов в многостороннем конфликте и при принятии управленческих решений является сложной и слабо проработанной в научно-практическом отношении задачей.

В процессе работы социологами был предложен следующий механизм. Формой согласования интересов различных субъектов ситуации является многосторонний договор о согласовании интересов.

Органом, осуществляющим согласование интересов, является Комиссия по защите прав граждан при реализации градостроительных решений (иначе -Согласительная комиссия), создаваемая Главой районной Управы. Такая комиссия была создана и согласно существующему Положению включала в свой состав всех субъектов конфликта и участников ситуации. Итоговый Договор о согласовании интересов мог бы быть сформулирован в результате переговорного процесса через механизм протокола разногласий и деятельность вышеуказанной Комиссии.

Однако еще на начальной стадии заключительного этапа заказчик сформулировал свои интересы в Проекте Договора №1. По содержанию он был составлен таким образом, что в нем практически отсутствовали даже намеки на какие-либо компенсации жителям ущерба, понесенного ими в ходе строительства, хотя некоторые гарантии и обязательства там были обозначены. На основе этих материалов был составлен Проект договора №2, предусматривавший названные компенсации, в соответствии с техническим заданием и Программой работ, целью которых было согласование интересов субъектов ситуации. Этот вариант договора был отвергнут заказчиком, после чего был выработан вариант Договора №3.

Проведенные на социально-диагностической стадии опросы и групповые фокусированные интервью, позволили, как ранее уже отмечалось, составить список требований жителей к властям и строителям. В проект Договора №3 эти требования были включены. Однако, ознакомившись с его содержанием, заказчик отреагировал на него письмом в адрес ответственного исполнителя исследования. В нем заказчик в одностороннем порядке фактически менял существенные, оговоренные в техническом задании и Программе условия, настаивая на том, что в задачу социологов отнюдь не входит защита интересов «мелкой» группы жителей (напомним, что численность затронутых проектом жителей составляла 4000 человек). Долг социологов, по мнению заказчика, сводился лишь к защите его интересов, хотя предметом его договора с социологами, было согласование интересов всех затронутых проектом сторон. Ситуация приобретала командно­административные очертания. Однако, во избежание обострения взаимоотношений с заказчиком, социологи продолжали выполнять взятые на себя обязательства по Договору. Несмотря на вышеуказанное письмо, были проведены новые серии групповых интервью, по результатам которых был составлен проект Договора №4. В этом варианте договора жители снимали наиболее жесткие требования к заказчику и были готовы к согласованию интересов через деятельность Комиссии в районной Управе. Проекты Договора №3 (вторично) и №4 были отправлены заказчику на рассмотрение. После ознакомления с предложенными документами заказчик по своему усмотрению составил проект Договора №5, в основном воспроизводившего содержание проекта Договора №1. В нем снова отсутствовало упоминание мероприятий по компенсации жителям ущерба, наносимого в ходе строительства.

Мы довели до сведения заказчика информацию о том, что Договор о согласовании интересов в предложенном им варианте не поддерживается жителями. Предвидя это, глава районной Управы принял решение передать проект Договора №5 на рассмотрение созданной им согласительной комиссии, именуемой Комиссией по защите прав граждан при реализации градостроительных решений. О принятом комиссией решении глава Управы информировал заказчика. К работе комиссии социологи привлечены не были, поскольку заказчика не устраивало их стремление к созданию условий для равноправного партнерства жителей с лицами, принимающими решения, меняющие среду их обитания, а значит образ и качество их жизни.

Факторы, способствующие провокации социально-негативных, разрушительных тенденций в конфликте

Реальная практика по изменению окружающей среды показывает, что любое из них сопровождается обострением конфликтов и способствует самоорганизации жителей в группы по защите своих жизненно важных интересов. Выделим несколько важных, на наш взгляд, факторов, способствующих обострению противоречий и проявлению конфликтов в крайних формах.

Отсутствие действующей технологии и механизма реализации нормативно-правовых актов. Можно с большой уверенностью утверждать, что именно эта причина способствует безжизненности и «анемичности» правовой базы, формально присутствующей в документах, однако реально отсутствующей в деятельности управленцев. Но такая технология и механизм реализации программы не могут быть разработаны только одной из сторон в конфликтной ситуации.

В этом плане правовое поле деятельности всех субъектов ситуации определено нормативно-законодательными актами, регламентирующими их деятельность. Однако, применительно к каждой конкретной ситуации, они должны быть дополнены механизмом согласования интересов разных сторон в конфликтной ситуации. Это тоже один из первых шагов, закладывающих фундамент для социального участия жителей,

В условиях возникновения нового правового пространства, в рамках которого предусмотрено участие жителей в обсуждении градостроительных проектов и планов, предваряющих не только само строительство, но даже принятие решений, необходимо по-новому решать вопрос о процедурах принятия и согласования преобразований на территории.

Первоначальное наличие информационного вакуума. Первичным интересом жителей является правдивая информация о том, какие изменения будут произведены, и как это отразится на самочувствии жителей и инфраструктуре территории. Однако, как показывает практика, отсутствие правдивой информации порождает слухи, сплетни и дезорганизует здоровые силы жителей, могущие действительно оказать существенное влияние на взаимодействие органов власти и жителей. Собственно говоря, на тот процесс который и закладывает почву для реального социального участия жителей в разработке и реализации региональных программ развития.

Общественное мнение необходимо формировать на основе своевременной и достоверной информации. В случае доминирования слухов и страхов, при отсутствии рационализации действий жителей, протестные движения могут нарастать стихийно.

Стихийная самоорганизация жителей на основе протестного сознания. В большинстве случаев самоорганизация - это стихийный процесс. Однако не это суть важно. Важно то, что причиной самоорганизации является защита интересов жителей, однако в дальнейшем, во главе групп становятся чаще всего лица, которым требуется профессиональная помощь в области управления конфликтами. Им необходимо овладеть технологиями переговоров, культурными образцами рационально-мыслящих лидеров и другими качествами, позволяющими вести процесс согласования интересов в цивилизованных рамках. Однако, не имея такой помощи, они попадают в ловушку протестного сознания и не способны защищать интересы на основе нормативно-правовой базы.

Жители еще не осознали своих возможностей для самоорганизации, рационального осмысления происходящего в выработке и принятии управленческих решений, затрагивающих не только их личные интересы, но и интересы других социальных групп.

Тотальное недоверие жителей к информации, которая поступает от органов местной власти. Это вызвано тяжелым материальным положением, в котором оказалось большинство жителей, в связи с безработицей, инфляцией, увеличением оплаты за коммунальные услуги и неспособностью чиновников местной власти вести уважительный диалог с жителями, чье жизненное пространство изменяется без согласования с ними.

Неспособность местных органов власти и чиновников отделить социально-позитивные процессы в конфликте от социально-негативных процессов. Эта проблема носит объективный характер в силу того, что управленцы были лишены знаний в области практической конфликтологии. Им сложно управлять позитивными процессами в конфликте, в котором начинают доминировать деструктивные формы взаимодействия. Происходит эскалация конфликта, привлекаются все большие группы жителей, однако проблемы не решаются. Это говорит об отсутствии конфликтологической компетенции управленческих кадров, берущих ответственность за реализацию социальных проектов и программ развития территории.

Рекомендации, представленные заказчику после окончания работы социологов

Учитывая произошедшие изменения в регламентации градостроительного процесса, заказчику необходимо учесть, что каждый пробел (отсутствие экспертных заключений, той или иной согласующей подписи и т.п.) в градостроительной документации становится законным основанием для протестных действий жителей, а неполная и несвоевременная информация способствует порождению слухов и мифов, провоцирует устойчиво конфликтный настрой людей.

Для профилактики деструктивных форм конфликтов следует формировать благоприятную для строительства информационную среду задолго до начала строительства, а не в его процессе.

До того как приступать к реализации проекта строительства, необходимо провести комплексное социально-диагностическое обследование места и организовать регулярные встречи и консультации жителей с проектантами, экспертами, застройщиками и представителями местной власти. Уже на этой стадии жители должны не только ознакомиться с проектом и выразить свои сомнения и пожелания, но и получить эмоционально-психологическую поддержку.

Социальные технологии согласования интересов должны стать неотъемлемой составной частью управления социально-градостроительными процессами.

В договоры с субподрядчиками заказчик должен вносить пункты, обязывающие его и всех участников градостроительного процесса своевременно предоставлять необходимые экспертные заключения, консультировать жителей по всем интересующим их вопросам, связанным с планируемой стройкой; предоставлять в их распоряжение все необходимые нормативно-правовые акты.

В планы деятельности районной Управы и тех организаций, которым предстоит работать с населением, необходимо включить обучающие программы. Эти программы должны предусматривать «проигрывание» прогнозных сценариев развития любых конфликтных ситуаций, ведение переговоров, связанных, в частности, с состоянием жизненной среды, особенно в условиях градостроительного вмешательства в сложившееся (обжитое людьми) пространства.

Желательно стремиться к тому, чтобы процессы самоорганизации сопровождались профессиональной и квалифицированной помощью специалистов.

В условиях, когда возникает противоречие между нуждами населения города в целом и интересами тех социально-территориальных сообществ, среде обитания которых может быть нанесен ущерб, эти рекомендации могут помочь представителям городских властей и градостроителям вести любые переговоры с населением.

Выводы

Намечая преобразования в обжитой среде, надо, прежде всего, выяснить, кого конкретно они затронут и кто реально «пожнет плоды» от названных преобразований. Важно изучить локальную социальную ситуацию (провести комплексное социально-диагностическое обследование места), понять с кем из жителей можно и целесообразно сотрудничать в процессе согласования интересов сторон. Необходимо осознать то, что выгоднее соблюдать правовые нормы и порядок реализации градостроительных решений, осуществлять переговоры и готовить согласование решений в режиме диалога и взаимного консультирования, чем «оплачивать» впоследствии издержки конфронтации и деструктивного конфликта.

Жители еще недостаточно осознали свои возможности для самоорганизации, рационального осмысления происходящего и участия в выработке и принятии управленческих решений, затрагивающих не только их личные интересы, но и интересы других социальных групп, «населяющих» городское пространство. Однако самосознание жителей пробуждается, а лица, принимающие градостроительные решения, упускают из виду, что и они - всего лишь часть городского населения, которое в целом складывается из множества социально-территориальных сообществ. Общественное мнение в городе необходимо формировать на основе своевременной и достоверной информации. В случае доминирования слухов и страхов, при отсутствии рационализации действий социальных групп протестные движения будут нарастать стихийно.

Именно по этой причине сегодня особенно важна социально-диагностическая и посредническая деятельность социологов по согласованию позиций заинтересованных сторон градостроительного процесса, включая стадию, предваряющую землеотвод и разработку концепции, которую принято именовать ТЭО.

Создание Информационного Центра Социологического Сопровождения было инициировано Российским Обществом Социологов в лице Центра социального управления, коммуникации и социально-проектных технологий Института социологии РАН и заказчиком, что явилось прецедентным. Впервые была намечена и реализована (в той мере, в какой это позволяли отпущенные на это время и средства). Программа согласования интересов населения Москвы в целом с интересами людей, чьи жизненные запросы непосредственно затронуты названным проектом.

Одной из основных задач Программы социологического сопровождения явилось формирование у жителей (в зоне влияния намеченного строительства оказалось около 4000 человек) адекватных представлений о планируемом строительстве. Необходимо было показать, какую пользу извлекут из него не только все москвичи, но и жители домов, неподалеку от которых пройдет новая трасса, и, главное, - те гарантии и компенсации, которые предусмотрены для них, в случае нанесения им ущерба. Одновременно социологи информировали заказчика и местные власти о связанных со стройкой опасениях жителей, способствовали их встречам и совместному обсуждению возникающих проблем.

Социологи старались не только обеспечить жителям доступ к запрашиваемой ими информации о проекте, но и способствовали тому, чтобы опасения и пожелания жителей были обсуждены со специалистами. Проведенные социально-диагностические исследования, а также групповая, консультативная и организационная работа, выполненная социологами в зоне влияния нового строительства, показали следующее.

Принятые и опубликованные в 1997-98 гг. нормативные акты, регламентирующие взаимодействие заинтересованных сторон в градостроительном процессе, должны были коренным образом изменить условия, связанные с реализацией архитектурно-планировочных решений. Сопротивление жителей практически любым видам градостроительных вмешательств в обжитую ими среду основывалось на Законодательных актах и Законах. Они имеют право на достоверную информацию о том, что происходит в среде их обитания. Этому в значительной мере способствует приватизация жилья, которое для многих стало их единственным «богатством». Сейчас как никогда проявилась вполне естественная тревога людей за свою собственную судьбу и судьбу своих семей. И поэтому аргументы в пользу решения общегородских (в данном случае -транспортных) проблем их не только не убеждают, но рассматриваются ими как чьи-то личные проблемы, решаемые за их счет.

Недоверие ко всем уровням власти, ее аппарату и специалистам, реализующим городской заказ, а соответственно и к обоснованности принятых градостроительных решений выразила большая часть жителей домов, в которых проводился опрос. При этом оказалось, что доверием большинства жителей не пользуется и та инициативная группа, которая возникла на волне протестных настроений и на фоне практически полного отсутствия достоверной информации о реальных намерениях тех, кто осуществляет строительство.

Изучив социальный состав жителей домов, расположенных вблизи стройки, проведя затем серию индивидуальных интервью и групповых опросов, беседуя с жителями в ходе ежедневных приемов, социологи выяснили, что практически вся информация а строительстве проходила по неформальным и межличностным каналам. Поэтому негативное отношение местного населения к строительству было заведомо предопределено не только отсутствием достоверной информации о проекте развязки, но и сложившимся мнением об ее умышленном сокрытии, а потому и невозможности ее получения из «первых рук». Этот информационный вакуум заполнили разного рода домыслы и слухи, вселившие в сознание людей страх и тревогу за будущее своих семей вплоть до боязни их отселения из обжитого района.

Оценив сложившуюся социально-психологическую ситуацию, социологи выстроили схему информирования. Цель такого информирования сторон (при активном участии ИЦСС) состояла в том, чтобы организовать необходимые для согласования интересов коммуникативное и правовое пространство, а затем выстроить переговорный процесс с ориентацией на подписание Договора о согласовании интересов, устраивающего в равной степени всех его участников. Разумеется, немаловажным условием для этого являлось установление отношений взаимного уважения и доверия. Между тем, выяснилось, что предусмотренные регламентом этапы разработки и экспертизы градостроительной документации практически не соблюдены, вследствие чего наибольшую трудность представляла организация встреч экспертов и строителей с жителями. Этот пробел до известной степени был восполнен социологами, которые, благодаря постоянному сотрудничеству с проектными (архитекторамидизайнерами) и строительными организациями, подготовили при помощи архитекторов буклет для жителей, дающий общее представление о характере предстоящей стройки, а также обеспечили жителей консультативной помощью и информацией, получить которую иначе им бы не удалось.

Проведенные социологами мероприятия позволили снять психологическое напряжение у большинства жителей, но не у инициативной группы. В этой группе сформировалось устойчивое протестное сознание. Все это - еще один аргумент в пользу необходимости начинать переговорный процесс задолго до того, как протестный настрой станет необратимым.

Доверие жителей и законность - важнейшие условия реализации градостроительных решений и минимизации деструктивных процессов в конфликтной ситуации.

Практика организации подобных исследований и переговоров показывает, что все их участники оказываются в выигрыше, если весь переговорный процесс направлен на сотрудничество и поиск взаимоприемлемых решений в рамках нормативно-законодательных актов. И чем раньше проведена необходимая социально-диагностическая работа и начаты соответствующие переговоры, тем успешнее их результат.

Заключение

Проект, который реализовала группа социологов, предполагал такой тип деятельности, который может быть отнесен к инновационной технологии в области управленческого консультирования. Поэтому он носил экспериментальный, а значит рисковый характер. Специалисты-социологи в России еще только начинают профессионально осваивать это проблемное поле. Прежде, чем приступить к такой деятельности, необходимо было разъяснить заказчику специфику работы специалистов в зоне конфликта. Однако мы этого не предусмотрели, а потому усложнили ситуацию.

Несомненно, что теоретические знания были тем инструментарием, который необходим для анализа конфликтной ситуации. Но если реконструировать технологию и методы, которые применяла группа социологов, то можно констатировать, что основными были социологические методы (анкетирование, интервью, фокус-группы, индивидуальное и групповое консультирование, контент-анализ документов). Я не могу назвать ни одного конфликтологического метода анализа конфликтной ситуации. Это еще раз подтверждает тезис о том, что вмешательство в конфликт не требует каких-то специальных (конфликтологических) методов, не известных социологии.

Мы применили социальную технологию, которую сами же и разработали. Она была предварительно описана в работах Т.М. Дридзе на тему прогнозного социального проектирования и дополнена техническим заданием, согласованным с заказчиком Мы не смогли применить ни один опыт, известный нам из многочисленной зарубежной и отечественной литературы. Социологи учились на собственном опыте, применяя все наработки, которым они обучились в социологической школе конфликтологии (СШК).

Группа социологов была подготовлена к конфликтам на двух сессиях СШК. Взаимодействие с заказчиком действительно сопровождалось конфликтами. Однако мы не предполагали, что заказчик не желает знать информацию, которая противоречит его убеждениям и представлениям не только о деятельности группы социологов, но и об отношении к нему жителей. Поэтому, получив такую информацию (в форме промежуточного отчета), заказчик прислал гневное письмо ответственному исполнителю (Цой Л.Н.), в котором указывал место группы социологов и напоминал, что он платит деньги и поэтому социологи должны защищать его интересы. Ответного письма заказчику мы не послали, хотя его подготовили, а продолжали работать в соответствии с техническим заданием и программой исследования, и это позволило сохранить некоторую относительно независимую позицию. Но конфликты были не только между социологами и заказчиком, они также проявились между социологами и жителями и обострялись внутри группы социологов. Пришлось отправить в отпуск раньше времени нескольких специалистов, которые были хорошими теоретиками, но довольно неустойчивыми в ситуации неопределенности и конфликта.

К чему должны быть готовы социологи в зоне конфликтов?

К конфликтам со всеми конфликтующими сторонами, в разной степени интенсивности, так как негативная энергия в большей степени сосредоточивается на независимой позиции, которую они должны будут занимать.

К конфликтам внутри группы, т.к. быстро меняющая ситуация требует согласованных действий в ситуации неопределенности. При таком режиме работы выявляются и обостряются профессиональные, функциональные, межличностные противоречия.

К тому, что им могут частично не оплатить их работу, т. к. отсутствуют критерии эффективности этого вида деятельности и заказчик исходит из своего понимания и своих норм.

Социологи должны знать свои законные права, позволяющие им действовать в нормативно-правовом поле конфликта г. Москвы (градостроительный кодекс РФ от 22.04.98 г., Закон города Москвы «О защите прав граждан при реализации градостроительных решений в городе Москве» от 25.06.97. №21-51 и Распоряжение Мэра г. Москвы №54-РМ от 22.01.98 г.)

Основополагающие принципы профессиональной деятельности в зоне конфликта, группа выработала на занятиях в СШК. Основной принцип это принцип открытости и доверия (он был сформулирован группой социологов перед тем, как начать работу в городском конфликте). Этот принцип обязывал нас сообщать заказчику не только ту информацию, которую он хотел бы услышать, но и ту, которая соответствует реальному положению дел. Однако очень сложно было удерживать независимую позицию, в ситуации, когда заказчик напоминает о финансовой зависимости социологов.

Необходимо честно признать, что нами не выполнено несколько задач:

  • Мы не смогли оказать содействие самоорганизации жителей, так как их доверие к группе социологов появилось только к концу исследования;
  • Не был принят юридический документ, регулирующий в дальнейшем действия конфликтующих сторон, так как со стороны жителей домов некому было его подписывать (жители могли протестовать, но не могли справиться с внутригрупповыми конфликтами в инициативной группе и не готовы были договариваться, в соответствии со своими интересами, на пример, предусмотреть благоустройство дворов и т.д.), а Управа на себя такую функцию не взяла. Вероятно потому, что эти задачи не могут быть решены за такой короткий период времени, как два месяца.

Самым отрадным было то, что группа социологов не раскололась во время сложной работы в конфликтной ситуации, а смогла еще раз проверить на себе результат инновационной технологии обучения в СШК.