Особенности развития социально-гуманитарных наук XVII-XX вв

NovaInfo 28
Опубликовано
Раздел: Социологические науки
Просмотров за месяц: 6
CC BY-NC

Аннотация

В данной работе мы рассмотрим основные периоды, в которые формировалось социально-гуманитарное знание и его характерные особенности.

Ключевые слова

СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ, БАДЕНСКАЯ ШКОЛА, СОЦИАЛЬНОЕ ПОЗНАНИЕ, ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ

Текст научной работы

Эпоха индустриализма является не только благоприятным периодом для возникновения технических дисциплин в качестве особой области научного знания, но и временным отрезком, в котором начинает складываться система социально-гуманитарных наук. Как и другие науки, социально-гуманитарные науки имели свои истоки еще в древности, в накапливаемых знаниях о человеке, различных способах социального поведения, условиях воспроизводства тех или иных социальных общностей. Но в строгом смысле слова становление социальных и гуманитарных наук пришлось на XIX столетие, когда в культуре техногенной цивилизации отчетливо оформилось отношение к различным человеческим качествам и к социальным феноменам как к объектам управления и преобразования. Отношение к любым исследуемым явлениям и процессам как к объектам является одним из обязательных условий научного способа познания, в том числе и социально-гуманитарного. Поэтому его предпосылками было использование практик и типов дискурса, в которых человек, его качества, деятельность и социальные связи, предстают в качестве особых объектов целерационального действия.

Отношение к человеку как к предмету рациональной регуляции характеризовало огромное многообразие практик, сложившихся в историческую эпоху становления и развития техногенной цивилизации. В знаменитых исследованиях М.Фуко, посвященных формированию клиники, истории тюрьмы, истории сексуальности достаточно убедительно показано, что во всех этих, на первый взгляд малосвязанных между собой сферах человеческой жизни, реализовался некоторый общий принцип “знания-власти”. Человек выступал здесь как предмет, который нужно исследовать и рационально регулировать. Фуко показывает как это отношение проявлялось в исторически возникающей организации надзора и контроля в тюрьмах, в системе обезличенного наказания от имени закона, в правилах внутреннего распорядка тюрем, больниц, учебных заведений, в самой их архитектуре и планировке внутреннего пространства. К этому же классу феноменов, выступающих в качестве своеобразных культурных символов “знания-власти” Фуко относит: практику медицинского обследования, основанную на осмотре тела, которое предстает как объект открытый для наблюдения; практику тестирования и медицинской документации; периодические смотры-экзамены в учебных заведениях, когда власть заставляет человека-объекта публично демонстрировать себя и т.п. Такого рода практики и дискурсы формировали и закрепляли новое отношение к индивиду как к объекту наблюдаемому, описываемому и регулируемому определенными правилами. Соответствующие смыслы укоренялись в мировоззренческих универсалиях культуры, в понимании человека и его социального бытия, создавая предпосылки для возникновения социально-гуманитарных наук. Как подчеркивает Фуко, с того момента, “когда “норма” заняла место “предка”, а мера соответствия норме — место статуса, когда место индивидуальности человека известного заняла индивидуальность человека вычислимого, в этот момент и стало возможным формирование наук о человеке, ибо именно тогда была запущена новая технология власти и новая политическая анатомия тела”.

Возникновение социально-гуманитарных наук завершало формирование науки как системы дисциплин, охватывающих все основные сферы мироздания: природу, общество и человеческий дух. Наука обрела привычные для нас черты универсальности, специализации и междисциплинарных связей. Экспансия науки во все новые предметные области, расширяющееся технологическое и социально-регулятивное применение научных знаний, сопровождались изменением институционального статуса науки. В конце XVIII—первой половине XIX столетия возникает дисциплинарная организация науки с присущими ей особенностями трансляции знаний, их применением и способами воспроизводства субъекта научной деятельности. Нарастающая специализация способствовала оформлению предметных областей науки, приводила к дифференциации наук, каждая из которых претендовала не на исследование мира в целом и построение некой обобщенной картины мира, а стремилась вычленить свой предмет исследования, отражающий особый фрагмент или аспект реальности.

Растущий объем научной информации привел к изменению всей системы обучения. Возникают специализации по отдельным областям научного знания, и образование начинает строиться как преподавание групп отдельных научных дисциплин, обретая ярко выраженные черты дисциплинарно-организованного обучения. В свою очередь это оказало обратное влияние на развитие науки, и в частности на ее дифференциацию и становление конкретных научных дисциплин. Дисциплинарно организованная наука с четырьмя основными блоками научных дисциплин — математикой, естествознанием, техническими и социально-гуманитарными науками — завершила долгий путь формирования науки в собственном смысле слова. В науке сложились внутридисциплинарные и междисциплинарные механизмы порождения знаний, которые обеспечили ее систематические прорывы в новые предметные миры. В свою очередь эти прорывы открывали новые возможности для технико-технологических инноваций в самых различных сферах человеческой жизнедеятельности. [1, с.72-95].

Процесс зарождения и формирования социально-гуманитарных наук имел свои особенности. В конце XVI – начале XVII вв. для данных наук познавательным идеалом научности являлась дедуктивно построенная математическая система. Затем, вплоть до конца XIX в., давление на общественные дисциплины оказывала классическая механика. Господство механики и математики было обусловлено зрелостью этих отраслей знания и успешным их развитием. Следствием данного факта является стремление на основе законов механики познать все явления и процессы действительности, в том числе социальные. Таким образом, в гуманитарные науки постепенно проникали математические методы познания.

До начала XIX в. в методологии гуманитарных наук господствовала тенденция натурализма (универсализация принципов и методов естественных наук при решении проблем социального познания), развитие общества объяснялось либо механическими, либо различными природными факторами. Эта тенденция в методологии социальных наук связана с развитием всех разновидностей позитивизма, а также со структурно-функциональным подходом. Однако к концу XIX – началу XX века стало уже очевидным, что социально-гуманитарные науки должны иметь свой собственный методологический фундамент. Этот тезис особенно активно отстаивали два философских направления: баденская школа неокантианства и философия жизни.

«Философия жизни» – это направление, сложившееся в последней трети XIX в., ее представителями были Дильтей, Зиммель, Шпенглер и др. Эта школа возникла как реакция на кризис механистического естествознания. Представители школы «философии жизни» обратились к жизни, как первичной реальности, целостному органическому процессу. Само понятие жизни они считали многозначным и неопределенным, что дает простор для различных трактовок. Однако во всех трактовках жизнь представляет собой целостный процесс непрерывного творческого становления, развития, противостоящий механическим неорганическим образованиям, всему определенному, застывшему. Научному познанию и его приемам противопоставляются внеинтеллектуальные, интуитивные, образно-символические способы постижения (иррациональные в своей основе) жизненной реальности – интуиция, понимание и др. Наиболее адекватным способом выражения жизни считаются произведения искусства, поэзия, музыка и другие внерациональные способы освоения мира.

Лидеры баденской школы Вильденбанд и Риккерт указывали на отличие не столько предметов социально-гуманитарных наук, сколько на отличие их методов. В явлениях и процессах культуры исследовательский интерес направлен на особенное и индивидуальное и связан с ценностным отношением к реальности. Вопросы социального познания и его методов являются предметом пристального внимания и на современном этапе. Так, Гадамер подчеркивал, что важной особенностью гуманитарных наук является то, что их предмет есть нечто такое, к чему принадлежит и сам познающий. Как следствие этого факта, возникает невозможность механического копирования методологии естествознания. Важнейшая заслуга Гадамера заключается во всесторонней разработке категории понимания. Понимание – это способ существования познающего, действующего и оценивающего человека. Понимание – это не столько познание, сколько универсальный способ освоения мира, причем оно возможно только в качестве соотнесения содержания с культурным мыслительным опытом современности. Таким образом, интерпретация текста, например, состоит не в воссоздании авторского смысла текста, а создании смысла заново.

Социальное познание и сформировавшиеся социально-гуманитарные науки имеют ряд особенностей:

  1. Социальное познание ориентировано на процессы, т.е. на развитие общественных явлений, выявление законов, причин и источников этого развития.
  2. Акцент познания смещен на индивидуальное на основе общего, закономерного.
  3. В предмет социального познания постоянно включен субъект, т.е. человек.
  4. Социально-гуманитарное познание – это всегда ценностно-смысловое освоение и воспроизведение человеческого бытия.
  5. Наличие неразрывной связи социального познания с ценностями, мировоззренческими компонентами.
  6. Важнейшей характеристикой социально-гуманитарного познания является процедура понимания.
  7. Социальное познание преимущественно ориентировано на качественную сторону изучаемой им действительности [2, с. 675-680].

Несмотря на указанные особенности гуманитарного знания и познания, в целом оно подчиняется всем существующим в естественных науках правилам, что позволяет определить их как науки. В них познание направлено на выявление объективно существующих законов и связей, но в отличие от естественных наук эти «законы» расплывчаты, «неточны», это, скорее, «законы-тенденции», поскольку предмет познания в них – человек, его внутренний мир, обладающий сложностью, уникальностью, неповторимостью. Однако уникальность и неповторимость не существуют сами по себе, они включены в систему взаимодействия разных граней человеческого бытия, что и позволяет выводить общее, закономерное.

Возникновение социально-гуманитарных наук завершило формирование науки как системы дисциплин, охватывающей все основные сферы мироздания: природу, общество и человеческий дух. Наука обрела привычные для нас черты универсальности, специализации и междисциплинарных связей.

Читайте также

Список литературы

  1. Скирбекк Г., Гилье Н. История философии / Пер. с англ. В.И. Кузнецова; Под ред. С.Б. Крымского. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003.
  2. Стёпин. В.С.Теоретическое знание / В.С. Стёпин. – М., 1999.

Цитировать

Иваницкая, М.С. Особенности развития социально-гуманитарных наук XVII-XX вв / М.С. Иваницкая. — Текст : электронный // NovaInfo, 2014. — № 28. — URL: https://novainfo.ru/article/2695 (дата обращения: 24.01.2022).

Поделиться