О декриминализации побоев

№36-1,

юридические науки

В статье обсуждается проблема декриминализации побоев.

Похожие материалы

30 июля 2015 года, Председатель Верховного Суда России В.М. Лебедев, в ходе встречи с Президентом России В.М. Путиным предложил декриминализировать ряд деяний, предусмотренных УК России, в том числе побои, что позволит сократить количество направляемых в суды уголовных дел на триста тысяч ежегодно.

Уголовная ответственность за побои предусмотрена статьей 116 УК России [5. С. 50]. Родовой объект преступления – общественные отношения, обеспечивающие права личности и находящиеся под уголовно-правовой охраной. Видовой объект – общественные отношения, обеспечивающие право человека на жизнь и здоровье, находящиеся под уголовно-правовой охраной. Непосредственный объект – общественные отношения, обеспечивающие право человека на здоровье, что определяет характер преступления.

Объективная сторона преступления – физические действия виновного, которые не влекут причинение легкого вреда здоровью и наступление стойкой утраты трудоспособности. Побои могут состоять в нанесении ударов ногами, руками, какими-либо предметами, таскание за волосы, другие действия, вызывающие физическую боль у потерпевшего. Побои и иные насильственные действия могут вызывать появление ссадин, кровоподтеков. Они всегда наносят ущерб внутреннему миру потерпевшего.

Субъект преступления – человек, способный к осознанно-волевому поведению в момент совершения преступления, достигший 16 лет [18. С. 149-150].

Субъективная сторона – умышленная форма вины. Деяние, совершенное в результате активности, силы субъективных процессов мышления (осознания, предвидения) и воли (желания, сознательного допущения), признается умышленным. Умысел («умышление») может быть прямым или косвенным. К прямому умыслу относятся такие психолого-юридические понятия как осознание посягательства на общественные отношения, находящиеся под защитой уголовного закона (жизнь, здоровье и свобода другого человека, право собственности и др.); предвидение наступления результата этого деяния и желание его наступления. К косвенному умыслу лица относятся осознание им посягательства на общественные отношения, находящиеся под защитой уголовного закона; предвидение наступления результата этого деяния, его сознательное допущение (осознанное наступление) либо безразличие (равнодушие) к возможности наступления этого результата (например, смерти другого человека, утраты им своего имущества и др.). Оценка того, что лицо осознавало, предвидело и желало либо осознавало, предвидело и сознательно допускало или безразлично (равнодушно) относилось к наступлению общественно опасного результата своего деяния, дается судом в своем решении по внутреннему убеждению. Умысел лица может быть внезапно возникшим или заблаговременно обдуманным, что позволяет индивидуализировать наказание за умышленное преступление.

Преступление окончено во время нанесения побоев или совершения иных насильственных действий, причинивших физическую боль.

Преступление относится к преступлениям небольшой тяжести. Наказание не предусматривает лишение свободы на определенный срок [20. С. 56-58].

В сравнении с 2000 годом доля этих преступлений от всех уголовных дел, рассматриваемых в суде, составляет 46%, то есть выросла в несколько раз. После принятия законодательной инициативы Верховного Суда России нагрузка на суды существенно уменьшится, что, по мнению Председателя Верховного Суда, позволит сосредоточиться на уголовных делах по другим, более тяжким преступлениям.

Но, на наш взгляд, а также наших коллег, например, профессора Академии управления МВД России П.А. Скобликова [21. С. 72-78; 22. С. 43-46; 23. С. 21-23; 24. 50-59], актуальной для нашей страны является задача защиты прав граждан России от преступных посягательств, а не создания комфортных условий деятельности судебной власти, что предполагает последовательную борьбу с преступностью, а не декриминализацию ряда преступлений [25. С. 59-62]. В результате повышения правовой культуры граждан России они стали чаще обращаться в суд за защитой своих прав и свобод. Является ли это основанием ограничивать их права?

Нужно ли ждать от моей однокашницы по аспирантуре и докторантуре, ныне министра здравоохранения России Вероники Скворцовой, предложения ограничивать обращение граждан в учреждения здравоохранения по поводу головной боли, боли в животе под предлогом освободить участковых терапевтов для лечебно-диагностической практики по поводу геморрагического инсульта или разлитого перитонита?

Более того, известно, что пресечение преступлений небольшой тяжести эффективно предупреждает совершение тяжких деяний [1. С. 12-24; 2. С. 46-62; 7. С. 110-111; 12. С. 115-117; 14. С. 36-37; 15. С. 136-138; 17. С. 50-55]. В западной криминологии это называется принцип нулевой терпимости [3. С. 42-51; 4. С. 13-18; 6. 45-47; 8. С. 35-40; 9. С. 28-34; 10. С. 26-29; 11. С. 21-24; 13. С. 38-40; 16. С. 19-22; 19. С. 281-288]. Полагаем, что декриминализация побоев будет способствовать формированию правового нигилизма, атмосферу безнаказанности.

Список литературы

  1. Авдеев В.А., Авдеева О.А. Концепция уголовно-правовой политики Российской Федерации: основные направления совершенствования уголовного закона и оптимизации мер противодействия преступности // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2014. № 1. С. 12-24.
  2. Авдеев В.А., Авдеева О.А. Основные направления реализации уголовно-правовой политики в сфере противодействия преступности: сравнительный анализ федеральных и региональных начал // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2014. № 2. С. 46-62.
  3. Белоус В.Г., Голодов П.В., Пертли Л.Ф. Правоохранительная система России в современной историографии // Актуальные вопросы образования и науки. 2015. № 3-4 (49-50). С. 42-51.
  4. Белоус В.Г., Дивитаева О.А. Становление научной школы уголовного права НОУ ВПО «Институт Управления» // На пути к гражданскому обществу. 2015. № 1 (17). С. 13-18.
  5. Белоус В.Г., Мартынов Е.А. Уголовный кодекс Российской Федерации: этапы его совершенствования (1996-2013 гг.): учебное пособие. Архангельск, 2013.
  6. Быков А.В. Американский опыт установления контроля над преступностью // Российский следователь. 2013. № 13. С. 45-47.
  7. Быков А.В. Британская модель обеспечения внутренней безопасности государства // Закон и право. 2008. № 6. С. 110-111.
  8. Быков А.В. Британский вариант интегрированной модели обеспечения внутренней безопасности государства // Российский следователь. 2008. № 13. С. 35-40.
  9. Быков А.В. Значение зарубежного опыта для совершенствования деятельности уголовно-исполнительной системы России // Актуальные вопросы образования и науки. 2015. № 3-4 (49-50). С. 28-34.
  10. Быков А.В. Континентальная модель обеспечения внутренней безопасности государства // Российский следователь. 2007. № 8. С. 26-29.
  11. Быков А.В. Организационные основы деятельности полицейской системы США // Вестник Московского Университета МВД России. 2008. № 5. С. 21-24.
  12. Быков А.В. Организационные основы деятельности полицейской системы ФРГ и Австрии // Закон и право. 2008. № 8. С. 115-117.
  13. Быков А.В. Основы организации деятельности современной системы обеспечения внутренней безопасности США // Российский следователь. 2008. № 12. С. 38-40.
  14. Быков А.В. Отличительные характеристики английской модели полицейской системы // Российский следователь. 2007. № 22. С. 36-37.
  15. Быков А.В. Правовые основы деятельности полицейской системы США // Вестник Московского университета МВД России. 2009. № 3. С. 136-138.
  16. Быков А.В. Прикладное значение зарубежного пенитенциарного опыта для совершенствования деятельности уголовно-исполнительной системы // Вестник института: преступление, наказание, исправление. 2015. № 2 (30). С. 19-22.
  17. Быков А.В. Теоретические и прикладные проблемы функционирования национальных полицейских систем: диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. М, 2008.
  18. Бычкова А.М. Рецензия на работу «Психические расстройства и их уголовно-правовое, криминологическое, уголовно-исполнительное значение (история, теория, уголовно-правовое регулирование, практика)» доктора юридических наук, доктора медицинских наук, профессора Б.А. Спасенникова // Актуальные вопросы образования и науки. 2012. № 5-6 (33-34). С. 149-150.
  19. Волеводз А.Г. Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства – уроки истории и некоторые проблемы реформирования // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2014. № 6 (17). С. 281-288.
  20. Костик Е.В. Понятие и цели наказания // Вестник международного Института управления. 2014. № 3-4 (127-128). С. 56-58.
  21. Скобликов П.А. Отказ в доступе к правосудию пострадавшим от преступлений: проблемы и решения // Законодательство. 2012. № 8. С. 72-78.
  22. Скобликов П.А. Противодействие необоснованным и незаконным отказам в возбуждении уголовных дел уголовно-процессуальными средствами // Судья. 2013. № 9. С. 43-46.
  23. Скобликов П.А. "Теневая юстиция": формы проявления и реализации // Российская юстиция. 1998. № 10. С. 21-23.
  24. Скобликов П.А. О мерах по предупреждению функционирования в России "теневой" юстиции // Государство и право. 2002. № 2. С. 50-59.
  25. Швырев Б.А. Общие начала назначения наказания в уголовном праве России // Вестник международного Института управления. 2014. № 3-4 (127-128). С. 59-62.