Применение последствий незаключенности и недействительности сделок судами

№36-1,

юридические науки

В статье описываются подходы к определениям недействительности и незаключенности сделок, последствия недействительности и ничтожности сделок на примере завещаний. Авторы указывают на необходимость конкретизации признаков незаключенности и недействительности сделок и дальнейшего внесения их в ГК РФ.

Похожие материалы

В научной литературе и законодательстве нередко применяются и используются такие определения как: незаключенность, недействительность и ничтожность сделок. Однако содержание этих понятий не раскрывается в ГК РФ в полном объеме. В научных кругах несколько десятилетий ведутся дискуссии о понятии незаключенности договора и о его разграничении с недествительностью и ничтожностью. При этом незаключенность и несостоятельность сделок некоторые исследователи и правоприменители используют как схожие понятия. Действующее же гражданское законодательство закрепляет различные правовые последствия незаключённой и недействительной сделок в ст.167 и ст.168ГК РФ соответственно[1].

В теории гражданского права сложилось два подхода к разрешению этой проблемы.

Сторонники первого подхода (М. И. Брагинский, В. В. Витрянский) разделяют эти термины, рассматривая их самостоятельные правовые институты и, следовательно, различая их последствия. В частности, считается, что незаключенная сделка является видом ничтожной сделки по признаку несоответствия формы сделки закону, и под незаключенным договором законодатель понимает ничтожный договор[2]. Свое мнение исследователи обосновывают тем, что для незаключенных (несостоятельных) сделок в законодательстве не предусмотрены специальные последствия, носящие правовой характер, в связи с чем основания для выделения незаключенных договоров в отдельную группу отсутствуют.

Аналогичного мнения придерживаются и такие ученые как: С. А. Соменков, Н. В. Рабинович.

Другой подход к решению данной проблемы состоит в том, что данные категории являются идентичным, значит, идентичны и их правовые последствия. Так, О.Н. Садиков видит «противоречивость содержания» исков о признании договора незаключенным: «Если истец требует признать договор "незаключенным" то, как можно вообще рассуждать о каком-то договоре»[3]. Этого же подхода придерживается и В.А. Белов[4].

В решении вопроса соотношения последствий незаключенности и недействительности сделок такой же неоднозначной является судебная практика. Некоторые суды исходят из невозможности применения последствий недействительных сделок к незаключенным, потому что незаключенные и недействительные сделки неравны по своей природе. Другие последствия недействительности сделки применяют также и к незаключенным сделкам.

Рассмотрим Постановление от 27.04.2002 года Президиума Верховного Арбитражного Суда РФ №11011/01[5]. Конкурсный управляющий подал в суд иск о признании договора купли-продажи нежилого здания незаключенным. В обоснование иска он сослался на то, что не согласованы между сторонами существенные условия договора, то есть условия о сроках, размере и порядке перечислений за пользование имуществом. Суд удовлетворил иск в пользу истца. Таким образом, суд 1 инстанции посчитал, что в договоре не указаны существенные условия и удовлетворил иск, признав договор купли - продажи незаключенным. Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что в договоре указаны существенные условия и не удовлетворил иск, то есть признал договор купли – продажи заключенным. Президиум Верховного Суда РФ считает, что протест все же подлежит удовлетворению и поддерживает решение первой инстанции. Обосновывает он это тем, что по договору, который нотариально удостоверен, нежилое помещение все же продано.

Представляется, что Президиум Верховного Суда РФ, и суд первой инстанции при вынесении решения придерживались мнения В. В. Витрянского, И. Брагинского. Суд же апелляционной инстанции придерживался мнения таких исследователей как В.А. Белов, О.Н. Садиков[5]. Одним из последствий отсутствия единого подхода в определении изучаемых явлений является рост нагрузки на судебную систему РФ.

Мы считаем, что в приведенном деле управляющим неправильно сформулирован предмет иска. Потому что не включил в иск требование о возврате имущества. Поэтому суд, установив, что договор купли – продажи не заключён, создает новый спор – о дальнейшей судьбе помещения. Представляется, что арбитражный суд, признал договор незаключенным и установил отсутствие правовых оснований на владение ответчика помещением.

С другой стороны, решение не обязывает ответчика передавать помещение истцу, а лишь признает основания владения, то есть исполнение решения зависит от воли ответчика. Принудительное исполнение решения невозможно, также невозможно и принудительное исполнение решения, которое принято по иску о признании имущества. Поэтому истцу следовало в иск о признании договора купли–продажи дописать требование о возврате имущества. Если же зарегистрировано право собственности ответчика, то нужно также внести требование об изменении записи в едином реестре прав на недвижимое имущество истца. Фактически же истец оставил решение этого вопроса на усмотрение суда. А суд решил не выходить за пределы требований иска и оставил этот вопрос не рассмотренным.

Последствия недействительности и ничтожности могут касаться и иных сделок, предусмотренных гражданским законодательством. Законотворцы при детализации в 3й части ГК РФ механизма наследования и распределения наследственного имущества закрепили завещание в качестве приоритетного основания перехода такого имущества. В силу того, что завещание – это сделка особого рода, главная особенность которой заключается в том, что правовые последствия возникают только с момента открытия наследства, т.е. со смертью завещателя. На сегодняшний день существует вопрос о возможности признания после смерти гражданина завещания недействительным по различным основаниям, в том числе и в связи с совершением завещания гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ).

Приведем в пример решение Головинского районного суда города Москвы, которым удовлетворен иск К. к Н. о признании завещания недействительным, признании права собственности на квартиру[6]. Сын К. настаивал на проведении почерковедческой экспертизы, которая, как это ни странно, показала, что подпись на завещании была подлинной. Поставила точку в судебном процессе посмертная судебная медицинская экспертиза, доказавшая что наследодательница не понимала значения своих действий при составлении завещания. Приведенный пример говорит о необходимости установления 2х критериев: юридического и психологического. Таким образом, из-за пробелов законодательного урегулирования на практике основное решающее значение в определении способности гражданина понимать значение своих действий или руководить ими на момент совершения сделки имеют медицинские показатели, невзирая на адекватное, осознанное, по усмотрению нотариуса поведение гражданина при совершении сделки[7]. Между тем, однако, существует тот факт, что завещание несовершеннолетнего лица, не измененное им в последующем, становится действительным, если в момент открытия наследства несовершеннолетнее лицо достигает уже совершеннолетия.

Проблема действительности завещаний, составленных несовершеннолетними, требует более детального изучения и глубокого осмысления, а также законодательного закрепления в нормах гражданского права[8]. Шершеневич Г.Ф. пишет: следует заметить, что западные законодательства способность составлять завещания соединяют с достижением возраста меньшего, чем тот, который требуется для достижения [3]. Изучая опыт зарубежных стран, приходим к выводу, что гражданское законодательство иностранных государств (к примеру Франции и Германии) позволяет составлять завещания несовершеннолетним по достижении 16 лет. Обоснованием для сокращения общего срока совершеннолетия является соображение, что завещательное распоряжение не представляет угрозы законным интересам самого несовершеннолетнего, как другие его сделки, получающие юридическую силу при его жизни.

Учитывая существование различных точек зрения по данному вопросу, мы приходим к выводу, что существует необходимость конкретизации признаков незаключенности и недействительности сделок и дальнейшего внесения их в ГК РФ, а также дать разъяснения по вопросу различия правовых последствий несостоявшихся и недействительных сделок для применения судами.

Список литературы

  1. "Гражданский Кодекс РФ" Часть1- N 51-ФЗ от 30.11.1994г.
  2. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М., 2001
  3. Садиков О.Н. «Недействительные и несостоявшиеся сделки» - Юридический мир.2000.
  4. Белов В.А. «Гражданское право»: Общая часть. М.: Проспект, 2002.
  5. Постановление от 27.04.2002 года Президиума Верховного Арбитражного Суда РФ №11011/01.
  6. Постановление ФАС Московского округа N КГ-А40/9229-03 от 18 ноября 2003г.
  7. Иксанов Р.А., Усманова С.М. К вопросу о проблематике признания завещания недействительным по ст. 177 ГК РФ// «Правовая система и вызовы современности». Материалы XI Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых 3-5 декабря 2014 г., Институт права БашГУ, г.Уфа, 2014, стр. 309-312
  8. Иксанов Р.А., Усманова С.М. К вопросу о действительности завещаний, составленных несовершеннолетними // «Правовая система и вызовы современности». Материалы X Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых 5-7 декабря 2013 г., Институт права БашГУ, г.Уфа, 2013, стр. 269-271