Изучение экстремизма в контексте переживания террористической угрозы студентами в образовательном пространстве

№40-2,

Психологические науки

В работе осуществлена попытка изучения, определения и анализа феномена терроризма, представлены эмпирические результаты исследования переживания студентами террористической угрозы в образовательном пространстве.

Похожие материалы

Терроризм, как разновидность экстремизма, в том или ином виде существовал всегда, во все времена, и различались лишь формы его проявления, которые наряду с культурно-историческими, экономическими и культурными факторами определялись также символическим смыслом и реакциями общества на террористическую угрозу [1]. В наши дни террористическая активность и характер ее проявлений, ее стремительное развитие, прямо говорят о высокой степени актуальности террористической угрозы. Количество совершающихся терактов непрерывно растет и большинство специалистов отнюдь не прогнозируют их снижения в ближайшем будущем, именно поэтому изучение влияния террористических действий на психику человека представляет собой одну из самых острых и актуальных проблем на сегодняшний день.

Психологические подходы к изучению явления терроризма и переживания террористической угрозы разрабатываются в рамках социальной, юридической, нравственной, экологической психологии, психологии личности, психопатологии (В.Л. Васильев, 1995; М.И. Еникеев, 1995; А.Н. Медведев, 2004; М.М. Решетников, 2004; С.В. Цыцарев, 2004) [3]. Психологические механизмы реализации, структура террористической деятельности, особенности личности самих террористов, посттравматические личностные изменения у гражданских лиц, переживших угрозу жизни, бывших заложников, роль средств массовой информации в рамках проблемы современного международного терроризма, а также возможные способы борьбы с террором широко представлены в работах отечественных авторов (С.Н. Ениколопов, 1990; А.В. Марков, 1995; В.А. Соснин, 1995; Ю.М. Антонян, 1998; Э.Т. Ахмедов, 2001; Д.В. Ольшанский, 1991, 1995, 2002; В.В. Нуркова, 2003; С.Г. Кара-Мурза, 2001; В.А. Шкуратов, 2002; Ю.В. Тарабрина, Н.В. Быховец, 2007, 2010; В.В. Знаков, 2010) [4]. В современной отечественной психологии изучением проблемы терроризма и переживания террористической угрозы занимаются такие авторы, как Ю.В. Быховец, В.В. Знаков, Т.А. Нестик, В.А. Соснин, Н.В. Тарабрина, Е.М. Турок, С.В. Цыцарев и другие [5].

Психологическая структура понимания и переживания террористической угрозы состоит из трех компонентов – когнитивного, эмоционального и поведенческого. Когнитивный – это антиципация и репрезентация осознаваемого уровня реальности угрозы, ее вероятности и возможных последствий. Эмоциональный компонент может быть как осознанным, так и не осознаваемым; он проявляется в возникновении психологического состояния, заключающегося в ощущении утраты контроля
над обстоятельствами, значимыми для жизни субъекта. Поведенческий компонент проявляется, например, в увеличении потребления наркотических средств, алкоголя и сигарет после терактов [2].

Исследование понимания и переживания обществом террористической угрозы ставит перед психологами две взаимосвязанные проблемы: как люди преодолевают страх смерти, неизбежно возникающий при упоминании о терактах (в средствах массовой информации или даже в условиях психологического эксперимента), и в каких смысловых единицах они структурируют свое понимание мира, изменяющееся в результате террористических актов.

Первая проблема изучается преимущественно в рамках теории управления страхом смерти. Эта теория стала особенно актуальной после 11 сентября 2001 г. [7]. Понимание неизбежности собственной смерти – одна из главных экзистенциальных проблем человеческого бытия. Можно рационально осознавать, что мир опасен и несправедлив, но на более глубоком подсознательном уровне чувствовать, что ты в безопасности, способен избежать неудачи. В данной теории утверждается, что подчинение культурным стандартам и ценностям предохраняет субъекта от чувства тревоги, возникающего вследствие понимания собственной уязвимости и смертности. Принятие общечеловеческих ценностей позволяет ему почувствовать себя необходимым, включенным в сообщество людей, соблюдающих примерно одинаковые социальные и моральные нормы [8].

Вторая проблема заключается в том, что понимание как ценностно-смысловое структурирование мира не может анализироваться без обращения к специфике ментального и экзистенциального опыта понимающего субъекта [5]. Поскольку понимание террористической угрозы рядовыми гражданами, как правило, основывается не на достоверных знаниях (которыми могут располагать только сотрудники спецслужб, да и то в редких случаях), то можно предположить, что ментальный, умственный опыт субъекта задействован при этом в минимальной степени. Основную роль в понимании террористической угрозы играет экзистенциальный опыт, состоящий, по крайней мере, из трех компонентов – тезаурусного, интенционального и этического. Первый компонент образуют неявные знания, включающие мнения, убеждения, отношения; второй – интенциональные структуры, определяющие направленность и избирательность индивидуальной психической активности; в третий компонент входят такие представления о морально должном, которые принципиально не поддаются полному осознанию. Следовательно, названные компоненты опыта характеризуются недостаточной доказательностью, осознанностью и вербализованностью [5].

Целью нашего исследования было изучить особенности психологической оценки уровня переживания террористической угрозы у студентов.

Исследование проходило на базе Российского государственного профессионально-педагогического университета, расположенного в г. Екатеринбург. В ходе проведения исследования были обследованы 89 студентов, 1, 2, 3 и 4 курсов очной формы обучения в возрасте от 17 до 23 лет (средний возраст – 19,7 лет).

Согласно поставленным целям и задачам исследования, были использованы следующие методики:

  1. Опросник «Оценка переживания террористической угрозы» (ОПТУ-21), Ю.В. Быховец, Н.В. Тарабрина [2].
  2. Методика измерения уровня тревожности (Личностная шкала проявлений тревоги Дж. Тейлора, адаптация Т.А. Немчинова).
  3. Методика диагностики уровня эмпатических способностей В.В. Бойко.
  4. Методика «Индекс жизненного стиля» (Р. Плутчик, Х. Келлерман).
  5. Диагностика эмпатии по А. Меграбяну и Н. Эпштейну.

Согласно результатам исследования, вся выборка характеризуется средним уровнем выраженности компонентов оценки переживания террористической угрозы.

Студентам современности небезразлична проблема терроризма и террористической угрозы, однако всерьез о ней практически никто не задумывается.

Согласно полученным результатам исследования, степень выраженности уровня всех компонентов переживания террористической угрозы у девушек значительно выше, чем у юношей. Это говорит о том, что девушки наиболее восприимчивы к происходящим событиям, в связи, с чем им требуется зачастую более длительное время на переживание некоторой стрессовой ситуации. Так же девушки чаще способны к предугадыванию, предвосхищению некоторых событий, связанных с террористической угрозой. Эти данные находят свое подтверждение в исследованиях, проведенных Ю.С. Бузыкиной и В.В. Константиновым в г. Саранск, которые пришли к выводу о том, что все показатели по методике ОПТУ-21 на достоверном уровне выше у девушек, нежели у юношей.

Корреляционный анализ показал следующие результаты. Как у девушек, так и у юношей, с увеличением уровня переживания террористической угрозы, уменьшается действие защитного механизма подавления, что говорит о том, что отрицательные эмоции, связанные с переживанием террористической угрозы, не вытесняются в бессознательное, а осознаются и адекватно воспринимаются студентами. У юношей большинство корреляционных взаимосвязей показало, что с увеличением антиципационных способностей, а так же уровня переживания террористической угрозы, действие большинства защитных механизмов сводится к минимуму. Это говорит о том, что юноши способны адекватно воспринимать и осознавать информацию, зачастую являющуюся стрессогенным фактором.

Иная картина взаимосвязей представлена у девушек: увеличение уровня переживания террористической угрозы, напротив, приводит к актуализации механизма регрессии, а с увеличением устойчивости увеличиваются такие показатели, как уровень тревожности и уровень эмпатии.

Таким образом, мы можем сказать о том, что существуют достоверные различия выраженности уровня переживания террористической угрозы между девушками и юношами. Так же сделаны следующие выводы:

  1. Интенсивность переживания террористической угрозы различаются у студентов гуманитарных и технических специальностей;
  2. Существует взаимосвязь между компонентами переживания террористической угрозы с каналами эмпатии и защитными механизмами
    у студентов и картины этих взаимосвязей различны в группах юношей
    и девушек, а так же в группах студентов технических и гуманитарных специальностей;
  3. Студенты с высокими показателями личностной тревожности
    в большей степени переживают террористическую угрозу, нежели студентыс низкими показателями тревожности.

Анализ полученных нами эмпирических данных явно указывает на необходимость снижения уровня террористической угрозы и профилактику стрессовых состояний у косвенных жертв терроризма с помощью различных коррекционно-профилактических программ.

Список литературы

  1. Быховец Ю.В. Представления о террористическом акте и переживание террористической угрозы жителями разных регионов РФ / Ю.В. Быховец. М., 2008. 129 с.
  2. Быховец Ю.В. Психологическая оценка переживания террористической угрозы: Руководство / Ю.В. Быховец, Н.В. Тарабрина // М.: Институт психологии РАН, 2010. 85 с.
  3. Горбунов К.Г. Психология терроризма: курс лекций для студентов психологических специальностей / К.Г. Горбунов. Омск: Изд-во ОмГУ, 2007. 232 с.
  4. Задорожнюк И.Е. Психологи о терроризме / И.Е. Задорожнюк, В.И. Черненилов // Психологический журнал. 1995. №4. С.26-31.
  5. Знаков В.В. Экзистенциальный опыт субъекта как проблема психологии человеческого бытия / В.В. Знаков // Субъектный подход в психологии / Под ред. А.Л. Журавлева и др. М., 2009. С. 211-225.
  6. Полякова О.О. Особенности понимания современной молодежью террористической угрозы / О.О. Полякова // Актуальные вопросы современной психологии: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, март 2011 г.). Челябинск: Два комсомольца. 2011. С. 84-87.
  7. Landau M.J. A function of form: Terror management and structuring the social world / M.J. Landau, M. Johns, J.Greenberg // J. of Person. and Soc. Psychol. 2004. Vol. 87. №2. P. 190-210.
  8. Janoff-Bulman R. From national trauma to moralizing nation / R. Janoff-Bulman, S. Sheikh // Basic and Appl. Soc. Psychol. 2006. Vol. 28. №4. P. 325-332.