Религия в информационную эпоху

NovaInfo 41, с.272-275, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Культурология
Просмотров за месяц: 2
CC BY-NC

Аннотация

В статье рассмотрены основные тенденции современной динамики религии: рост религиозного индифферентизма, появление синкретических новых религиозных движений, активное формирование новых мифологий, сохранение традиционных религий как этнокультурного феномена, рост религиозного фундаментализма. Сделаны выводы о динамическом переопределении статуса религии в современной культуре.

Ключевые слова

КУЛЬТУРА, МАСС-МЕДИА, МИФОЛОГИИ, РЕЛИГИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ

Текст научной работы

Современную эпоху принято называть информационной, что подразумевает резкое возрастание важности информации, развитие новых технологий, широкое распространение средств массовой коммуникации и глобальных информационных сетей, углубление процессов глобализации и интеграции, затрагивающих все области культуры.

Религия как часть любой культуры не может находиться в стороне от глобальных социокультурных процессов. На наш взгляд, к основным тенденциям современной динамики религии можно отнести следующие:

  • рост религиозного индифферентизма;
  • появление синкретических новых религиозных движений;
  • активное формирование новых мифологий;
  • сохранение традиционных религий как этнокультурного феномена;
  • рост религиозного фундаментализма.

Рассмотрим их более подробно.

Религиозный индифферентизм вызван характерным для настоящего времени неверием человека в абсолютные истины, а также тем, что в индивидуалистическом обществе религия становится частным делом человека, не обладая социально-мобилизирующим действием. Это приводит к постепенному отмиранию традиционных религиозных институтов, но вместе с тем к появлению новых, экстравагантных культов, хорошо сочетающихся с гедонизмом и материализмом современной культуры. Религиозный индифферентизм и синкретические учения объединены признанием многообразия и субъективности религиозного опыта. На практике же религиозный индифферентизм обычно приводит к атеизму.

Синкретизм – отличительная черта движения «New Age» («Новая Эра»). Для большинства новых культов этого движения характерны адогматизм и плюрализм, принятие различных форм духовного опыта и ценностей либерального сознания, незавершенность, аморфность и открытость. Диапазон новых религиозных движений очень широк: от псевдохристианских до новоязыческих. Но многим из них в той или иной мере присуще негативное отношение к «тотальной» христианской традиции, которой противопоставляется «истинная мудрость» – ни к чему не обязывающий синтез восточных учений, оккультизма и философии.

Говоря о формировании новых мифологий, отметим, что сегодня отпечатки мифологического мышления несет не столько религиозная, сколько обыденная картина мира. Миф – не религия (хотя религия и рождается из мифа), миф – это «образ жизни», непосредственное восприятие мира, не подразумевающее религиозной веры. Наиболее подвержен влиянию современных мифов тот тип людей, который Г. Маркузе определил как «одномерного человека»: теряющих свою индивидуальность под влиянием идеологических манипуляций масс-медиа. Появление современных средств массовой коммуникации: кинематографа, телевидения, персональных компьютеров, рекламных технологий сделало возможным формирование новых мифологий, потеснивших традиционные религии. Теперь в поисках «сакрального» человек обращается не к церкви, а, например, к телевизионной рекламе, сулящей здесь и теперь то, что религии обещают лишь в загробной жизни. За тысячи лет развития человеческого общества структура и функции мифа принципиально не изменились: просто архетипы мифологического сознания облекаются в разные эпохи и в разных контекстах в соответствующие фольклорные облачения.

Традиционная религиозность отходит на задний план и становится одним из множества «языков» описания новой, «постмодернистской» реальности. Скорее всего, еще долгое время традиционные религии будут сохраняться как элементы национальных культур (тем самым препятствуя процессам глобализации и унификации), но их духовная и социокультурная значимость будет постепенно уменьшается, нисходя до уровня музейного экспоната.

Серьезной альтернативой распаду религиозных институтов является религиозный фундаментализм (характерный как для традиционных, так и для новых религий). Во многом этот процесс не имеет отношения к подлинной духовной жизни.

Отметим, что хотя индифферентизм и фундаментализм являются противоположными движениями, причина возникновения у них одна: кризис традиционной цивилизации, который может приводить или к утрате любой веры, или же, наоборот, к ее симуляции через противопоставление своей группы всему миру. В целом все вышеперечисленные тенденции религиозной динамики находятся в русле глобального процесса секуляризации культуры и общества, который, однако, далеко не завершен даже в развитых западных странах.

В определенной степени это справедливо и для нашей страны, хотя здесь есть свои особенности. Прежде всего, сегодня Россия находится лишь на пути от индустриальной цивилизации к постиндустриальной, а темпы ее либерализации (в широком смысле) и информатизации оставляют желать лучшего. Далее, на формирование российской религиозности сильно повлиял государственный, официальный характер православия, а в не столь давнее время – принудительно-атеистический характер коммунистической идеологии. Сейчас синкретизм религиозности, национальности и государственности («православие, самодержавие, народность») до конца не изжит: в массовом религиозном сознании место коммунистической идеологии вновь начинает занимать православие как идея, якобы могущая объединить российское общество; ведется борьба с «тоталитарными сектами» (проще говоря, – с «чужими», «инородцами»); делаются попытки ограничить свободу вероисповедания на законодательном уровне. Таким образом, фактор религиозного фундаментализма приобретает в России важное значение.

При этом проблема новых религиозных движений для России, на наш взгляд, во многом надуманная: несомненно широкое распространение в обществе нетрадиционной религиозности, но не хорошо организованных религиозных групп.

Самоидентификация большинства россиян с православием объясняется в основном осознанием собственной этнической и культурной принадлежности, а не религиозными причинами. Усиление роли православной церкви в социально-политической жизни страны – другая сторона этого же процесса.

Еще одной особенностью российской религиозности является преобладание численности «верующих вообще» над приверженцами конкретных конфессий или религиозных учений, причем среди последних больше «пассивных», непрактикующих верующих, которые идентифицируют себя, например, как православных, но практически не участвуют в культовой практике церкви и к тому же придерживаются неортодоксальных представлений о предмете своей веры. Поэтому можно говорить и о распространенности религиозного индифферентизма в религиозном сознании россиян.

Что касается процесса формирования новых мифологий, то в России он происходит сразу по нескольким моделям. Для «западнической» мифологической модели характерны ценности и идеалы западной цивилизации. Ей противостоят «советская» модель и миф о «русской идее». Но если «советская» модель определяет золотой век России в недавнем прошлом, то «русская идея» содержит ряд самых разнообразных мифологий, от неоязыческих до православных. Интересно, что хотя эти модели теоретически взаимоисключают друг друга, на практике они могут причудливо сочетаться.

Итак, религия продолжает существовать и играть заметную роль и в информационную эпоху. Тем не менее, особенности современной религиозности (как на Западе, так и в России) позволяют утверждать наличие процесса динамического переопределения статуса религии в современной культуре: религия уже не может лишь диктовать свои условия всему обществу, но вынуждена или принять нынешние социокультурные изменения, или же самоизолироваться от культуры. Последний путь – тупиковый, хотя и у него есть свои сторонники. Но, скорее всего, религия в информационную эпоху будет стремиться к не менее тесной связи с современной культурой, чем это было в предыдущие эпохи.

Читайте также

Цитировать

Раров, С.В. Религия в информационную эпоху / С.В. Раров, Ю.В. Рыжов. — Текст : электронный // NovaInfo, 2016. — № 41. — С. 272-275. — URL: https://novainfo.ru/article/4346 (дата обращения: 18.08.2022).

Поделиться