Трансформационный потенциал социального капитала в преобразовании гражданского общества

NovaInfo 41, с.95-100, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Экономические науки
Просмотров за месяц: 0
CC BY-NC

Аннотация

В данной статье рассматриваются взаимодействие социального капитала и гражданского общества и их тесная взаимосвязь, которые можно структурировать, исходя из трех ключевых подходов: институционального, синергетического и подхода всеобщности. Дается анализ данных подходов, выявляются как позитивные, так и негативные аспекты рассматриваемых концепций.

Ключевые слова

ИНСТИТУТ, СОЦИАЛЬНЫЙ КАПИТАЛ, ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ СРЕДА, СИНЕРГИЯ, СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ

Текст научной работы

Рассматривая концепцию социального капитала как один из важнейших факторов развития и трансформации общества, следует отметить, что данным вопросом в свое время занимались как экономисты, так и социологи. На современном этапе исследователи, в основном, изучают эту тему с точки зрения девяти основных аспектов:

  1. поведенческие проблемы семьи и молодежи;
  2. среднее и высшее образование;
  3. общественная жизнь (виртуальная и гражданская);
  4. рабочая и организационная деятельность;
  5. демократия и власть;
  6. случаи совместного решения общественных проблем;
  7. здравоохранение и экология;
  8. преступность и насилие;
  9. экономическое развитие [5].

Представляется рациональным обозначить границы понятия «социальный капитал», который трактуется по-разному, однако, общая мысль остается неизменной: не возможно объяснить поведение экономических акторов без учета той социальной структуры, в которую они вовлечены [1]. По всей видимости, это положение является одним из наиболее общеизвестных тезисов. В данной работе социальный капитал рассматривается, согласно определению французского социолога П. Бурдье, как «фактические или потенциальные ресурсы, которые связаны с владением долгосрочных социальных связей более или менее институциализированных отношений взаимного знакомства и признания, или другими словами, с членством в социальной группе» [8, 243].

Что касается термина гражданское общество, то оно «представляет собой систему общественных институтов и отношений, которые необходимы для реализации частных и групповых интересов» [3, c. 169]. Теперь обратимся к основным положениям, характеризующим роль социального капитала в развитии общества.

В данной статье уделяется основное внимание взаимодействию социального капитала и гражданского общества и их тесной взаимосвязи, которые можно структурировать, исходя из трех ключевых подходов: институционального, синергетического и подхода всеобщности.

Следуя подходу всеобщности, можно поставить знак равенства между социальным капиталом и организациями на локальном уровне, то есть ассоциациями, клубами и другими общественными группами. Главными признаками в данном случае становятся количество и численность данных групп в определенном обществе [7]. Предполагается, что социальный капитал является безусловным благом, которого чем больше, тем лучше, и что само его существование оказывает положительное воздействие на всеобщее благосостояние. Использование данного подхода сыграло большую роль в объяснении и анализе причин бедности, где социальным связям отводилось центральное место в борьбе против потенциальных рисков и незащищенности беднейших слоев населения. Как утверждает в своей работе Г. Дордик, единственное, что могут потерять бедные, это друг друга [10].

Однако существенным недостатком данного подхода является игнорирование существования отрицательного эффекта социального капитала на общество. В том случае, если сообщества или социальные сети изолированы и ограничены, либо их интересы противоположны общественным (гетто, преступные группировки, наркокартели), то так называемый продуктивный социальный капитал замещается ложным, что значительно препятствует гармоничному развитию общества. Разумеется, членство в высоко интегрированном сообществе подразумевает множество привилегий, но оно также сопряжено с большими издержками, иногда даже превосходящие имеющиеся преимущества. Что касается организованных преступных группировок, такие группы могут причинить значительный ущерб всему остальному обществу, который выражается в виде загубленных жизней, растраченных ресурсов и социальной неопределенности.

Кроме того, сторонники данного подхода всеобщности имплицитно утверждают, что все социальные группы являются однородными и автоматически становятся частью общества и приносят ему пользу. Тем не менее, обширная литература, касающаяся вопросов классового неравенства, этнической изоляции и гендерной дискриминации, которые зачастую возникают и сохраняются под воздействием общества, доказывает обратное [4].

Статистические данные из развивающихся стран доказывают, почему только наличие высокого уровня социальной солидарности или неформальных групп не обязательно ведет к процветанию общества. В Кении группа экспертов, оценивающих уровень бедности в стране, выявила более 200 000 общественных групп в сельских областях, однако большинство из них не было связаны с внешними ресурсами и не могли изменить положение своей страны как одного из беднейших регионов мира. Доклад Всемирного банка по Руанде приводит такую статистику: в данной стране насчитывается более 3 000 зарегистрированных сельских кооперативов и фермерских коллективов, и по приблизительным подсчетам 30 000 неформальных групп, которые, тем не менее, были не в состоянии предотвратить одну из самых кровопролитных и жестоких гражданских войн. Такая же ситуация наблюдается и во многих странах Латинской Америки, где местные сообщества имеют высокий уровень социальной солидарности, однако они не в состоянии изменить ситуацию с крайней бедностью, в связи с недостатком располагаемых ими ресурсов и отсутствием доступа к управлению государством, что крайне важно для изменения «правил игры» в свою пользу. Данный подход справедлив и в отношении Гаити, где социальный капитал в изобилии наблюдается на локальном уровне среди сельскохозяйственных социальных групп, которые выступают за улучшение условий труда, свободный доступ к земельным участкам, защиту своих прав на местных рынках, продвижение идеи взаимопомощи и обеспечение защиты от злоупотребления властями своих полномочий. Даже в таком случае эти группы не в состоянии противодействовать колониальному режиму, коррупции, географической и политической изоляции и социальному расколу [4].

Институциональный подход предполагает, что устойчивость и дееспособность социальных связей и гражданского общества является в большей степени результатом политической, законодательной и институциональной среды [2]. Если подход всеобщности главным образом рассматривает социальный капитал как независимый переменную величину, которая оказывает как положительное, так и отрицательное воздействие на общество, то институциональный подход, напротив, исходит из того, что социальный капитал – это зависимая переменная величина. Кроме того, ключевой позиций данного положения является тот факт, что сама способность социального капитала функционировать в интересах общества крайне зависит от характерных черт формальных институтов, а их переменные свойства, такие как высокий уровень генерализованного доверия в свою очередь ведут к резкому экономическому росту [7].

Сторонники институционального похода рассматривают социальный капитал с двух различных точек зрения, исследования которых показывают приблизительно равные результаты. Так, Т. Скокпол в своих работах делает акцент на сравнительно-историческом аспекте и утверждает, что если правительство явственно не в состоянии принять ответственность за все результаты современной экономической жизни, тогда оно в равной степени не сможет вмешиваться противостояние отдельных членов государства и общества, другими словами фирмы и сообщества будут процветать тогда, когда власть не будет чрезмерно довлеть над ними [9].

Другая точка зрения просматривается в количественных кросс-национальных исследованиях социологов и экономистов, изучающих эффекты от государственного вмешательства и социального деления на экономическое развитие. С. Кнек и Ф. Кифер впервые предложили разработать индексы количественных диапазонов институциональных характеристик для различных инвестиционных организаций и группы по защите прав человека [10]. Также они указывают на то, что такие понятия как генерализированное доверие, правопорядок, гражданские свободы и бюрократия позитивно влияют на экономический рост.

П. Колер и Ж. У. Ганнинг использовали данный подход для изучения причин медленного развития стран Африки. Делая различия между такими концепциями как гражданский и правительственный капитал, они доказали, что развитие протекает медленно в таких обществах, где наблюдается как высокий уровень этнического дробления, так и слабые политические права. Хотя в своих трудах Д. Родрик не употреблял термин социальный капитал, он сделал аналогичные выводы, иллюстрирующие тот факт, что экономики тех стран, где наблюдается разобщенность в обществе и слабые институты регулирования конфликтов слабо реагируют на экономические и социальные потрясения [10].

Несмотря на то, что сильной стороной институционального подхода является изучение крупномасштабных проблем, одновременно с этим его слабостью становится недостаток рассмотрения его микроэлементов. Например, государство гарантирует своим гражданам свободу, права и независимость в определенных аспектах их жизни, согласованный и компетентный бюрократический аппарат, что, однако, может не обеспечиваться в отношении беднейших слоев населения в городских трущобах или изолированных сельских поселениях, и на радикальное изменение данной ситуации потребуется несколько десятилетий.

Некая внутренняя противоречивость вышеназванного подхода содействовала образованию нового, так называемого синергетического подхода, основоположники которого предприняли попытки объединить институты и социальные сети [2]. Общая идея данного подхода прослеживалась еще в ранних работах исследователей сравнительной политэкономии и антропологии, но наибольшее влияние на становление рассматриваемой концепции оказало особое издание «Мирового развития». Авторы этого издания рассматривали Индию, Мексику, Россию, Южную Корею и Бразилию, чтобы найти благоприятно развивающиеся синергии (например, динамические профессиональные объединения и их эффективные взаимоотношения) среди и внутри государственных бюрократических и различных гражданских социальных акторов.

Можно выделить три наиболее значимых вывода, проистекающих из данных исследований.

Во-первых, несмотря на мнения теоретиков, отстаивающих идею общественного выбора и некой общности, ни страна, ни общество не могут быть в своей основе «плохими» или «хорошими»; правительства, корпорации и гражданские группы могут варьироваться, в зависимости от степени воздействия и участия в достижении общих целей.

Во-вторых, государство, предприятия и общественные объединения в отдельности друг от друга не имеют необходимых ресурсов для достижения всеобъемлющего устойчивого развития; обязательно необходимо установление комплементарности и партнерство между данными секторами. Идентификация тех условий, в которых появились (или не смогли возникнуть) данные синергии является важнейшей целью теоретических и практических основ развития [9].

В-третьих, среди вышеназванных секторов государству отводиться главная роль в обеспечении позитивного развития страны, что зачастую является крайне затруднительным. Данное положение подтверждается тем, что государство не только предоставляет определенные общественные блага (стабильную валюту, услуги здравоохранения и всестороннего образования) устанавливает и обеспечивает выполнение правопорядка (имущественные права, налогообложение, свободу слова и объединений), но и содействует образованию тех сообществ, которые объединяют акторов, несмотря на их классовую, этническую, расовую, гендерную, политическую или религиозную принадлежность. Предприятия и общественные объединения также играют важную роль в данном процессе, создавая такие условий, которые содействуют возникновению, признанию и вознаграждению эффективного правительства. В противном случае, неблагоприятная институциональная среда и другие противодействующие факторы препятствуют развитию гармоничного общества [6].

В целом, синергетический подход предполагает следующие задачи для теоретиков, ученых и государственных деятелей:

  • идентифицировать характер и степень развития социальных связей, характеризующих определенное сообщество, его формальные институты и взаимодействие;
  • развивать институциональные стратегии, направленные на понимание сущности данных социальных отношений, особенно касательно контактного и связующего социальных капиталов в обществе;
  • определить пути и методы, позволяющие позитивным проявлениям социального капитала (всеобщее взаимодействие, доверие, институциональная эффективность) нейтрализовать или сбалансировать его отрицательные стороны (сектантство, изолированность и коррупция) [9].

Другими словами, важнейшей задачей является трансформация тех ситуаций, где общественный социальный капитал «замещается» слабыми, враждебными или незаинтересованными формальными институтами в те, где они дополняют друг друга.

Подводя итоги, следует отметить, что различия между выше описанными подходами, касательно роли социального капитала в развитии общества, в основном сводятся к рассмотрению и анализу различных сторон данного понятия, при выделении зависимого, независимого или частично варьирующегося компонента социального капитала, и насколько сильно они могут интегрироваться в теорию государства. Невозможность подхода всеобщности и институционального подхода ответить на многочисленные вопросы исследователей создала предпосылки для возникновения синергетического подхода, который объединяет в себе их различные черты и является результатом новейших исследований в данной научной области.

Читайте также

Список литературы

  1. Бондарь, Е. А. Социальный капитал в западном социокультурном контексте // Теория и практика общественного развития. – 2012. – № 1. – URL: http://teoria-practica.ru/rus/files/arhiv_zhurnala/2012/1/filоsоfiyа/bondar.pdf‎, свободный (дата обращения: 7.11.2015).
  2. Буркинский, Б. В. Социальный капитал: сущность, источники и структура, оценка / Б. В. Буркинский, В. Ф. Горячук // Экономика Украины. – 2013. – № 1 (606). – URL: http://irbis-nbuv.gov.ua/cgi-bin/irbis_nbuv/cgiirbis_64.exe/.../ekukrr_2013_1_8.pdf‎, свободный (дата обращения: 14.11.2015).
  3. Гассий, В. В. Социальный капитал, гражданское общество и демократия в теории социального прагматизма Дж. Льюна // Вестник Московского университета. Сер.18. Социология и политология. – 2005. – № 3. – С. 169-179.
  4. Длугопольский, А. В. Роль социального капитала в совершенствовании развития социально-экономических систем // Journal of Institutional Studies. – 2013. – Т. 5. – № 3. – URL: http://ecsocman.hse.ru/data/2013/11/11/1251280871/JIS%205.3-4.pdf‎, свободный (дата обращения: 13.11.2015).
  5. Ларионова, Н. И. Экономический подход к социальному капиталу // Вестник Московского университета. Сер.6. Экономика. – 2012. – № 5. – С. 35-44.
  6. Полищук, Л. Экономическое значение социального капитала / Л. Полищук, Р. Меняшев // Вопросы экономики. – 2011. – № 12. – URL: www.mirbis.ru/data/File/.../Economicheskoe_znachenie.doc‎, свободный (дата обращения: 15.11.2015).
  7. Сысоев, С. А. Институциональный аспект исследований социального капитала // Вопросы Проблемы современной экономики и институциональная теория: материалы VII междунар. конф. – 2009. – URL: http://www.newpoliteconomy.org/publications/articles/10.pdf‎, свободный (дата обращения: 11.11.2015).
  8. Bourdieu, P. The Forms of Capital // Handbook of Theory and Research for the Sociology of Education, 1986. URL: https://www.marxists.org/reference/subject/philosophy/works/fr/bourdieu-forms-capital.htm, free (accessed date: 21.11.2015).
  9. Lollo, E. Toward a theory of social capital definition: its dimensions and resulting social capital types // The Association for Social Economics, 2011. URL: http://socialeconomics.org/Papers/Lollo1C.pdf, free (accessed date: 25.11.2015).
  10. Woolcock, M. Social Capital: Implications for Development Theory, Research, and Policy / M. Woolcock, D. Narayan // World Bank Research Observer, 2000. URL: http://isites.harvard.edu/fs/docs/icb.topic980025.files/Wk%2012_Nov%2018th/Woolcock_2000_Social%20Capital.pdf, free (accessed date: 19.11.2015).

Цитировать

Музыка, А.С. Трансформационный потенциал социального капитала в преобразовании гражданского общества / А.С. Музыка. — Текст : электронный // NovaInfo, 2016. — № 41. — С. 95-100. — URL: https://novainfo.ru/article/4358 (дата обращения: 19.05.2022).

Поделиться