Уровень жизни населения

№42-2,

Экономические науки

В данной статье понятия "уровень жизни" и "качество жизни" являются предметом изучения многих дисциплин. В современной научной литературе эти понятия трактуются по-разному в зависимости от целей и задач исследования.Статья содержит в себе показатели уровня жизни,также внимание было уделено рассмотрению уровня жизни в России. Основные показатели рассмотренные в данной статье отображены схематично и в таблицах. Особое внимание было уделено экономической активности, росту цен, безработице в России, а так же изменению уровня доходов населения.

Похожие материалы

Уровень жизни населения можно определить как сложную социально-экономическую категорию, отражающую степень удовлетворения потребностей населения в материальных благах и нематериальных услугах, а также условия в обществе для развития и удовлетворения этих потребностей. В широком смысле понятие «уровень жизни населения» включает еще условия жизни, труда и занятости, быта и досуга, образования, а также характеризует состояние здоровья, природную среду обитания и т. д.

Понятия "уровень жизни" и "качество жизни" являются предметом изучения многих дисциплин. В современной научной литературе эти понятия трактуются по-разному в зависимости от целей и задач исследования.

Представляется достаточно обоснованным определение уровня жизни в узком и широком смысле. В узком понимании - через характеристику уровня потребления населения и степени удовлетворения потребностей (изменение доходов, расходов и потребления населением благ и услуг). Потребность можно определить как непосредственное выражение необходимости, которая требует своего удовлетворения, благодаря чему выступает исходной причиной деятельности. Одной из фундаментальных особенностей развития потребностей является их кумулятивный характер роста, а именно: появление новых потребностей не приводит к исчезновению старых. Привычки, вкусы, наклонности и предпочтения человека влияют на формирование различных потребностей. Это влияние носит субъективный характер. Но на формирование потребностей оказывают влияние не только субъективные факторы. В качестве объективного "раздражителя" потребностей выступают различные внешние рычаги, которые могут быть экономическими, социально-психологическими или организационными. В совокупности они составляют объективные факторы формирования потребностей. Классификация потребностей отличается огромным разнообразием. Многие экономисты предпринимали попытки "разложить по полочкам" все многообразие потребностей людей. Так, выдающийся экономист А. Маршалл отмечает, что потребности можно подразделять на абсолютные и относительные, высшие и низшие, неотложные и могущие быть отложенными, прямые и косвенные, настоящие и будущие и другие.

При изучении уровня жизни в узком смысле в большинстве случаев речь идет о материальных и важнейших духовных потребностях. К материальным, как правило, относят потребности в питании, одежде, жилье, предметах быта, транспорте, здоровье и других. К духовным в свою очередь относят потребности в образовании, культурном развитии. Важно подчеркнуть, что практически все потребности имеют материальную основу, то есть требуют материальных затрат, а источником их покрытия является доход. Именно поэтому доход применительно к уровню жизни следует трактовать как потребность и как источник удовлетворения потребностей. Следует заметить тот факт, что выделенная совокупность потребностей может изменяться в соответствии с уровнем социально-экономического развития общества и природными условиями существования человека - одни потребности исключаются из ряда необходимых, другие, напротив, добавляются к их числу. Потребности человека не остаются неизменными; они развиваются по мере эволюции человеческой цивилизации и это касается, прежде всего, духовных потребностей.

Таким образом, в узком смысле слова уровень жизни выражается в количестве и в качестве потребляемых человеком благ и услуг, или, иначе - как отношение уровня доходов населения к стоимости жизни.

В широком понимании уровень жизни представляется через характеристику уровня человеческого развития (состояние здоровья и возможности населения для удовлетворения потребностей) и условий жизнедеятельности населения (состояние среды обитания и безопасности населения). Другими словами, уровень жизни в данном аспекте рассматривается как совокупность реальных социально-экономических условий жизнедеятельности, направленных на удовлетворение материальных и духовных потребностей населения.

Уровень жизни существует и используется вместе с целым семейством синонимичных и близких по значению терминов: народное благосостояние, качество жизни и другие.

Прежде всего - это народное благосостояние, наиболее широкое и емкое понятие из этого набора. "Под народным благосостоянием понимается сложный социально-экономический феномен, интегрирующий характеристики уровня, образа и качества жизни населения, каждая из которых представляет лишь некоторый срез единого, но многогранного и объемного общественного организма. В конечном счете, народное благосостояние отражает развитие потребностей людей, состояние и способы их удовлетворения применительно к основным сферам жизнедеятельности: сфере труда, потребления, культуры, репродуктивного поведения, общественно-политической жизни

К настоящему времени "народное благосостояние" стало постепенно утрачивать популярность, будучи, во-первых, термином, относящимся к устаревающему словарю централизованной плановой экономики, во-вторых, под влиянием растущей употребимости понятий уровня и качества жизни и, в-третьих, в связи с определенной несовместимостью термина "благосостояние", имеющего позитивный смысловой оттенок, со значительным падением уровня жизни большинства населения страны. Качество жизни определяется как субъективная оценка степени удовлетворения материальных и духовных потребностей людей. Российские ученые активно обратились к исследованию проблем качества жизни, прежде всего в связи с обострением системного кризиса и углублением социально-экономических противоречий в обществе, что выражается, главным образом, в снижении реальных доходов населения, углублении имущественной дифференциации, росте заболеваемости населения и постепенном сокращении продолжительности его жизни.

Качество жизни, следовательно, следует рассматривать как совокупность определенных характеристик жизненно важных для человека сторон, процессов и явлений, отражающих его современное существование, как в аспекте трудовой деятельности, так и в аспекте жизнедеятельности вообще.

Современный экономический словарь определяет термин "качество жизни" как социально-экономическую категорию, представляющую обобщение понятия "уровень жизни" и включающей в себя "не только уровень потребления материальных благ и услуг, но и удовлетворение духовных потребностей, здоровье, продолжительность жизни, условия среды, окружающей человека, душевный комфорт". На наш взгляд, проблема исследования состоит не в том, чтобы к понятию "уровень жизни" добавить понятие "качество жизни", а в том, чтобы при анализе и оценке уровня жизни отразить качество жизни, для чего необходима соответствующая систематика потребностей людей и надлежащая оценка уровня их развития и степени удовлетворения.

Необходимо отметить, что качество жизни как категория экономической науки взаимосвязана с такими, близкими по своему происхождению и содержанию понятиями, как образ жизни, стиль жизни, уровень жизни человека. Образ жизни есть сплав объективных условий и субъективной стороны деятельности людей, выражение, прежде всего, их социально-экономической активности.

Образ жизни "ведут", практикуют, он является как бы общей формулой повседневного бытия личности. Другими словами образ жизни - это типичные, практикуемые нормы, поведения людей, способ их повседневной деятельности в сфере труда и быта, в производстве и потреблении как материальных, так и духовных ценностей.

Таким образом, качество жизни отражает степень удовлетворения целого комплекса разнообразных материальных, духовных, интеллектуальных, культурных, эстетических и других потребностей людей.

Показатели уровня жизни

Уровень жизни отражает объем и структуру потребления, социальные и производственные условия труда, развитость сферы услуг, структуру внерабочего и свободного времени, размеры личной собственности. В таком широком понимании эта категория характеризует экономическое положение населения. В более узком смысле под уровнем жизни понимается уровень удовлетворения потребностей и соответствующий ему уровень доходов.

Уровень жизни населения как социально-экономическая категория, в конечном счете, определяется совокупностью большого количества факторов обусловленных культурными, геополитическими, историческими и прочими особенностями государства.

Уровень жизни населения в конкретной стране находится в прямо пропорциональной зависимости от уровня развития экономики в стране в целом. Статистическая оценка государством положения своих граждан представляется важнейшим элементом комплексного изучения проблем экономического развития.

Уровень жизни определяется системой показателей, каждый из которых дает представление о какой-либо одной стороне жизнедеятельности человека. Существует классификация показателей по отдельным признакам: общие и частные; экономические и социально-демографические; объективные и субъективные; стоимостные и натуральные; количественные и качественные; показатели пропорций и структуры потребления; статистические показатели и др. К общим показателям относятся размеры национального дохода, фонда потребления национального богатства на душу населения. Они характеризуют общие достижения социально-экономического развития общества. К частным показателям можно отнести условия труда, обеспеченность жильем и благоустройство быта, уровень социально-культурного обслуживания и др.

Экономические показатели характеризуют экономическую сторону жизнедеятельности общества, экономические возможности удовлетворения его потребностей. Сюда можно отнести показатели, характеризующие уровень экономического развития общества и благосостояние населения (номинальные и реальные доходы, занятость и др.)

Социально-демографические показатели характеризуют половозрастной, профессионально-квалификационный состав населения, физическое воспроизводство рабочей силы.

Деление показателей на объективные и субъективные связано с обоснованием изменений в жизнедеятельности людей и разделяются в зависимости от степени субъективности производимой оценки. К стоимостным показателям относятся все показатели в денежной форме, а натуральные характеризуют объем потребления конкретных материальных благ и услуг в натуральных измерителях.

Для характеристики уровня жизни большое значение имеют количественные и качественные показатели. Количественные определяют объем потребления конкретных материальных благ и услуг, а качественные – качественную сторону благосостояния населения. Как самостоятельные можно выделить показатели, характеризующие пропорции и структуру распределения благосостояния населения. Важную роль при определении уровня жизни играют статистические показатели, которые включают обобщающие показатели, показатели доходов, потребления и расходов, денежных сбережений, накопленного имущества и жилища населения и ряд других.

Уровень жизни в России

Сокращение реальной заработной платы и реальных доходов населения привело к росту уровня бедности: в первом полугодии 2015 г. доля населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума составила 15,1%, что на 2 п.п. выше уровня бедности соответствующего периода 2014 г. В условиях роста цен и снижения покупательной способности денежных доходов населения риски бедности населения возрастают, особенно лиц, среднедушевые доходы которых лишь незначительно превышают прожиточный минимум. Кроме того, увеличивается склонность населения к сбережениям с целью создания «подушки безопасности». Рост нестабильности рынка труда, высокие риски снижения в реальном выражении трудовых и других видов доходов, изменили потребительское поведение населения. Опросы населения фиксируют, что в условиях снижения покупательной способности доходов люди начинают экономить. Потребительское кредитование, как инструмент сглаживания флуктуаций доходов не работает, люди в значительной степени полагаются на традиционно крепкие для России внутрисемейные связи и трансферты. Наблюдается спад интереса населения к потребительским кредитам, в том числе из-за роста ставок, и возрастает доля просроченной задолженности.

Реальные располагаемые денежные доходы

Впервые с начала 2000-х гг. доходы российского населения сокращаются. По предварительным данным денежные доходы населения в октябре 2015 г. в среднем на душу населения составили 31014 руб., среднемесячная номинальная начисленная заработная плата одного работника – 33240 руб. Средний размер назначенной пенсии в сентябре 2015 г. составил 12106 руб. Реальные располагаемые денежные доходы населения (доходы за вычетом обязательных платежей, скорректированные на индекс потребительских цен) и реальной заработной платы с ноября 2014 г. по октябрь 2015 г. сокращались (рис. 1). Этот показатель снизился в январе-октябре 2015 г.3 на 3,5%, а реальная заработная плата – на 9,3%4 . Если в ноябре 2014 г. реальные располагаемые денежные доходы населения снизились на 3,8%, а реальная заработная плата - на 1,2%, то в октябре 2015 г. реальные располагаемые денежные доходы населения снизились на 5,6%, а реальная заработная плата - на 10,9%. В январе-октябре 2015 г. в реальном выражении денежные доходы снижались менее значительно, чем заработная плата. В структуре денежных доходов населения в III квартале 2015 г. уменьшилась доля оплаты труда с 66,9% до 65,3% (на 1,6 п.п.) и возросла доля доходов от собственности с 5.1% до 6,6% (на 1,5 п.п.)5 .

Динамика реальных располагаемых денежных доходов населения

Рисунок 1 Динамика реальных располагаемых денежных доходов населения, в 2012- 2015 гг, в % к соответствующему периоду предыдущего года

Увеличение доли доходов от собственности может быть связано с ростом доли процентов по депозитам. К росту доходности депозитов привело повышение банками ставок по депозитам в начале 2015 г. после повышения ключевой ставки Центрального банка до 17% в декабре 2014 г. В то же время в связи с постепенным снижением ключевой ставки Центрального банка в 2015 г. (с 17% в январе до 11% в июле 2015 г.) наблюдается понижение банковских ставок по депозитам, однако в III квартале 2015 г. уровень банковских ставок оставался выше уровня ставок предыдущего года. В целом, если сравнивать с ситуацию с кризисом 2008-2009 гг., в III квартале 2015 г. в структуре денежных доходов населения наблюдается снижение доли доходов от предпринимательской деятельности (с 10% до 8%) и увеличение доли социальных выплат (с 13-15% до 18-19%). Структура использования денежных доходов и потребительное поведение В январе-сентябре 2015 г. доля денежных доходов, использованных на покупку товаров и услуг, сократилась на 2,7 п.п. к 2014 г. (с 76,6% до 73,9%) и на 2,1 п.п. к 2013 году (с 76,0% до 73,9%) (табл. 1). Отвечая на рост потребительских цен, население снижает потребление товаров и услуг.

Таблица 1. Структура использования денежных доходов населения в 2014-2015 гг., %

Структура использования денежных доходов населения

Данные по обороту розничной торговли также подтверждают, что потребление товаров и услуг населением сократилось. В январе-октябре 2015 г. оборот розничной торговли снижался и составил 91,2% от уровня 2014 г. (в сопоставимых ценах). При этом растут сбережения – их доля увеличилась на 6,7 п.п. (с 6,1% до 12,8%) по сравнению с 2014 г. и на 4,0 п.п. (с 8,8% до 12,8%) в сравнении с 2013 г. По данным Банка России всего за 2015 г. объем вкладов населения увеличился на 14,2% (на 10,2% с учетом валютной переоценки). Данные Росстата о структуре использования денежных доходов населения показывают, что в январе-сентябре 2015 г. в общем объеме денежных доходов возрастала доля «прочих сбережений», включающих изменение средств на счетах индивидуальных предпринимателей, изменение задолженности по кредитам, приобретение недвижимости, покупку населением скота и птицы (рис. 2). Напомним, что существенный рост «прочих сбережений» также наблюдался в период экономического кризиса в январе-сентябре 2009 г. Поскольку сбережениями, как правило, обладают среднедоходные и высокодоходные группы населения, то рост «прочих сбережений» означает сокращение потребления данными группами дорогостоящих товаров и услуг и переход к сберегательной стратегии.

Доля сбережений в общем объеме денежных доходов населения

Рисунок 2 Доля сбережений в общем объеме денежных доходов населения, январь- сентябрь 2007-2015 гг., %

По данным аналитического департамента Sberbank CIB7 в третьем квартале 2015 г. по сравнению со вторым возросла доля представителей среднего класса, которые были вынуждены перейти на потребление более дешевых товаров (c 63% до 69%). Эта группа стала более негативно оценивать свое личное экономическое положение: индекс личного благосостояния за последние 12 месяцев составил в третьем квартале 2015 г. -30%, в то время как в третьем квартале 2014 г. он был равен -6%. По данным Центра стратегических исследований Росгосстраха8 в октябре 2015 г. доля горожан, которые могут позволить себе купить новый автомобиль, составила 11% (для сравнения: в октябре 2014 г. – 16%). В целом в январе-октябре 2015 г. доля городских жителей, способных купить новый автомобиль, была ниже, чем в прошлом году. Данные Обследования потребительских ожиданий населения Росстата в III квартале 2015 г. показывают снижение доли населения, оценивающего свое материальное положение как хорошее или очень хорошее (на 2,4 п.п.) и среднее (на 1,0 п.п.) и увеличении доли населения, оценивающего свое материальное положение как плохое или очень плохое (на 3,5 п.п.). Тем самым, кризис 2014-2015 гг. создает реальные угрозы сокращения среднего класса в России. Этот процесс неравномерен. Например, согласно исследованию Департамента социологии Финансового Университета при Правительстве РФ, несмотря на падение доли высокообеспеченного населения в стране в январе-октябре 2015 г., в сфере добычи и переработке полезных ископаемых доля высокообеспеченных лиц, которым хватает денег хотя бы на новый автомобиль, наоборот, возросла на 6 п.п. (с 21% до 27%) 9 . Инфляция и рост потребительских цен – главный фактор снижения качества и уровня жизни. В январе-октябре 2015 г. выросли цены на продовольственные товары (на 19,9 %, с начала 2015 г. – на 11,4%), непродовольственные товары (на 14,1%, с начала 2015 г. – на 12,3%) и услуги (на 12,7%, с начала 2015 г. – на 9,3%)10. При этом цены на жилищно-коммунальные услуги выросли на 11,4% (с начала 2015 г. – на 9,9%), услуги образования – на 15,4% (с начала 2015 г. – на 10,2%), медикаменты – на 23,3% (с начала 2015 г. – на 18,5%) и медицинские услуги – на 11,3% (с начала 2015 г. – на 10,3%). Стоимость минимального набора продуктов питания, определяемая Росстатом, в расчете на месяц в среднем по России на конец октября 2015 г. составила 3516,5 рублей и выросла с конца октября 2014 г. на 15,5%, а с начала 2015 г. - на 6%. В октябре 2015 года наибольший рост стоимости минимального набора продуктов питания был в таких регионах как Хабаровский край (122,3%), Республика Ингушетия (121,3%), Амурская область (120,4%), Псковская область (120,0%) и Рязанская область (119,9%)11 . В отдельных регионах рост стоимости минимального набора продуктов питания в январе-октябре 2015 г. стабильно превышал рост стоимости минимального набора продуктов питания в целом по Российской Федерации, например, в Волгоградской области, г. Москве и Санкт-Петербург, Калужской, Курской, Ленинградской, Оренбургской, Псковской, Рязанской и Самарской областях, Республиках Дагестан, Марий Эл. Естественно, что на фоне такого роста цен происходит ощутимое снижение покупательной способности денежных доходов населения. В январе-сентябре 2015 г. в наибольшей степени снизилась покупательная способность денежных доходов населения на сахар-песок (на 26,6%), плодоовощную продукцию (морковь (на 24,2%), капусту свежую белокочанную (на 21,8%), яблоки (на 20,6%), также рис (на 23,6%) и другие крупы (на 18,5%), а также мороженую рыбу (на 20,9%)Ошибка! Источник ссылки не найден.12. При этом в период с января по сентябрь 2015 г. на отдельные товары снижение покупательной способности денежных доходов усилилось. Так, например, усилилось снижение покупательной способности денежных доходов на масло подсолнечное, маргарин, черный чай и мороженую рыбу.

Пенсии

С ноября 2014 г. наблюдается сокращение реального размера назначенных пенсий: в сентябре 2015 г. он составил 96,0% от уровня аналогичного периода предыдущего года.13 В период с 2012 г. по 2015 г. наблюдалось сокращение среднего размера назначенных пенсий относительно прожиточного минимума пенсионера – средняя пенсия во II квартале 2015 г. составила 147,3% от величины прожиточного минимума пенсионера. Это существенное сокращение - не что иное, как свидетельство нарастания рисков бедности лиц старшего возраста. Сокращение реального размера пенсий создает высокие риски роста бедности в стране. Ведь наиболее мощное влияние на сокращение уровня бедности российского населения в 2010-х гг. оказало введение доплаты к пенсии до уровня регионального прожиточного минимума, что действительно существенно сократило бедность в самой многочисленной социальной группе, которая определяет профиль российской бедности, — среди пенсионеров. Вот почему сокращение реального размера пенсий оказывает незамедлительное влияние на рост бедности всего российского населения. Если же принять во внимание, что пенсии – источник не индивидуального, а домохозяйственного потребления, то в зоне риска потери доходов от снижения пенсий находится не четверть населения страны (доля пенсионеров в численности населения), а половина (доля домохозяйств, в состав которых входят пенсионеры в общем числе российских домохозяйств). Кроме того, ощутимый вклад в сокращение реальных доходов пожилого населения вносит ускоренный рост цен на лекарственные препараты, который в силу методических особенностей не учитывается в величине показателя прожиточного минимума14. Тем самым, реальные потери российских пенсионеров оказываются выше, чем это фиксируется официальной статисткой. И хотя по-прежнему самая бедная группа в российском населении – это семьи с детьми, уровень и риски бедности у которой не сократились даже несмотря на политику поддержки семей, которая реализуется с 2007 г. в контексте демографической программы, не она является главной жертвой кризиса – слишком малыми ресурсами она обладала до его наступления. Больше всех теряют в ходе нынешнего экономического кризиса лица пенсионных возрастов и члены их семей.

Уровень неравенства и бедности

По данным официальной статистики кризис 2014-2015 гг. привел к некоторому сокращению неравенства в распределении доходов. В январе-сентябре 2015 г. коэффициент Джини сократился с 0,414 до 0,399. Децильный коэффициент фондов также сократился с 15,8 до 14,2. Также снизилась и доля общего объема денежных доходов, приходящихся на наиболее обеспеченную 5-ю квинтильную группу: с 47,2% до 46,0%. (рис. 3).

Распределение общего объема денежных доходов населения по квинтильным группам

Рисунок 3 Распределение общего объема денежных доходов населения по квинтильным группам в 2013-2015 гг., %

Рынок труда

Негативная экономическая динамика в начале года увеличила безработицу, сократила занятость. При сохранении более высоких, в сравнении с 2014 г., уровней безработицы среди городского населения в селах занятость выросла, безработица на протяжении значительного периода сохранялась на минимальных уровнях. По-видимому, ограничения со стороны предложения труда сдерживают безработицу. По российской традиции на кризис российский рынок труда отреагировал не сокращением занятости, а сокращением заработных плат. Таким образом, текущий кризис актуализирует вопросы покупательной способности заработной платы, особенно в отношении низкооплачиваемых групп работников. Динамика заработной платы по ВЭД значительно дифференцирована, отражая в том числе различия в воздействии новых условий на результаты экономической деятельности.

Занятость, безработица, заработная плата: Ситуация на рынке труда РФ в январе – октябре 2015 г. заметно менялась. Эти изменения находились под влиянием, с одной стороны, текущих факторов, отражающих неравномерную динамику в разных секторах экономики и, во-вторых, долгосрочных ограничений со стороны предложения труда. Начиная с 2015 г., ускоряется снижение численности населения в возрастных группах со значимой экономической активности (18- 64). Несмотря на рост участия в рабочей силе, объем предложения труда, достигнув пика в 2011 г., сокращается19 . Снижение общего объема выпуска и явная негативная динамика в ряде отраслей увеличили число безработных: по данным ОНПЗ Росстата в целом за январь – октябрь число безработных выросло на 7%, однако численность занятых в этот период снизилась незначительно20 . В первые месяцы 2015 г. (в январе – апреле) безработица росла, а уровень занятости не превышал значений 2014 г. (рис. 4).

Уровни экономической активности, занятости, безработицы

Рисунок 4 Уровни экономической активности, занятости, безработицы в 2014, 2015 гг. (2015 г. – расчет без учета сведений по КФО)

Рост занятости в мае более чем наполовину обеспечило сельское население. В сельских населенных пунктах ОНПЗ фиксирует уровни безработицы, не превышающие значений 2014 г., а показатели занятости сравнимы с благополучными периодами. Вместе с тем, среди городского населения уровни безработицы в 2015 г. заметно превышают значения 2014 г. Позитивные изменения, связанные с уменьшением сельской безработицы, отмечаются в большинстве федеральных округов. Процессы в сфере занятости на селе, по- видимому, отражают в том числе рост цен на сельскохозяйственную продукцию и другие улучшение условий хозяйствования. Регистрируемая безработица 2015 г. выше прошлогодних значений, но ненамного. Число вакансий, заявленных работодателями в службу занятости, снизившись в начале года, не показало сезонного роста, составив в июне – октябре 63% от прошлогодних значений. Относительно благополучная динамика занятости и безработицы при негативном экономическом тренде в стране полностью согласуется с предсказаниями «российской» модели рынка труда, характерной, скорее, для развивающихся стран – реакцией на кризис становится не сокращение занятости, а сокращение заработных плат . Таким образом, в российской модели более существенным, чем риск роста безработицы, являются социальные последствия снижения реального размера оплаты труда.

Оплата труда

Особенности текущего кризиса актуализируют вопросы покупательной способности заработной платы. ИПЦ в январе – октябре 2015 г. составил 115,9%, в том числе цены на продовольственные товары, входящие в потребительский набор ИПЦ, выросли на 19,9%, цены на продовольственные товары без алкогольных напитков – 21,2%. Понятно, что подобная структура инфляции больше травмирует потребление для бедных семей. В 2015 г., как и во время кризиса 2008-2009 гг., динамика заработной платы по отдельным ВЭД значительно дифференцирована. Средняя заработная плата по полному кругу организаций за январь – сентябрь 2015 г. составила 33,1 тыс. рублей23 , в номинальном выражении зарплата увеличилась к аналогичному периоду прошлого года на 5,4%, в реальном выражении - сократилась на 9%. По ряду ВЭД динамика номинальной зарплаты сходна с показателями 2014 г. (108- 110%), это сельское хозяйство и добыча полезных ископаемых – отрасли, увеличившие выпуск (табл. 2). Однако с учетом размеров инфляции средняя зарплата работников даже этих отраслей сократилась на 5-6%.

Таблица 2 Изменение номинальной и реальной зарплаты, январь – сентябрь 2015 г. к январю – сентябрю 2014 г., изменение средней численности работников крупных и средних предприятий (КСП), 1 пол. 2015 г. к 1 пол. 2014 г., динамика ВДС, %

Изменение номинальной и реальной зарплаты

В финансовой деятельности и строительстве существенное сокращение реальной зарплаты сопровождается снижением численности работников. Отрасли бюджетной сферы, не сокращая объемов работ, функционируют в условиях значительного сокращения реальной заработной платы. Ситуация в обрабатывающих производствах разнородна, однако в большинстве отраслей сокращение реальной зарплаты не превышает 7% (табл. 3).

Таблица 3 Изменение номинальной и реальной зарплаты, средней численности работников крупных и средних предприятий, индексы производства по подразделам обрабатывающих производства, %

Изменение номинальной и реальной зарплаты, средней численности работников крупных и средних предприятий, индексы производства по подразделам обрабатывающих производства

Согласно Прогнозу МЭР (базовый вариант, октябрь 2015 г.), реальная заработная плата и в 2018 г. будет ниже уровней 2014 г. Одним из важнейших достижений последних лет было снижение доли «работающих бедных» и сокращение рабочих мест с крайне низкой оплатой труда. В числе отраслей с максимальной долей рабочих мест с заработной платой менее величины прожиточного минимума трудоспособного населения входили сельское хозяйство и образование. После относительно благополучных итогов 2013 г. обследование, проведенное Росстатом в апреле 2015 г., зафиксировало рост этого показателя не только в данных отраслях, но и в экономике в целом (рис. 5).

Удельный вес численности работников, заработная плата которых не превышает ВПМ трудоспособного населения

Рисунок 5 Удельный вес численности работников, заработная плата которых не превышает ВПМ трудоспособного населения, %

Ситуация заметно варьируется по регионам. Значительна доля регионов, в которых более трети работников образования имеют заработную плату, не превышающую величину регионального прожиточного минимума для трудоспособного населения.

Занятость в неформальном секторе

Так же, как и уровень безработицы, динамика доли занятых в неформальном секторе относительно всех занятых не отражает кризисных явлений, происходящих в экономике страны (рис. 6). Удельный вес занятых в неформальном секторе в 1 полугодии 2015 г. сохраняется на уровне 1 полугодия 2014 г. (19,9% и 19,8% соответственно, без учета Крымского ФО). Если учитывать работающих только в неформальном секторе, доля таких работников уменьшается до 18,3% от общего числа занятых в 1 пол. 2015 г. и 18,2% в 1 пол. 2014 г. Доля занятых в неформальном секторе и уровень безработицы в России обычно показывают разнонаправленную динамику и отличаются сезонностью. Так, прошлый кризис конца 2008 – начала 2010 гг. характеризовался наибольшими значениями безработицы и наименьшими – занятости в неформальном секторе. При этом наибольший рост безработицы был отмечен в активную фазу кризиса – 2009 г., тогда как уровень неформальной занятости достиг «дна» с опозданием, когда кризис уже фактически закончился – в 2010 г. Можно предположить, что тренд этих показателей определяется следующим механизмом. Экономический спад в 2008-2009 гг. в равной степени повлиял на формальный и неформальные сектора, поэтому переток из одного сектора в другой в этот период был незначительным. Занятость в неформальном секторе продолжила падение в 2010 г., и лишь с 2011 г. вернулась на стадию роста.

Доля занятых только в неформальном секторе и уровень безработицы в России

Рисунок 6 Доля занятых только в неформальном секторе и уровень безработицы в России, %

Что в таком случае можно ждать от экономического спада 2014-2015 гг.? Согласно данным Росстата наибольшее падение наблюдается в секторах оптовой и розничной торговли, а также строительстве. Именно в этих секторах имеет место весьма высокая концентрация занятости в неформальном секторе. Поэтому можно ожидать некоторого снижения численности занятых в неформальном секторе25. К тому же индивидуальное предпринимательство, являющееся наиболее существенной компонентой неформального сектора, - один из наиболее уязвимых сегментов экономики из-за низкого уровня резервов, в отличие от средних и крупных предприятий. Таким образом, можно ожидать постепенного снижения числа занятых в неформальном секторе, в первую очередь, за счет индивидуальных предпринимателей и занятых по найму у них. Существенное падение реальных доходов населения может привести к снижению численности занятых в неформальном секторе за счет работающих по найму у физических лиц. С другой стороны, перед предприятиями всех размеров встает проблема снижения издержек. Важнейшей бизнес-стратегией в этих условиях является уменьшение трудовых издержек, в том числе с нарушением норм трудового законодательства - задержка заработных плат, отправка работников в неоплачиваемые отпуска и др. Такие методы определенно приведут к увеличению неформальной занятости, однако на официальном показателе занятости в силу методики исчисления неформальном секторе это не отразится.

Список литературы

  1. Абдрахманова, И.И. Уровень жизни населения в России [Текст] / И.И. Абдрахманова, Т.Н. Лубова // Актуальные вопросы экономико-статистического исследования и информационных технологий: сб. науч. ст.: посвящается к 40-летию создания кафедры "Статистики и информационных систем в экономике" / Башкирский ГАУ. - Уфа, 2011. - С. 311-312.
  2. Ганиева, А.М. Статистический анализ занятости и безработицы [Текст] / А.М. Ганиева, Т.Н. Лубова // Актуальные вопросы экономико-статистического исследования и информационных технологий: сб. науч. ст.: посвящается к 40-летию создания кафедры "Статистики и информационных систем в экономике" / Башкирский ГАУ. - Уфа, 2011. - С. 315-316.
  3. Исламгулов, Д.Р. Компетентностный подход в обучении: оценка качества образования [Текст] / Д. Р. Исламгулов, Т.Н. Лубова, И.Р. Исламгулова // Moderni vymozenosti vedy – 2016: materialy XII mezinarodni vedecko – prakticka conference. – Praha: Publishing House «Education and Science» s.r.o, 2016. – dil 7 Pedagogika. – С. 59-63.
  4. Исламгулов, Д.Р. Модульно-рейтинговая система обучения и оценки знаний – особенности внедрения [Текст] / Д. Р. Исламгулов, Т.Н. Лубова // SCIENCE AND CIVILIZATION – 2016: MATERIALS OF THE XII INTERNATIONAL SCIENTIFIC AND PRACTICAL CONFERENCE. – Sheffield: Science and education ltd, 2016. – volume 8 Pedagogical sciences. – С. 17-23.
  5. Лубова Т.Н. Новые образовательные стандарты: особенности реализации [Текст] / Т.Н. Лубова, Д. Р. Исламгулов // STRATEGICZNE PYTANIA SWIATOWEJ NAUKI – 2016:Materialy XII miedzynarodowej naukowi-praktycznej konferencji. – Przemysl: Nauka i studia, 2016. – volume 5 Pedagogiczne nauki. – C. 3-6.
  6. Лубова, Т.Н. Основа реализации федерального государственного образовательного стандарта – компетентностный подход [Текст] / Т.Н. Лубова, Д.Р. Исламгулов, И.Р. Исламгулова// БЪДЕЩИТЕ ИЗСЛЕДОВАНИЯ – 2016:Материали за XII Международна научна практична конференция. – София: Бял ГРАД-БГ ООД, 2016. – Том 4 Педагогически науки. – C. 80-85.
  7. Лубова, Т.Н. Теоретические подходы к управлению многоуровневой кооперацией [Текст] / Т.Н. Лубова // Социальная политика и социология. – 2011. – № 8 (74). - С. 214-226.
  8. Лубова, Т.Н. Аутсорсинг, субконтрактинг и франчайзинг как наиболее распространенные виды производственной кооперации предприятий малого и среднего бизнеса [Текст] / Т.Н. Лубова // Человеческий капитал. – 2011. – № 10 (34). - С. 74-77.
  9. Лубова, Т.Н. Теоретические аспекты определения горизонтальной и вертикальной кооперации и интеграции предприятий [Текст] / Т.Н. Лубова // Социальная политика и социология. – 2012. – № 9 (87). - С. 234-248.
  10. Лубова, Т.Н. Межрегиональный рейтинговый анализ инновационной активности регионов Приволжского федерального округа [Текст] / Т.Н. Лубова // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2009. – № 7-1. - С. 107-111.
  11. Лубова, Т.Н. Межрегиональный сравнительный анализ показателей финансовой безопасности Приволжского федерального округа [Текст] / Т.Н. Лубова // Молодой ученый. – 2009. – № 5. - С. 53-60.
  12. Макарова, А.Ф. Анализ рынка труда [Текст] / А.Ф. Макарова, Т.Н. Лубова // Актуальные вопросы экономико-статистического исследования и информационных технологий: сб. науч. ст.: посвящается к 40-летию создания кафедры "Статистики и информационных систем в экономике" / Башкирский ГАУ. - Уфа, 2011. - С. 317-318.
  13. Методика расчета и оценки параметров экологической пластичности сельскохозяйственных растений [Текст] / В.А. Зыкин, И.А. Белан, В.С. Юсов, Д.Р. Исламгулов; Башкирский ГАУ, Сибирский НИИ сельского хозяйства. - Уфа: БГАУ, 2011. - 99 с.
  14. Набиуллина, А.В. Демографический кризис в Российской Федерации [Текст] / А.В. Набиуллина, Т.Н. Лубова // Актуальные вопросы экономико-статистического исследования и информационных технологий: сб. науч. ст.: посвящается к 40-летию создания кафедры "Статистики и информационных систем в экономике" / Башкирский ГАУ. - Уфа, 2011. - С. 319-320.
  15. Продуктивность и качество гибридов сахарной свеклы в условиях Республики Башкортостан [Текст] / Д. Р. Исламгулов [и др.] // Достижения науки и техники АПК. - 2010. - № 2. - С. 20-22.
  16. Саубанова, Л.М. Уровень демографической нагрузки [Текст] / Л.М. Саубанова, Т.Н. Лубова // Актуальные вопросы экономико-статистического исследования и информационных технологий: сб. науч. ст.: посвящается к 40-летию создания кафедры "Статистики и информационных систем в экономике" / Башкирский ГАУ. - Уфа, 2011. - С. 321-322.
  17. Технологические качества и продуктивность гибридов сахарной свеклы в условиях Республики Башкортостан [Электронный ресурс] / Д. Р. Исламгулов [и др.] // Вестник Башкирского государственного аграрного университета. - 2010. - № 1. - С. 5-9.
  18. Фахруллина, А.Р. Статистический анализ инфляции в России [Текст] / А.Р. Фахруллина, Т.Н. Лубова // Актуальные вопросы экономико-статистического исследования и информационных технологий: сб. науч. ст.: посвящается к 40-летию создания кафедры "Статистики и информационных систем в экономике" / Башкирский ГАУ. - Уфа, 2011. - С. 323-324.