Некоторые особенности традиционной промысловой деятельности мещан г. Нарыма в первой половине XIX в.

NovaInfo 44, с.94-96, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Исторические науки и археология
Просмотров за месяц: 1
CC BY-NC

Аннотация

В статье анализируется промысловая деятельность мещан в городах Томской губернии Российской империи дореформенного периода. Последовательно рассмотрено ее разнообразие. Представлены фактические данные по таким видам промысла как охота и собирательство. Дается методика охотничьей деятельности нарымских мещан.

Ключевые слова

СОБИРАТЕЛЬСТВО, ПТИЦЕЛОВСТВО, ОХОТА, МЕЩАНЕ, ГОРОД, ТОМСКАЯ ГУБЕРНИЯ, НАРЫМ

Текст научной работы

Основная масса мещан Томской губернии не имела определенных занятий, и чтобы как-то прокормиться занималась разного рода промыслами. К ним относятся пчеловодство, собирательство и др. Кроме того, в северных городах Западной Сибири торговая и промышленная деятельность среди мещан практически отсутствовала. В Каинской округе, по описаниям П.И. Небольсина, мещане промышляли звероловством, птицеводством, рубкою и сплавом леса, «гонят деготь», «сидят смолю», «бьют шерсть» и занимаются выработкою домашней мебели для продажи [1, с. 96-97]. В таких городах как Нарым, Каинск особенно были развиты архаические (даже примитивные) промыслы – охота и собирательство.

К охоте нужно, прежде всего, отнести птицеловство нарымских мещан. Ловили диких птиц мещане разнообразными способами, а именно, «пленницами», «перевесами», «слабцами», иногда просто «били палками во время линяния». Разъясним эти способы более подробно. «Пленница» – это силок из лошадиных волос, их ставят весною, когда вода разольется по «сорам», на так называемых «поньжах» (мелкий кустарный лес) и по озерам, в тальниках. Как правило, этим способом ловили диких уток. Этих же птиц мещане ловили и «перевесами». «Перевесы» имели следующее устройство: «на островах вырубают по прямой линии лес, образуя просеку в 10 или 15 саж. Ширины, так чтобы эта просека выходила с одной реки, или озера, или протоки на другую. По среди просеки, по соком ставят два шеста вышиною от 4 до 5 саж. снабженные блоками на верхних концах, в которые вкладываются веревки; к концам веревок, прикрепляется сеть, которая захватывает все пространство между шестов, поднимается верхним концом до самых блоков и представляет собою подобие паруса утки, перелетая ночью с одного места на другое просекою, не замечая сети, налетают на нее; сеть тотчас же опускается и птица вынимается живою». «Перевесы» мещане использовали только ночью весной, когда птица кладет свои яйца. «Слабцами» промысловики ловили птицу осенью, до снега и «замороза» рек, и только боровую (перелетную): глухарей, пеструх, косачей. «Слабцы» устраивались таким образом: «на песчаных местах, по близости рек, кладут большие бревна; одни конец бревна поднимается несколько к верху и подпирается тоненькою палочкою, так что едва птица дотронется до нее, бревно падает и пришибает ее» [2, с. 372]. В зимнее время охота на птиц продолжалась при помощи обычных силков. Надо отметить, что охотились на куропаток и рябчиков, «в не большом количестве», так как эти птицы особым уважением у «туземцев» не пользовались, потому что дешево ценились и «имели мало мяса». В целом, по словам современника, мещане были плохие птицеловы, так как ограничивались лишь удовлетворением собственных нужд.

В Нарыме мещане «в большом количестве и усердно» собирали бруснику, черемуху, черную смородину, калину и отчасти морошку. По словам современника, черника, голубица, красная смородина, малина, смородина, малина, костяника, земляника росли здесь в не большом количестве и в промышленном отношении значения не имели.

На севере Томской губернии «произрастали характеризующие климат растения, шиповник, крушинник и волчьи ягоды». Особенно ярко очевидец описывал, растущую в бору маленькими кустами «ягодицу». Эта ягода имело особое значение в народно-медицинском отношении. Ягоды ее «продолговаты, тёмно-красного цвета; вкус она имеет горький, производят жжение во рту, подобно перцу, а принятый внутрь, в количестве от 10 до 20 штук, производят, по истечении часа, или более жар в организме, соединенный с испариной и сопровождаемый поносом. В сутки пароксизм заканчивается» [3, с. 380]. Среди местных жителей это лекарство было достаточно распространено, принимали его от 5 до 20 ягод от запора, от лихорадки, от боли в животе, от колики; настоем в вине, или воде натираются при боле в пояснице и других ревматических страданиях.

Промышляли мещане сбором кедровых орехов. Так, в Нарыме «в городских урочищах кедровых лесов» не было, для сбора же орехов мещане нанимали леса у остяков, по рекам Кети, Вас-югану, Тыму и их притокам [3, с. 378].

Таким образом, мещане Юго-Западной Сибири «не были однородны» в своих занятиях, такие привычные для мещанина занятия как торговля и промышленность вовсе не являлись в первой половине XIX века основной формой их жизнедеятельности. В северных городах Томской губернии (Нарыме, Каинске) мещане занимались в основном промыслами: рыболовством, птицеловством, сбором ягод и орехов, что свидетельствует о значительном распространении среди них примитивных форм деятельности и господстве натурального хозяйства.

Читайте также

Список литературы

  1. Небольсин П.И. Заметки из Петербурга в Барнаул // Отечественные записки. – 1849. – № 7.
  2. Промышленность нарымских мещан // Томские губернские ведомости. – 1859. – № 47.
  3. Промышленность нарымских мещан // Томские губернские ведомости. – 1859. – № 48.

Цитировать

Меженина, О.В. Некоторые особенности традиционной промысловой деятельности мещан г. Нарыма в первой половине XIX в. / О.В. Меженина. — Текст : электронный // NovaInfo, 2016. — № 44. — С. 94-96. — URL: https://novainfo.ru/article/5435 (дата обращения: 30.09.2022).

Поделиться