Развитие торговой деятельности мещан в провинциальных городах юго-западной Сибири в первой половине XIX в.

NovaInfo 46, с.62-67, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Исторические науки и археология
Просмотров за месяц: 1
CC BY-NC

Аннотация

В статье анализируется торговая деятельность мещан в провинциальных городах Томской губернии Российской империи дореформенного периода. Авторы затронули такие вопросы как разновидности торговых занятий в мещанском сословии, разнообразие товарного состава, его качество, прибыльность.

Ключевые слова

ТОРГОВЛЯ, МЕЩАНЕ, ГОРОД, НАРЫМ, СИБИРЬ, ТОВАР

Текст научной работы

В провинциальных городах Юго-западной Сибири заметную роль в мещанской хозяйственной деятельности играла торговля. Это занятие по праву принадлежало им, так как торгующие мещане являлись типичными представителями своей прослойки в целом на всей территории Российской империи. Так, известный историк русского права М. Ф. Владимирский-Буданов писал: «права и обязанности мещан и мещанского сословия определяется их сословной исключительностью: это… исключительное право на торговлю и ремесла» [1, С. 245.].

Тем не менее очень часто мещане выступали скорее в роли наемных работников, так как среди них был распространен наем в услужение не только к купцам, но и даже к крестьянам. Причем такое явление было распространено во многих городах Томской губернии. Так, в Нарыме мещане нанимались к местным купцам в услужение: «приказчиками на невода, при лавках, продаже рыбы в Томск, Енисейск и Красноярск, при закупке рыбы, хлеба и доставке из места закупа в Нарым, получая от 100 до 300 руб. жалованья, на хозяйском содержании» [2, С. 378]. Таким образом, они представляли собой фактически мелких агентов купечества. Вообще малоимущие мещане-перекупщики составляли значительное число в населении северных городов Западной Сибири (Сургута, Березова, Обдорска) [3, С. 100]. Таким образом, значительное количество мещан занимались торговлей, не купив при этом собственное торговое свидетельство. Вероятно, поэтому определить количество мещан, занимающихся торговлею, в точности невозможно. Эту проблему попытались решить в 1825 г. Теперь наемные торговые служащие должны были покупать торговые свидетельства: свидетельство «приказчика 1-го класса стоило 80 рублей, а свидетельство приказчика 2-го класса 40 рублей». К первым относились «главные прикащики, уполномоченные, поверенные, или коммисионеры при оптовой торговле, коим поручалась целая торговая операция, и вместе с тем закупка, или продажа товаров»; ко вторым – «помощники и другие торговые служители» [4, Л. 16].

В Каинской округе мещане занимались рыботорговлей. В целом торговая деятельность жителей
Каинска вращалась в рамках только своего округа, причем торговля имела передвижной характер: торговцы все время переезжали с товарами с одной местной ярмарки на другую. Один раз в неделю на площади перед гостиным двором устраивался базар, на который съезжались жители окрестных сел и деревень; ежегодно в ноябре происходила ярмарка. Особенностью Каинска было то, что пятая часть городского населения его состояла из сосланных сюда из западных губерний евреев. Каинские мещане вели активную торговлю со своими родственниками из западных губерний России.

В горнозаводском Барнауле торговля была развита слабо. По свидетельству И. Завалишина, лишь небольшая часть мещан занимается мелочной торговлей, «наймом в приказчики» [5, С. 261]. Администрация горного ведомства регулировала выдачу торговых свидетельств и увольнительных свидетельств для поездок по торговым делам. В основном, мещане заключали контракты в качестве поставщиков мяса. Подобная деятельность вообще была характерна для всего горного округа. По свидетельству Е.М. Борблик, «торгово-промышленное население с самого начала оказалось в особом положении, отличном от положения городских сословий в других городах…». Это выразилось в том, что мещане здесь занимались принудительным маркитанством [6, С. 31, 29]. Например, в 1822 г. мещане Василий Васильевич Бушков, Григорий Степанович Хабаров и Константин Козмин Токарев занимались «маркитанским промыслом» [7, Л. 168, 185]. Договор составлялся, как правило, на год. Так, в случае с мещанином Бушковым маркитанский промысел при шлифовальной фабрике должен был длиться с 15 октября 1822 г. по 15 октября 1823 г.

«Маркитанским промыслом» зарабатывали себе на жизнь мещане со всех городов Томской губернии. В Барнаул ежегодно в 20-30-е гг. XIX в. пригонялось 1500-2500 голов рогатого скота, в рудники округа – по 1000-1500 голов [8, С. 75]. В Канцелярию Колывано-Воскресенского горного начальства в дореформенный период постоянно приходили «доношения и Рапорта заводских контор… о маркитанском промысле мещан на Колыванских заводах». Содержание этих документов сводилось к следующему: «Кузнецкий мещанин Петр Григорьевич Костенков изъявляет желание заниматься маркитанством (продажа говядины и прочей скотной мелочи)» [9, Л. 558]. Товар, привозимый мещанами, как правило, сдавался в заводские магазины. За этим строго следили власти, а мещане-маркитанты составляли подробные отчеты после выполнения задания. Известны случаи, когда мещане пытались самостоятельно сбывать привозимую продукцию. Так, в 1815 г. кузнецкий мещанин Петр Григорьевич Костенков просил властей «часть (товаров) продать самому при здешнем заводе или Салаирском руднике» [10, Л. 282]. Кроме того, мещане занимались «маркитанством» при определенных условиях, которые оговаривались заранее: «говядину изготовлять в достаточном количестве и надлежащей добросовестности, отпускать в продажу людям по определенной цене» и т.д. [11, Л. 28].

Получила распространение среди мещан и межволостная торговля скотом внутри Алтайского горного округа. Скупщики закупали скот (в особенности лошадей) в волостях с развитым скотоводством: Кулундинской, Нижнекулундинской, Касмалинской, Чарышской и продавали в волостях с преимущественно земледельческой ориентацией крестьянского хозяйства, а также в притрактовых селах, в которых извоз был важным занятием населения. По свидетельству В.Н. Разгона, горнозаводская администрация вводила ограничения на выгон скота и вывоз продукции животноводства из округа с целью сдержать рост цен на скот и соответственно на продажу маркитантами в рудниках и заводах продукты скотоводства. В 1820 г. генерал-губернатором М. Сперанским были введены правила о свободе торговли скотом на территории Сибири, а действующие в заводском ведомстве ограничители на деятельность перекупщиков были ликвидированы. После середины 30-х гг. XIX в. потребность в животноводстве выросла, в связи с начавшейся золотодобычей, была вновь запрещена покупка скота в размере более 50 голов всем (кроме маркитантов) лицам, не имеющим торгового звания (мещанам, в том числе) [8, С. 75]. Запрет длился недолго, в 1838 г. Сенатским Указом от 7 декабря было разрешено «свободно торговать в России рогатым и всяким скотом… податным всех состояний» [12, № 11677].

Город Кузнецк находился в стороне от больших торговых путей сообщения. В дореформенный период здесь торговали «большей частью мягкой рухлядью, лошадьми, получаемыми от татар, и мелочными товарами, приобретаемыми на Ирбитской ярмарке» [13, С. 187]. Весь оборот торговли едва достигал пяти тысяч рублей. По свидетельству Н.А. Кострова «внутренняя торговля города Кузнецка ограничивается только удовлетворением местной потребности жителей города и округа. С этой целью, сюда привозится торговцами: чаев на 11500 руб., сахару на 3000 руб., мануфактурных товаров на 30000 руб., бакалейных и москатильных на 1000 руб., и мелочного на 35500 руб., всего не более как на 50000 руб.» [14, С. 67]. Житель Кузнецка купец И.С. Конюхов впоследствии вспоминал, что первые лавки были открыты им только в 1832 году. В 1843 г. была открыта первая палатка холщовая с пряниками, а в 1847 г. наконец появились подвижные балаганы для мелочной торговли. Большинство мещан Кузнеца торговали вне города «в других местах», или уезжали на заработки, основная часть торговала, находясь в услужении у купцов, будучи приказчиками.

Невысокие темпы развития торговли отмечались в Нарыме. В этом городе в первой половине XIX в. торгующих мещан было «весьма немного – двое, или трое», а годовой оборот их торговли не превышал 1000 рублей. Торговали здешние мещане в основном рыбою, которую покупали в Нарыме и его округе. Из Нарыма рыба сбывалась в Томск, Красноярск, а отчасти в Тюмень и Екатеринбург [15, С. 81].

Скупали мещане, как свежую рыбу (карасей, щук, окуней, стерлядь и осетрину), так и сушенную. Кроме того, нарымские мещане солили «в весенние месяцы… язей», а с июня покупали у рыбопромышленников стерлядь и солили ее в бочках. Этот товар «на каюках» и «на лошадях» отвозили в Томск для продажи. В урожайные годы, торгующие мещане, покупали ягоду бруснику и также везли ее в Томск [2, С. 377.]. Кроме того, нарымские мещане возили в стойбища инородцев, расположенные за 3000 верст «без дорог, в краю глухом и пустынном», съестные припасы и разные изделия «на крестьянскую руку», снабжали нарымских промышленников товарами из Томска [5, С. 90]. Они привозили сюда для продажи мед, коровье масло, сальные свечи, белую глину и разные мелочные товары, необходимые промышленникам.

Мещане занимались в Нарыме в основном оптовой торговлей, более прибыльной в сравнении с розничной. По утверждению современников, в Нарыме в дореформенный период отсутствовала мелочная розничная торговля съестными припасами, «до такой степени, что частные лица нуждались во многом самом необходимом, при изобилии всего, особенно рыбы, промышляемой круглый год, но почти недоступной для желающего купить ее в небольшом количестве». Если зимой захотелось бы кому-то купить «несколько фунтов осетрины или стерляди», то мещанин предложил бы приобрести «целую партию того…, то есть несколько пудов». «Иначе и продавать не станет – и толковать не станет». В данном случае, расчет мещанина состоял в том, что «чем значительнее партия рыбы, тем больше дают за нее купцы и прасолы томские» [5, С. 377-378].

С мясом происходила та же история, что и с рыбой. Нарымские мещане «большей частию покупали живую скотину», которую сами и пригоняли в ноябре месяце домой; забивали сами и делали запас на целый год. Жители города предпочитали покупать живой скот, так как «мясники» забивали скот «где попало – на сараях, и в юртах, и в деревнях и дома». Поэтому это мясо было не слишком хорошего качества, и его цена была достаточно «не высокая, от 2 до 5 копеек сер. фунт.» [5, С. 378].

Нужно отметить, что внутренняя торговля в Нарыме не процветала и в начале XIX в.. Костров Н.А. так описывал Нарым в первой четверти XIX в.: «городовые жители довольствуются хлебом – зимою привозимым из Томска, а летом приплавляемым на судах, барках и мелких лодках из Томской и Красноярской округ; мясом – от выбираемых по очереди каждогодно маркитантов, а рыбою, – покупаемою у промышленников, большею частию из капиталистов собственными своими избытками» [16, С. 21].

Вероятно, губернские власти всячески пытались обеспечить съестными припасами Нарым. Так, «в Нарыме по положению Томского губернского совета от 15 апреля 1824 г. была учреждена ярмарка с 1 мая по 20 июня, которая была переведена сюда по ходатайству местного купечества из с. Тогура» [25, С. 86].

Наиболее значительным в торговом отношении был Семипалатинск. В нем была «сосредоточена деятельность сухопутной торговли с Ташкенцами, Коканцами, Бухарцами, Китайцами и Киргизами… и вообще город весь носил характер Азиатского торгового города» [17, С. 268].

Города Томской губернии были не единственными центрами торговли. Она развивалась также в уездах и волостях губернии. Как было показано выше, значительная часть мещан проживала в селах – 2,7% от всего населения Томской губернии. Многие из них занимались торговой деятельностью. Торговля в селах также регламентировалась местными властями. По указу от 1825 г. мещанам запрещалось в селениях иметь какой-либо лавочный торг, кроме как на ярмарках, «установленных торгах» или состоящих при фабриках и заводах торговых помещениях. Не возбранялось мещанам «производить в селениях по найму временные работы» [18, Л. 16].

Таким образом, мещане занимались в основном розничной торговлей, оптом торговали купцы. Ассортимент и масштаб торговли зависел также от климатических, географических и социально-экономических условий места проживания. В северной части Томской губернии была в основном развита торговля рыбой и пушниной. В Алтайском районе торговая деятельность мещан еще в большей степени зависела от регламентации властей горного округа. Так, администрация регулировала выдачу торговых и увольнительных свидетельств. Мещане здесь занимались в основном поставками в казенные магазины продуктов животноводства (мяса, шкур и сала). В целом, торговая деятельность в Юго-Западной Сибири в конце XVIII – первой половине XIX вв. оставалась основным занятием для представителей мещанской прослойки.

Читайте также

Список литературы

  1. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону: Изд-во «Феникс», 1995.
  2. Промышленность Нарымских мещан. Торговля // Томские губернские ведомости. 1859. № 48.
  3. Миненко Н.А. Березов и Сургут в XVIII – первой половине XIX в. // Население, управление, экономика и культурная жизнь Сибири XVII – начала XX вв. Барнаул, 2003.
  4. Центральное хранилище архивного фонда Алтайского края (ЦХАФ АК). Ф. 1. Оп. 2. Д. 3288.
  5. Завалишин И.И. Описание Западной Сибири. М.: Тип. Грачева и компании, 1862.
  6. Борблик Е.М. Город в горнозаводском ведомстве Западной Сибири в XVIII – первой трети XIX в. // Сибирский город XVIII – начала XX в. Вып. 1. Иркутск. 1998.
  7. ЦХАФ АК. Ф. 1. Оп. 2. Д. 2910.
  8. Разгон В.Н. Торговля скотом в Алтайском округе в первой половине XIX в. // Алтай в прошлом и настоящем. Барнаул, 1987.
  9. ЦХАФ АК. Ф. 1. Оп. 2. Д. 2598.
  10. ЦХАФ АК. Ф. 1. Оп. 2. Д. 1760.
  11. ЦХАФ АК. Ф. 1. Оп. 2. Д. 2864.
  12. Полное собрание законов Российской империи-2. Т. 2. № 11677.
  13. Костров Н.А. Города Томской губернии в 1804 и 1805 годах // Томские губернские ведомости. 1869. № 43. 31 октября.
  14. Костров Н.А. Город Кузнецк. Историко-статистический очерк // Томские губернские ведомости. 1880. № 3.
  15. Тяпкина О.А. Северные города Западной Сибири во второй половине XIX в. // Города Сибири XVIII– начала XX вв. Барнаул, 2001.
  16. Костров Н. Город Нарым с 1806 по 1818 г. // Томские губернские ведомости, 1872. № 23.
  17. Заметки о городах Томской губернии // Журнал МВД. 1848. Ч. 22.
  18. ЦХАФ АК. Ф. 1. Оп. 2. Д. 3386.

Цитировать

Меженина, О.В. Развитие торговой деятельности мещан в провинциальных городах юго-западной Сибири в первой половине XIX в. / О.В. Меженина, С.Г. Щеглов. — Текст : электронный // NovaInfo, 2016. — № 46. — С. 62-67. — URL: https://novainfo.ru/article/6314 (дата обращения: 12.08.2022).

Поделиться