Агрострахование с государственной поддержкой в РФ: состояние, проблемы, перспективы развития

NovaInfo 46, с.230-243, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Экономические науки
Просмотров за месяц: 1
CC BY-NC

Аннотация

В статье рассмотрено современное состояние рынка агрострахования в РФ. Рассмотрены проблемы агрострахования с господдержкой в России в свете федерального закона от 25.07.2011 № 260-фз «О государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования и о внесении изменений в федеральный закон «О развитии сельского хозяйства». Соответственно приведен анализ обозначенного круга проблем и выявлены те направления совершенствования правовой основы государственной поддержки при страховании сельскохозяйственных производителей, на которые в первую очередь следует обратить внимание.

Ключевые слова

АГРОСТРАХОВАНИЕ, СТРАХОВЫЕ ПРЕМИИ, ПРОБЛЕМЫ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО СТРАХОВАНИЯ, СТРАХОВЫЕ УСЛУГИ, ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОДДЕРЖКА

Текст научной работы

По данным статистики ЦБ РФ и Национального союза агростраховщиков, в 2014 году рынок агрострахования России продемонстрировал темпы роста, почти в два раза превысившие темпы развития всего страхового рынка.

Страховая премия по договорам сельскохозяйственного страхования за 2014 г. составила 16,7 млрд. руб. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года объем рынка увеличился на 17% (годом ранее он составлял 14,3 млрд. руб.). Рост рынка произошел за счет увеличения премии по страхованию с господдержкой на 21,1%: с 12,1 млрд. руб. в 2013 г. до 14,6 млрд. руб. в 2014 г. Незначительный рост премии в сегменте несубсидируемого страхования сельхозрисков, проявившийся в третьем квартале, не изменил динамику рынка в годовом периоде: по итогам 2014 г. данный рынок сократился на 6,0% с 2,2 млрд. руб. до 2,1 млрд. руб.

Сельхозстрахование развивалось в 2014 г. почти в 2 раза более быстрыми темпами, чем рынок страхования в целом (+9,2%), или рынок страхования имущественных рисков РФ (+7,1%). Для сравнения, рынок ОСАГО вырос в объеме на 12,4%, рынок обязательного страхования ответственности владельцев опасных объектов сократился на 27,6%.

По темпам роста сельхозстрахование в 2014 г. оказалось одним из самых динамичных сегментов — его можно сравнить по динамике со страхованием жизни на случай смерти, дожития до определенного возраста или срока либо наступления иного события, в котором сборы увеличились на 16,1%. Динамику страхования сельхозрисков определяют не только экономические факторы. Ключевым фактором, наравне со спросом, для него являются фактическое наличие средств субсидирования, их объемы и доступность для страхователей-аграриев. В 2013 году ряд регионов предпочел переадресовать средства господдержки страхования на субсидирование кредитования сельхозпроизводителей. В 2014 году почти все средства субсидий, выделенные на поддержку страхования, были направлены на уплату страховых взносов, и объем субсидий впервые был востребован максимально. В то же время в 2015 году не предусматривается существенного увеличения субсидирования, поэтому рост спроса не будет поддержан и объем рынка НСА прогнозирует на прежнем уровне».

Доля сельхозстрахования (с господдержкой и без) в общей структуре рынка РФ составляет 1,7% от премии (по сравнению с 1,6% с 2013 годом). Доля сельхозстрахования, осуществляемого на условиях господдержки — 1,5%. Наиболее близок сегмент сельхозстрахования к сегменту страхования грузов (2,2%), страхованию гражданской ответственности за причинение вреда третьим лицам (1,6%) или страхованию финансовых рисков (1,6%). Сельхозстрахование почти в 3 раза превосходит по объему рынок обязательного страхования ответственности владельцев опасных объектов (0,6%).

Объем выплат по всем видам сельхозстрахования составил 5,4 млрд. руб., из которых 2,6 млрд. — по страхованию на условиях господдержки и 2,8 млрд. руб. — по страхованию без господдержки. По сравнению с 2013 г., когда выплаты составили 5,8 млрд. руб., из которых 3,5 млрд. руб. — по страхованию на условиях господдержки и 2,3 млрд. — на условиях без господдержки, произошло снижение суммарного объема выплат на 5,9%. При этом в сегменте несубсидируемого страхования выплаты выросли на 24,7%, в то время как по страхованию с господдержкой уменьшились на 25,6%.

Разнонаправленные тенденции в сфере выплат в страховании с господдержкой и без объясняются в первую очередь разной структурой данных рынков. По оценке НСА, в сегменте страхования без господдержки преобладает страхование животных, в то время как подавляющая часть премии по субсидируемому страхованию приходится на страхование урожая. Как 2013-й, так и 2014 год были исключительно благоприятными для растениеводства — аграрии получили рекордный урожай, число официально объявленных ЧС также сократилось более чем в 2 раза по сравнению с 2012 г. Поэтому в страховании урожая происходит накопление финансовых возможностей, которые будут востребованы в менее благоприятный сезон. В страховании сельхозживотных, напротив, обстановка менее благополучная — например, у членов НСА объем заявленных убытков по страхованию сельхозживотных с господдержкой в сумме приближается к объему начисленной премии. То же самое проявляется и в сельхозстраховании без господдержки, где в 2014 году выплаты составили 136% от начисленной премии (в 2013 году — 102%).

Объем субсидий, перечисленных на 31 декабря 2014 г. по договорам страхования с господдержкой, составил более 5,0 млрд. руб., что на 21,0% превышает аналогичный показатель прошлого года (почти 4,2 млрд. руб.). Таким образом, объем оплаченного субсидирования на конец года вырос пропорционально объему начисленной премии по договорам субсидируемого страхования. Доля оплаченного за счет субсидии страхового взноса, как и годом ранее, осталась на стабильном уровне 34,5% (при нормативе 50%).

Речь в данном случае идет как о хронической задержке доведения средств субсидий, так и о проблеме несоответствия ставок субсидирования страховым тарифам. Принципиально важно, чтобы вопрос о перечислении средств субсидий на оплату части страхового взноса был решен как можно оперативнее после заключения страхового договора, поскольку от этого зависят в конечном счете будущие страховые выплаты и финансовое планирование сельхозпредприятия».

Всего в 2014 г. в России было заключено 138,3 тыс. договоров сельскохозяйственного страхования, из которых 8,2 тыс. договоров на условиях господдержки и 130,1 тыс. договоров на условиях без господдержки.

Страхование сельхозрисков с господдержкой в 2014 г. представляло собой корпоративное страхование: только 274 договора заключены с физическими лицами, в то время как 7,9 тыс. — с предприятиями. В то же время, в страховании без господдержки основная масса полисов (почти 118,8 тыс.) приобретена физлицами, в то время как юрлица заключили почти 11,4 тыс. договоров.

Несмотря на четко прописанные правила агрострахования и развитие института независимых экспертов, доверие к страховым организациям не возрастает и сельскохозяйственные организации порой не готовы заплатить даже половину начисленных страховых премий. Хотя Федеральный закон совершенствуется в пользу аграриев в части включения дополнительных страховых событий, снижения порога утраты (гибели) урожая сельскохозяйственной культуры (от 30% запланированного урожая в 2012 году до 20% — к 2016 году) и исключение с рынка агрострахования нерадивых страховых организаций.

Оказание государственной поддержки в данной области ведется из федерального бюджета и бюджета субъектов РФ, т.е. аграрии платят лишь половину начисленной страховой премии (взноса), вторая половина возмещается за счет бюджетных средств [1].

Очевидно, что особую роль в решении минимизации непредвиденных финансовых убытков приобретает применение программ агрострахования. Но проблема заключается в том, что, несмотря на ряд предпринимаемых государством законодательных и организационно-экономических мер, страхование рисков сельхозтоваропроизводителей в России не дает ожидаемого эффекта. При этом на мировом рынке агрострахования, в том числе с господдержкой, наблюдаются стабильно и эффективно работающие системы сельскохозяйственного страхования (США, страны Евросоюза, Аргентина); есть примеры прорывных государственных мер в сфере защиты агрорисков (в Китае, например, в результате принятых Госсоветом страны мер за последние годы охват сельскохозяйственного производства агрострахованием возрос в 16 раз). Но в России все принятые до сих пор усилия пробуксовывают. Именно поэтому в этой главе решено также рассмотреть проблемы агрострахования в РФ и причин их возникновения.

На сегодняшний день в Российской федерации функционируют две системы агрострахования — полностью коммерческое агрострахование и агрострахование с государственной поддержкой. Важно учесть, что после принятия в 2011 году Федерального закона №260-ФЗ «О государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования и о внесении изменений в Федеральный закон «О развитии сельского хозяйства», агрострахование с государственной поддержкой становится наиболее популярным. В 2013 году сумма премий коммерческого страхования существенно сократилась, составив всего 2,6 млрд. руб. В 2014 г. премия составила 16,7 млрд. руб. Причем объем рынка увеличился на 17%, по сравнению с 2013 г. Рост рынка связан с увеличением премии по страхованию с государственной поддержкой на 21,1%: с 12,1 млрд. руб. в 2013 г. до 14,6 млрд. руб. в 2014 г. Связано это с тем, что данный закон существенно сокращает финансовую нагрузку сельхоз товаропроизводителей, которые согласно закону должны уплатить всего лишь 50% от страховой премии при заключении договора страхования, остальную половину выплачивает государство [2] .

На эти цели предусматривается выделение средств из федерального и регионального бюджетов. Государственной программой развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 годы, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 14.07.2012г. № 717 было предусмотрено, что объем субсидий из федерального бюджета на возмещение части затрат по сельскохозяйственному страхованию с государственной поддержкой в 2013-2020 г.г. в области растениеводства составит 45,97 млрд. руб., в области животноводства –10,93 млрд. рублей [3]. В частности, в 2015 на общую компенсацию страховых премий по договору сельхозстрахования было выделено 6,4 млрд. руб., в 2014 аналогичный показатель был меньше на 1,1 млрд. рублей [4] .

Странным выглядит то, что субсидирование подотрасли растениеводства выше почти в 5 раз, по сравнению с животноводством. Это говорит о том, что одним из минусов нынешней программы поддержки агрострахования является то, что она затрагивает только растениеводство, фактически, не затрагивая животноводство и аквакультуры. Так же данная программа не распространена на имущество сельскохозяйственных товаропроизводителей, составляющее основные средства производства, и, тем самым, не обладает комплексностью в защите от всевозможных рисков в агропромышленном комплексе.

В 2014 году российские агростраховщики по средневзвешенному курсу собрали 450 млн. долларов, что составляет всего лишь 1,5% от общей суммы мировых премий, в то время как доля США на аналогичном рынке составляет 32,5% (по данным Federal Crop Insurance Corporation).

Рассмотрим следующую проблему неэффективности вышеупомянтуго Закона. Она заключается в том, что закон одностороннее предоставляет преференции в деле ведения агрострахования только одной стороне страховых отношений, а именно страховщикам, что естественным образом ведет к тому, что другая сторона, а именно сельскохозяйственный товаропроизводитель, теряет интерес к предмету.

Прежде всего, обратим свое внимание на своеобразно сформулированный в Законе статус страховщика: страховщик — страховая организация, осуществляющая сельскохозяйственное страхование и являющаяся членом объединения страховщиков. Тем самым страховая компания, осуществляющая агрострахование с господдержкой, поставлена в более выгодные организационные условия, чем сельхозтоваропроизводитель. Интересы страховщика защищает, как оно себя называет, «Единое объединение страховщиков агропромышленного комплекса — Национальный союз агростраховщиков» (президент — Корней Биджов) или конкурирующие с первым объединение «Ассоциация агропромышленных страховщиков «Агропромстрах» (президент Ассоциации — Виктор Щербаков). Причем оба объединения и оба президента имеют немалый административный ресурс для лоббирования интересов страховых компаний, входящих в соответствующие объединения. Так, Биджов К.Д. одновременно является вице-президентом Всероссийского союза страховщиков (ВСС), членом Общественного совета при Министерстве сельского хозяйства РФ. Это ли не выигрышное преимущество страховщиков, имеющееся перед страхователями?

Как организовано сообщество страхователей-сельскохозтоваропроизводителей? На сегодняшний день — никак. Специально созданное Правительством учреждение «Федеральное агентство по государственной поддержке страхования в сфере агропромышленного производства» (ФГБУ «ФАГПССАП»), к сожалению, каких-либо действенных полномочий по конкретной поддержке аграриев не имеет. Как написано в Уставе учреждения: «Учреждение осуществляет свою деятельность на территории г. Москвы и взаимодействует с федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъекта Российской Федерации и местного самоуправления, общественными объединениями, иными организациями и гражданами» [3]. Т.е., с иными организациями и гражданами, надо понимать, с сельскохозтоваропроизводителями, оно лишь взаимодействует, но не представляет их интересы.

Напрашивается вывод, что организация (союз, объединение, ассоциация) сельскохозтоваропроизводителей, призванная на равных отстаивать интересы аграриев в сфере страхования, должна быть создана. Но на сегодня ее нет и противостоять бизнес-интересам акул страхового дела — некому.

Схематично функционирование господдержка агрострахования в России выглядит следующим образом (рисунок 1).

Порядок формирования страховой премии по договорам сельскохозяйственного страхования с государственной поддержкой [5]
Рисунок 1. Порядок формирования страховой премии по договорам сельскохозяйственного страхования с государственной поддержкой [5]

Следует обратить внимание, что рисунок 1 демонстрирует лишь порядок формирования страховой премии. Но в целях нашего исследования интерес представляют предусмотренные Законом три привилегии-франшизы для страховщиков, которые, как обнаружится, сводят на нет все благие намерения законодателя.

Что это значит для страхователя и что это значит для страховщика? Страхователь страхует урожай исходя из его запланированной величины и уплачивает страховую премию исходя из страховой суммы, равной (или пропорциональной) стоимости запланированного урожая. Далее, предположим, наступает страховой случай. Но для того, чтобы страхователь мог рассчитывать пока еще только на признание наступившего убытка страховым случаем, необходимо наличие следующего обстоятельства: снижение фактического урожая по сравнению с запланированным урожаем минимум на двадцать пять процентов. Без этих 25 процентов наступившее событие (потеря, недополучение урожая) не будет являться страховым случаем и, следовательно, застраховавший урожай сельхозтоваропроизводитель никоим образом не может получить страховую выплату. Таким образом, если сеятель потерял 10-15% урожая, ему легче добровольно уничтожить еще 5-10% и надеяться на страховую выплату, чем остаться и без денег, и без урожая.

При этом очень важно заметить, что сам страхователь уплатил страховщику 50% страховой премии, а еще 50% уплачено в порядке господдержки государством через орган управления АПК субъекта Российской Федерации (рисунок 2).

Формирование убытков страхователя и государства при снижении фактического урожая сельскохозяйственной культуры по сравнению с запланированным урожаем на двадцать пять и менее процентов<strong> (СП — страховая премия; НвУ — невозмещенный убыток) </strong>[5]
Рисунок 2. Формирование убытков страхователя и государства при снижении фактического урожая сельскохозяйственной культуры по сравнению с запланированным урожаем на двадцать пять и менее процентов (СП — страховая премия; НвУ — невозмещенный убыток) [5]

Еще раз обратим внимание, что все 100% премии получены страховщиком и остались в его собственности (рисунок 3), но страховая выплата в принципе не может быть выплачена. Пострадал не только страхователь-аграрий, но и государство, оказавшийся вынужденным соблюдать собственный закон и «подаривший» страховщику 50% страховых платежей по данному договору. Как видим, в выигрыше остался один лишь участник агрострахования с господдержкой — его величество страховщик.

Формирование доходов страховщика при снижении фактического урожая сельскохозяйственной культуры по сравнению с запланированным урожаем на двадцать пять и менее процентов<strong> (У — убыток страхователя </strong><strong>£</strong><strong> 25% запланированной стоимости урожая, непроизведенные страховщиком затраты на страховую выплату) </strong>[5]
Рисунок 3. Формирование доходов страховщика при снижении фактического урожая сельскохозяйственной культуры по сравнению с запланированным урожаем на двадцать пять и менее процентов (У — убыток страхователя £ 25% запланированной стоимости урожая, непроизведенные страховщиком затраты на страховую выплату) [5]

Каким термином можно определить узаконенное условие, которое императивно отказывается относить «снижение фактического урожая сельскохозяйственной культуры по сравнению с запланированным урожаем» на двадцать пять и менее процентов к страховому случаю и, соответственно, пресекает возможность страховой выплаты? Это есть оговоренная страховщиком и страхователем часть экономических выгод от страхования, которые не подлежат получению страхователем и влекут преимущественные экономические выгоды страховщику, т.е. это есть франшиза.

Аналогичная схема протекционизма по отношению к страховщику работает и при страховании посадок многолетних насаждений, где ответственность страховщика начинается с определенного порога, который устанавливается на пределе потери «многолетними насаждениями жизнеспособности более чем на тридцати процентах площади земельных участков, занятых посадками многолетних насаждений». Франшиза в этом секторе аграрного производства несет тот же проигрыш сельхозтоваропроизводителю и выигрыш страховщику, что и в предыдущем случае.

Франшиза вторая. Читаем в ст.4, п.6 Закона: «Оказание государственной поддержки сельскохозяйственным товаропроизводителям осуществляется на основании договоров сельскохозяйственного страхования, отвечающих следующим условиям: «страховая сумма в договоре сельскохозяйственного страхования установлена в размере не менее чем восемьдесят процентов страховой стоимости урожая сельскохозяйственной культуры, посадок многолетних насаждений, сельскохозяйственных животных». Для страхователя это значит, что 20% урожая, посадок или животных остаются недострахованными.

И в то же время, если следовать ст.4, п.2а Закона, существенным ограничением при выборе страхования с государственной поддержкой является невозможность страхования только части посевных площадей. Т.е. если сельхозтоваропроизводитель занимается выращиванием сельхозкультур на различных участках, каждому из которых характерен свой определенный уровень риска, он обязан застраховать всю площадь, вне зависимости от того, является ли она подверженной рискам или нет. В условиях того, что сельхозтоваропроизводители работают в условиях дефицита денежных средств, малая их часть согласится страховать площадь с низкой вероятностью риска. Непонятна логика законодателя, но хорошо просматривается выгода страховщика: аграрий должен застраховать всю площадь или все поголовье (и болота, и поляны; и сухостойных, и дойных) — страховщику лишь надо успевать выписывать счета на оплату страховых премий на всю массу, а не на ее часть. Целое всегда больше своей части — в этом заключается интерес страховой компании, но это же обстоятельство есть антиинтерес страхователя.

Казалось бы, что применение в агростраховании, как и в общем страховании, неполного покрытия рисков есть нормальное явление. В данном случае Закон предписывает устанавливать предельную ответственность страховщика не ниже, чем восемьдесят процентов страховой стоимости биологического актива. Считается, что такая система страховой ответственности стимулирует страхователя бережно (бережнее, чем при наличии полного страхового покрытия) относиться к застрахованному имуществу, вовремя и в полной мере осуществлять профилактические и технологические меры по обеспечению его сохранности (соблюдать агротехнологии, организовать полив растений при засухе и т.п.). Нетрудно заметить, что все эти соображения полностью совпадают с теми аргументами, которые обосновывают применение франшизы.

В чем здесь заключается выигрыш страховщика? Выигрыш заложен в возможности применения той или иной системы страховой ответственности. При этом сама франшиза в правовом толковании (как часть убытков, которая не подлежит возмещению страховщиком страхователю) может и не присутствовать в договоре страхования. Но в любом случае выигрыш страховщику обеспечен.

Дело в том, что в практике страхования применяются несколько систем страховой ответственности, но в данном случае нас интересую только две: пропорциональной ответственности и первого риска. Страхование по первому риску есть система страхования, при которой независимо от соотношения страховой суммы и страховой стоимости объекта страхования размер страховой выплаты равен размеру ущерба. Система пропорциональной ответственности предполагает размер выплаты как произведение величины убытка и отношения страховой суммы и страховой стоимости.

Хотя Закон прямо не регламентирует применение какой-либо из них, но при расчете страховой выплаты императивно (статья 8.1) обязывает применить формулу, однозначно принадлежащую к системе пропорциональной ответственности.

Здесь (статья 8.1. «Порядок расчета безусловной франшизы при определении размера страховой выплаты…») говорится, что, «при определении размера страховой выплаты по договору сельскохозяйственного страхования, предусматривающему установление безусловной франшизы, из произведения размера убытка и соотношения указанной в договоре сельскохозяйственного страхования страховой суммы к страховой стоимости вычитается произведение безусловной франшизы и страховой суммы». Поясним, что размер безусловной франшизы здесь учитывается в долях (не в процентах) от страховой суммы.

Очень полезно рассмотреть данное положение, переведя его на математический язык:

СВ = СУ ⋅ СС/Сст — Фбу ⋅ СС, (1)

где СВ — страховая сумма; СУ — убыток; СС — страховая сумма; Сст — страховая стоимость; Фбу — франшиза безусловная в долях от страховой суммы.

Если же в этой формуле Фбу заменить на безусловную франшизу в абсолютном измерении (БФ), то получим:

СВ = СУ ⋅ СС/Сст — БФ (2)

Последняя формула как раз и принадлежит к системе пропорциональной ответственности и может быть представлена как:

СВпр = СУ ⋅ СС/Сст — БФ (3)

При системе первого риска страховая выплата (СВпер), как известно, выводится по формуле:

СВпер = СВ = У, но СВпер ≤ СС. (4)

Какая из систем выгоднее страхователю, а какая — страховщику? Для людей, сведущих в страховании, без раздумий понятно, что при всех других равных условиях страхователю предпочтительнее страховаться по системе первого риска. Страховщику — наоборот.

Для наглядности можно привести хрестоматийно простой пример: СС — 10 млн. руб. (страховая сумма); Сст — 12 млн. руб. (страховая стоимость); БФ — 2 млн. руб. (франшиза безусловная), СУ — 6 млн. руб. (убыток).

Проиллюстрируем далее, какой размер страховой выплаты формируется в результате комбинации двух факторов из имеющихся четырех: применение системы пропорциональной ответственности, применение системы первого риска, наличие безусловной франшизы, отсутствие безусловной франшизы.

Для наглядности сами расчеты и полученные результаты сведем в таблицу 1.

Таблица 1. Расчет величины страховой выплаты при различной комбинации систем страховой ответственности и наличия/отсутствия безусловной франшизы

Наличие или отсутствие безусловной франшизы

Размер страховой выплаты по системе пропорциональной ответственности

Размер страховой выплаты по системе первого риска

Превышение страховой выплаты при системе первого риска

Безусловная франшиза предусмотрена

СВпр = СУ х СС/Сст — — БУ = 6 х 10/12 — 2 = = 3 млн. руб.

СВпер = СУ — БФ но при СВ ≤ СС, тогда: СВ = 6 — 2 = 4 млн. руб.

1 млн. руб. (на 25%)

Безусловная франшиза отсутствует

СВпр = 6 х 10/12 = 5 млн. руб.

СВпер = СВ = У, но при СВ ≤ СС, тогда: СВпер = 6 млн. руб.

1 млн. руб. (на 17%)

Анализ таблицы 1 подтверждает ранее сделанный вывод о том, что страхователь предпочел бы страховать свои биологические активы по системе первого риска — в этом случае он всегда, при наличии или отсутствии безусловной франшизы, получает выигрыш в деньгах по сравнению с системы

пропорциональной ответственности; в нашем примере это превышение составляет 1 млн. руб. Но в практическом смысле это есть реальный выигрыш страховой компании, поскольку Закон умалчивает о возможности применения системы первого риска, вынуждая страхователя идти на заведомо проигрышный в экономическом смысле вариант. Разумеется, сельхозтоваропроизводитель реагирует на данную возможность сугубо крестьянским способом — молчаливым отказом.

Если учесть, что в своем примере мы постарались оперировать близкими к практике величинами, то 1 млн. руб. для фермерского хозяйства, к примеру, Приволжского федерального округа есть стоимость урожая пшеницы с 50 га площади полей (при рыночной цене на июнь 2015 г. округленно и усредненно 1000 руб. за центнер и урожайности в 20 ц/га [6]). Выигрыш, согласимся, немалый.

В результате мы приходим к выводу, что Закон отказывает фермеру в выборе систем страховой ответственности, отдавая предпочтение страховщику, который по законам экономики выигрывает от этого ровно столько, сколько проигрывает страхователь. Получается, что в завуалированной форме страхователю навязывается та система, которая ему наименее выгодна.

Франшиза третья. Она названа в законе собственным именем — безусловной франшизой. Ст.4, п.7 Закона гласит, что «в случае, если договор сельскохозяйственного страхования предусматривает установление безусловной франшизы или агрегатной безусловной франшизы, размер такой франшизы не может превышать тридцать процентов страховой суммы…»

Это значит, что страхователь может рассчитывать на получение страховой выплаты, если застрахованный убыток после всех предусмотренных мероприятий по его доказыванию составит более 30% от страховой суммы. Но кроме этой преграды существует, как было рассмотрено выше, 25-30-процентный барьер (имевшее место в период действия договора сельскохозяйственного страхования снижение фактического урожая сельскохозяйственной культуры, в том числе урожая многолетних насаждений, по сравнению с запланированным урожаем на двадцать пять и более процентов), чтобы произошедший случай (для страхователя это всегда убыток) был признан страховым.

Застраховавшийся сельскохозяйственный товаропроизводитель никогда не будет допущен к кассе страховой компании для получения выплаты, если не будут выполнены эти два условия. В подавляющем большинстве случаев они (условия) как раз и не выполняются.

Оставив в стороне официальные и официозные показатели якобы неуклонного развития агрострахования, мы все-таки хотели бы повторить, что одной из главных причин неуверенно-нестабильного его состояния является имеющиеся в Законе положения, предоставляющие определенные преференции страховщикам и сделать выводы в рамках проведенного исследования:

  1. Следует расширить правовое определение франшизы до экономического: франшиза в страховании есть оговоренная страховщиком и страхователем часть экономических выгод от страхования, которые не подлежат получению страхователем и влекут преимущественные экономические выгоды страховщику;
  2. Страховые компании, допущенные к агрострахованию с господдержкой, имеют по отношению к страхователю по крайне мере три франшизы, закрепленные законодательством: франшизу в виде предельной нормы: утрата (гибель) урожая сельскохозяйственной культуры и многолетних насаждений признаются таковыми, если произошло снижение фактического урожая на двадцать пять и более процентов. Аналогичный предел установлен по отношению к застрахованным животным;
    • франшизу в виде неполного страхового покрытия (80% и более); собственно безусловную франшизу, размер которой составляет тридцать процентов страховой суммы и менее.
  3. Влияние выделенных франшиз на отношение сельхозтоваропроизводителей к агрострахованию с господдержкой и в целом на его развитие является определенно негативным. Наше исследование пока ограничивается выявлением и анализом механизма этих явлений;
  4. Плачевное состояние агрострахования с господдержкой в стране кроется, в частности, в нарушении паритета интересов страхователя-сельхозтоваропроизводителя и сострахователя-государства с одной стороны и агростраховщиков — с другой. Следовательно, необходимо этот паритет восстанавливать.

Построение эффективной, стабильной системы агрострахования с государственной поддержкой возможно при учёте мнения всех заинтересованных сторон: государства, сельхозпроизводителей и страховщиков. Сельскохозяйственные производители заинтересованы в том, чтобы получить страховую защиту по минимальной стоимости, страховые компании хотят вести страховые операции с достаточной степенью рентабельности, а правительство желает создать условия для стабильной работы национального аграрного сектора, т.е. защитить производителя, но потратить на это как можно меньше государственных средств.

Таким образом, требуется не только участие государства в программах страхования. Российское сельскохозяйственное страхование с государственной поддержкой должно быть чётко организованной системой, в которой взаимодействуют страховые организации, общества взаимного страхования и кредитования, региональные консультационные центры, кредитные организации, агрохолдинги, сельхозтоваропроизводители, органы государственной власти.

Нельзя не прийти к выводу, что законодательство по агрострахованию с господдержкой имеет крен в сторону обслуживания прежде всего бизнес-интересов страховых компаний, а сельхозтоваропроизводителю отводится пассивная роль плательщика взносов и «ожидателя» сомнительного поступления страховых выплат; в такое же положение попадает само государство, заявив о государственной поддержке сферы сельскохозяйственного страхования.

Читайте также

Список литературы

  1. Новостной Клуб АгроБизнеса. Новости сельского хозяйства [Электронный ресурс]: официальный сайт.URL: http:// http://agrobiznes.club// (Дата обращения 15.02.2016)
  2. О государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования и о внесении изменений в Федеральный закон «О развитии сельского хозяйства» [Электронный ресурс]: Федеральный закон от 25.07.2011 N 260-ФЗ: ред. от 22.12.2014, с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2016. - Доступ из СПС «КонсультантПлюс»
  3. Об организации страхового дела в Российской Федерации [Электронный ресурс]: Федеральный закон N 4015-1 от 27 ноября 1992 г.: ред. от 28.11.2015, с изм. от 30.12.2015. – Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  4. О развитии сельского хозяйства [Электронный ресурс]: Федеральный закон от 29.12.2006 N 264-ФЗ: ред. от 12.02.2015, с изм. и доп., вступ. в силу с 13.08.2015. – Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  5. Ефимов, О.Н. Агрострахование. Научно-практические рекомендации / О.Н.Ефимов - LAP LAMBERT Academic Publishing GmbH & Co., напечатано в России, 2012, 517 стр. (Дата обращения:08.01.16)
  6. Страхование [Электронный ресурс] // Гражданский кодекс РФ от 26.01.1996. - П. 14. - Часть 2. - Глава 48. - Доступ из СПС «КонсультантПлюс»
  7. Грепачевский И.В. Информационное гидрометеорологическое обеспечение сельскохозяйственного страхования [Электронный ресурс] / И. В. Грепачевский, В. П. Гривин, О. В. Чуб. – URL: http://www.agroinsurance.com/ru/analytics?pid=7845 (Дата обращения:12.01.16)
  8. Ефимов О.Н. Системы организации агрострахования в мире [Электронный ресурс]/ Ефимов О.Н.— Электрон, текстовые данные.— Саратов: Вузовское образование, 2014.— 133 с.— Режим доступа: http://www.iprbookshop.ru/23084.— ЭБС «IPRbooks» (Дата обращения:19.12.15)
  9. Ефимов О.Н. Совершенствование системы агрострахования (статья) //Система ведения агропромышленного производства в Республике Башкортостан. – Уфа: АН РБ, Гилем, 2012. — 528 с.
  10. Ефимов О.Н. Становление и развитие общего и сельскохозяйственного страхования в России [Электронный ресурс]: учебное пособие/ Ефимов О.Н.— Электрон, текстовые данные.— Саратов: Вузовское образование, 2014.— 1Q2 с.— Режим доступа: http://www.iprbookshop.ru/23087.— ЭБС «IfRbodks» (Дата обращения:01.02.16)
  11. Ефимов О.Н., Томилова Н.А. Нормативно-правовое регулирование страховой деятельности (перечень нормативно-правовых актов Российской Федерации в сфере страхования с краткими комментариями) /Уфа: РИО Уфимского филиала Финуниверситета, 2012, 40 стр.
  12. Ефимов О.Н. Формирование и развитие индексного страхования в сельском хозяйстве (статья) //Вестник Башкирского государственного аграрного университета.- 2014. - №2. – С.118-122.
  13. Союз «Единое объединение страховщиков агропромышленного комплекса – Национальный союз агростраховщиков» [Электронный ресурс]: официальный сайт.URL: http:// http:// http://www.naai.ru/// (Дата обращения 23.01.2016)

Цитировать

Бадртдинова, И.И. Агрострахование с государственной поддержкой в РФ: состояние, проблемы, перспективы развития / И.И. Бадртдинова. — Текст : электронный // NovaInfo, 2016. — № 46. — С. 230-243. — URL: https://novainfo.ru/article/6290 (дата обращения: 12.08.2022).

Поделиться