Неомарксизм: общая характеристика

NovaInfo 47, с.315-318
Опубликовано
Раздел: Философские науки
Просмотров за месяц: 40
CC BY-NC

Аннотация

В статье рассматриваются основные идеи неомарксизма. Особое внимание уделяется критике искажениям учения Маркса.

Ключевые слова

ДИАЛЕКТИКА, НЕОМАРКСИЗМ, МАРКСИЗМ

Текст научной работы

Неомарксизм представляет собой совокупность обновленческих социально-философских и экономических концепций и философских течений ХIХ-ХХ веков в русле идейной традиции, восходящей к Карлу Марксу, которые противопоставили себя прежнему т.н. ортодоксальному марксизму. Можно сказать, что неомарксизм представляет собой феномен, находящийся между традиционализмом и либерализмом [1; 2; 3].

В качестве специального термина слово «неомарксизм» начинает употребляться в начале ХХ века: так, в книге G.D. Cole «The World of Labour» (1913) как «неомарксистские» квалифицируются взгляды французского мыслителя Жоржа Сореля. В процессе эволюции неомарксизма выделилось несколько интеллектуальных формаций: ассимилятивный неомарксизм конца ХIХ - начала ХХ вв., западный марксизм (неомарксизм) 1920-80-х гг., постмарксизм поздних 1980-90-х гг.

Неомарксизм как «новый» марксизм наделяется смыслом и адекватно читается лишь в рамках и на фоне своей оппозиции «старому» марксизму, и только в форме постмарксизма он во многом освобождается от этой внутренней соотнесенности с тем, что Гегель называл «Свое иное». Наиболее навязчивое умственное устремление неомарксизма – это деканонизация: сперва деканонизация ортодоксального марксизма эпохи II Интернационала, затем – произведений Фридриха Энгельса, в конечном счете – теоретического наследия самого Маркса, которое неомарксизм вписал в проблемный и методологический контекст философии и науки ХХ века. Вообще говоря, неомарксистский бунт против канона марксизма по большому счету отвечал принципиальной установке самого Маркса, который крайне скептически относился к попыткам выделить из своих исследований некую универсальную схему. «Я знаю только, согласно одному апокрифу заявлял Маркс, что я не марксист».

Вопреки этой не лишенной злой иронии самооценке Маркса его ученики и последователи под водительством Энгельса и при его литературном участии после смерти гениального исследователя и критика форм сознания довершили то, что начали еще при его жизни: а именно, формирование марксистского канона. Генезис первого марксистского канона или марксизма эпохи II Интернационала связан с принятием в Германии в 1878 году антисоциалистических законов и вынужденным перемещением руководящего ядра СДПГ, ее литераторов и теоретиков в Цюрих, ставший своего рода сборным пунктом левой интеллигенции всего мира. В этот период группа теоретиков СДПГ во главе с Энгельсом, из Англии поддерживавшим с ними тесную связь, конституировалась в инстанцию идеологического управления наследием Маркса, фактически монополизировавшую издание и истолкование его текстов (Карл Каутский, Эдуард Бернштейн, Франц Меринг).

Именно под влиянием Энгельса и названной плеяды марксистов, вразрез с марксовой позицией, канонический марксизм все больше приобретал качество метафизической доктрины. Марксистский аналог натурфилософии Шеллинга и Гегеля, энгельсова «Диалектика природы», опубликованная в 20-е годы ХХ века, сыграла поистине фатальную роль в натурализации диалектики и тем самым – в извращении диалектического метода Маркса. Например, даже известная сегодня как созданная Марксом концепция общественно-экономической формации, на самом деле является более поздней трактовкой философии истории автора [4, с. 55-57].

Присущий теоретическому мышлению Маркса разрыв не только с традиционной философией, но и с классической наукой (главный труд Маркса «Капитал» отнюдь не случайно имеет подзаголовок «Критика политической экономии»), наперед постклассический в этом смысле характер его методологических воззрений гораздо более отчетливо, чем представителями марксистского канона, был осознан на рубеже ХIХ-ХХ веков некоторыми европейскими мыслителями, не принадлежавшими к прозелитическому согласию ортодоксальных марксистов. В это время в Европе и Северной Америке наблюдалась поразительная вспышка интереса к Марксу (повторившаяся затем в 1920-е и в 1960-70-е гг.). Вот лишь некоторые факты, иллюстрирующие этот феномен. Лекционные курсы о марксизме и социал-демократии в указанный период читают Торстен Веблен – в Чикаго, Бертран Рассел – в Лондонской школе экономики и политических наук, Адольф Вагнер – в Берлине, Эмиль Дюркгейм – в Париже. В России в 90-е гг. ХIХ века одним из ведущих течений общественной мысли становится «легальный марксизм», завоевавший на свою сторону лучшие умы: Петра Струве, Сергея Булгакова, Николая Бердяева, Семена Франка, Михаила Туган-Барановского и др. В Австро-Венгрии возникла школа австромарксизма. В начале 90-х гг. стал марксистом крупнейший испанский писатель Мигель де Унамуно. Немецкий историк и социолог Макс Вебер внес огромный вклад в прояснение специфики марксова метода и публиковал статьи о марксизме и самих марксистов. Иными словами, интеллектуальная Европа периода fin de siecle (конца века) была охвачена неомарксистским поветрием. Под влиянием позитивистских идей в это время происходит пересмотр некоторых положений учения Маркса, в частности, допущение иных трактовок исторического процесса, когда факты начинают структурироваться по иным парадигмам [5; 6].

Если задаться целью коротко охарактеризовать теоретическое содержание неомарксизма периода fin de siecle, то нужно прежде всего отметить следующее: наиболее выдающимся представителям неомарксизма в ходе международной дискуссии перед Первой мировой войной удалось уточнить эпистемологическую специфику Марксова исторического материализма, реконструировать его методологию в терминах трансценденталистской (неокантианской и отчасти, у Макса Шелера, феноменологической) теории и логики познания, вскрыть специфику исходной абстракции, посредством которой исторический материализм из объекта (общественно-историческая действительность) вычленяет свой предмет. Особенно многим в этом плане неомарксизм обязан Максу Веберу. Именно веберовская рецепция теоретического наследия Маркса стала отправным пунктом интеллектуальной деятельности следующего, послевоенного поколения неомарксистов, и прежде всего – Дьерда Лукача, который был учеником Вебера, очень высоко им ценимым, и членом узкого круга его друзей и единомышленников. Несмотря на существенные изменения, охватившие учение Маркса, оно сохраняет свою революционную роль, приверженность главным принципам гегелевской диалектики, в которой созидание и разрушение всегда вплетены в одно единое целое [7].

Читайте также

Список литературы

  1. Рахматуллин Р.Ю., Семенова Э.Р. Традиционализм и либерализм в свете философии права // Научный вестник Омской академии МВД России. 2014. № 1 (52). С. 41-44.
  2. Рахматуллин Р.Ю., Семенова Э.Р. Традиционализм и либерализм в право-вом и педагогическом пространстве // Профессиональное образование в современном мире. 2014. № 1 (12). С. 19-26.
  3. Рахматуллин Р.Ю. Об истоках и пределах традиционализма и либерализма: философский анализ // Вестник ВЭГУ. 2014. № 5 (73). С. 116-125.
  4. Рахматуллин Р.Ю. Основы социальной философии: Учебное пособие. Уфа: Уфимский юридический институт МВД РФ, 1996. 74 с.
  5. Рахматуллин Р.Ю. Проблема объективности исторического знания или как возможен единый учебник истории // European Social Science Journal. 2014. № 8-3 (47). С. 69-73.
  6. Рахматуллин Р.Ю. Историческое знание в контексте философии науки // Вестник ВЭГУ. 2015. № 3 (77). С. 129-137.
  7. Столетов А.И. Творение и разрушение социума: две стороны одной медали // Социально-гуманитарные знания. 2007. № 9. С. 21-30.

Цитировать

Гариева, И.С. Неомарксизм: общая характеристика / И.С. Гариева, С.О. Салман. — Текст : электронный // NovaInfo, 2016. — № 47. — С. 315-318. — URL: https://novainfo.ru/article/6516 (дата обращения: 27.01.2022).

Поделиться