Изучение историзмов и архаизмов как приём развивающего обучения в школе (на материале занимательных кроссвордных заданий)

№53-3,

Педагогические науки

В статье понятие игры рассматривается в связи с разгадыванием кроссвордов. Анализируется актуальность использования кроссвордов в школе. Утверждается, что использование кроссвордов при обучении учеников в классе может стать одним из очень интересных приемов развивающего обучения. При этом деятельность школьников рассматривается в сопоставлении с такими принципами игры как свобода и «текучесть», процессуальность. Особое внимание уделено языковым особенностям кроссвордов, так как в них требуется угадать слова, находящиеся в пассивном запасе лексической системе языка. Делается вывод, что правильно подобранные кроссвордные задания и их умелое использование в ходе урока принесут хорошие результаты, т. к. его разгадывание вызывает интерес к изучаемому предмету и тем стимулируют познавательную деятельность младших школьников.

Похожие материалы

I. Мы уже писали о важности учитывать в своём исследовании является антропологический подход к языку, в соответствии с которым адекватное изучение языка должно проводиться в тесной связи с сознанием и мышлением человека, его культурной и духовной ролью [11].

В этой работе мы снова обращаемся к вопросу об использовании материала загадок в кроссвордах как одном из приёмов развивающего обучения в средней школе.

Выдающийся немецкий ученый В. фон Гумбольдт (1767—1835) ещё два века назад указывал: «Язык тесно переплетен с духовным развитием человечества и сопутствует ему на каждой ступени его локального процесса или регресса, отражая в себе каждую ступень культуры» [1, с. 48].

Знаменитый нидерландский философ и историк культуры ХХ столетия Йохан Хёйзинга (1872—1945) в книге «Homo ludens» («Человек играющий»), написанной в 1938 году, писал: ««Существование игры не привязано ни к определенной степени культуры, ни к определенной форме мировоззрения» [15, с. 12]. Далее он указывал, что «любое мыслящее существо может немедленно представить себе эту реальность — игру, ‘играние’ — как самостоятельное, самодовлеющее нечто, если даже его собственный язык не располагает общим словесным выражением для этого понятия» [Там же]. А поэтому важнейшим выводом Й. Хайзинги становится: «Игру нельзя отрицать. Можно отрицать почти все абстрактные понятия: право, истину, добро, дух, Бога. Можно отрицать серьёзность. Игру — нельзя» [Там же].

Приведём здесь и слова хорошо известного чешского педагога Я.А. Коменского (1592—1670), побуждавшего: «Пусть дети будут теми муравьями, которые всегда заняты: что-нибудь катают, несут, складывают, перекладывают; нужно только помогать детям, чтобы все, что происходит, происходило разумно» [4, с. 94]. Как видим, чешский педагог-гуманист, писатель и общественный деятель рассматривал игру как необходимую для ребенка форму деятельности, и потому справедливо требовал от взрослых не только не мешать детям играть, а принимать в этих играх самое активное участие, контролируя и направляя их в нужном направлении.

Современный ребёнок играет очень активно, выбирая между разными типами существующей реальности и планируемого мира, мира виртуального.

Ведь к сегодняшнему дню у современного человечества накопилось так много культурных текстов и артефактов, телевидение и видеорынок, глобальные компьютерные сети.

Но по-прежнему в печатной продукции остаются популярными кроссворды, потому что загадывать и отгадывать любят все, и взрослые, и, конечно, дети.

Поэтому мы считаем актуальным использование кроссвордов в школе, начиная с начальных классов [10; 11]), так как языковой материал кроссвордов, безусловно, является для учителя ценным иллюстративным материалом, с помощью которого не только развивается речь ребёнка, но и расширяется его кругозор.

II. В этой статье мы проанализируем, как строятся юмористические кроссвордные задания, почему они особенно интересны и как их можно использовать на занятиях в средней школе.

Говоря об использовании игры на уроках в школе, мы апеллируем к нескольким важным принципам игры как деятельности:

  • взаимодействие между несколькими участниками;
  • свобода участия в игре;
  • текучесть и процессуальность.

Остановимся несколько подробнее на этих признаках

  1. Крупнейший философ XX века Людвиг Витгенштейн считал обязательным признаком игры как деятельности — взаимодействие, предполагающее по меньшей мере еще «одного свободного агента», то есть обратную связь [15, с. 60–61].
  2. Такое взаимодействие в игре предполагает свободу, и поэтому слова-ответы, полученные школьниками при разгадывании кроссвордов как новое знание (напр., в результате самостоятельного поиска в справочной либо другой литературе), познаются охотно, без принуждения и, следовательно, легко и надолго запоминаются.
  3. Учитывая, что «мотив игровой деятельности заложен не в самом результате игры, а в ее процессе» [5, с. 481], мы особенно обращаем внимание и на другой не менее важный принцип игры — её «текучесть», процессуальность.

Так как «мотив игровой деятельности заложен не в самом результате игры, а в ее процессе» [Там же], то в игровой деятельности (в отличие от трудовой деятельности, которую мы хотим как можно скорее закончить, чтобы достичь результата) нам важен сам процесс, и мы хотим играть долго.

А это, в свою очередь, предполагает, что учебный процесс в школьной аудитории, связанный с использованием кроссвордных заданий, как мы уже указывали ранее [11], может быть довольно значительными как по времени, так и по объему.

III. Кроссворды при этом могут служить стимулом для приобретения новых знаний, в частности, когда в кроссворды включена устаревшая лексика, с которой детям не приходится сталкиваться в повседневной реальной жизни.

Напр., в кроссвордах используется лексика из древнегреческих мифов, из истории Древней Руси или из истории других стран, в частности, те лексемы, которые называют предметы ушедшего быта, старой культуры, вещи и явления, связанные с экономикой прошлого, старыми общественно-политическими отношениями [2, с. 142].

Объяснение причин и условий, способствующих устареванию тех или иных лексем, часто становилось объектом внимания лингвистов (В.Ф. Алтайская, П.У. Асадулаева, З.Ф. Белянская, Н.Г. Ендералова, Т.И. Ерофеева, Р.Б. Камаева, Е.В. Лесных, Ю.М. Назырова, Б.А. Серебренников, Т.Г. Шарри, Л.Л. Шестакова и др.).

Традиционно причинами историзации называют экстралингвистические причины (неактуальность предметов и явлений действительности), а архаизации — внутрилингвистические (наличием синонимов, вариантов) [3, с. 54].

В «Лингвистическом словаре» дается определения историзма на основе отношения лексического значения слова к действительности как «слова или устойчивого словосочетания, обозначающего исчезнувшие реалии» [16, с. 204].

В нашем материале представлены различные историзмы, обнаруженные в занимательных, порой явно юмористических кроссвордных заданиях из журнала «Крокодил» и из газеты «Комсомольская правда»:

а) в составе отгадки, напр.:

  • Ружье из старинной жизни (Мушкет) (О. Васильев, загадка в кроссворде, «Комсомольская правда». 27 января 2000), где выделенное слово мушкет, приведенное в составе загадки, имеет, по толковому словарю, лексическое значение (далее — ЛЗ) ‘старинное ружье крупного калибра с фитильным замком’ (здесь и далее все ЛЗ даны по: [7]);

б) в составе и загадки, и отгадки, напр.:

  • Ошеломительная палица (Булава) (О. Веревкин, загадка в кроссворде, «Крокодил». 1996. № 9, с. 12), где используются лексемы палица в составе загадки с ЛЗ: ‘старинное оружие — тяжелая дубинка с утолщенным концом’ и булава в составе отгадки с ЛЗ: ‘короткий жезл с шарообразной тяжелой головкой, символ власти военачальника, в старину — ударное оружие’.

Устаревшая лексика, употреблённая только в составе загадки, нами не выявлена. Возможно, составители юмористических, занимательных кроссвордов, предполагают, что более интересен для кроссвордных загадок «взгляд» из современности в прошлое. Важным оказывается, видимо, и тот факт, что, в частности, историзмы, называющие определенные предметы и явления жизни», выступают «в своей основной функции — номинативной» [6, с. 155], а ведь именно в отгадке и представлена лексема, толкование которой номинируется в загадке.

В «Лингвистическом словаре» находим определение архаизма на основе отношения лексического значения слова к действительности как «слова называющие существующие реалии, но вытесненные по к.-л. причинами из активного употребления синонимичными лексическим единицами» [16, с. 540].

В нашем материале представлены и архаизмы, но только в составе отгадки, напр.:

  • Устарело-возвышенная шея (Выя) (О. Гурецкий, загадка в кроссворде, «Крокодил». 1998. № 9, с. 12), где выделенное слово выя, приведенное в составе отгадки, имеет, по толковому словарю, лексическое значение ‘то же, что шея’.

IV. Обнаруженные нами в кроссвордных заданиях историзмы и архаизмы с точки зрения их отнесенности распределяются по нескольким тематическим группам.

Опишем их.

1. Активно представлена в кроссвордных заданиях лексико-семантическая группа слова, обозначающих лексику по РОДУ ЗАНЯТИЙ, называющие ДОЛЖНОСТИ и ЗВАНИЯ (баскак, дьяк, половой, рыцарь, урядник):

  • Участковый в дореволюционном исполнении (Урядник) (Ю. Калугин, загадка в кроссворде, «Крокодил». 1995. № 5, с. 12).

Ср. ЛЗ-1 слова урядник, приведенного в составе отгадки: ‘В царской армии: казачий унтер-офицер’ и ЛЗ-2 ‘В царской России: нижний чин уездной полиции’.

Другие примеры:

  • Секретарь-референт по-древнерусски (Дьяк) (А. Спирин, загадка в кроссворде, «Крокодил». 1996. № 5, с. 12).

Ср. ЛЗ и иллюстративные примеры из толкового словаря для слова дьяк, приведенного в составе отгадки: ‘На Руси в 14-17 вв.: должностное лицо в государственных учреждениях. Думный д. Приказный д.’.

  • Боевой прикид рыцаря (Латы) (А. Фьялко, загадка в кроссворде, «Крокодил». 1997. № 8, с. 12).

Еще примеры:

Ср. ЛЗ-1 из толкового словаря для слова рыцаря, приведенного в составе загадки: ‘В средневековой Европе: феодал, тяжело вооруженный конный воин, находящийся в вассальной зависимости от своего сюзерена’;

  • Гарсон в трактире (Половой) (Е. Кегельбойм, загадка в кроссворде, «Крокодил». 1997. № 7, с. 12).

Ср. ЛЗ слова половой, приведенного в составе отгадки: ‘трактирный слуга.

Еще пример:

  • Налоговый инспектор из команды хана Батыя (Баскак) (Н. Рябухин, загадка в кроссворде, «Крокодил». 2000. № 1, с. 12).

(О сложной структуре лексического значения устаревших слов типа баксак, употребление которых ограничено сразу по временному и по территориальному признакам, мы писали в [9], где предложили называть такие слова сложным термином «историзмы-экзотизмы»).

2. Активно представлена в кроссвордных заданиях лексико-семантическая группа слова, обозначающих ВОЕННУЮ лексику:

  • Битва из старинной жизни (Баталия) (О. Васильев, загадка в кроссворде, «Комсомольская правда». 19 января 2000).

Ср. ЛЗ-1 устаревшего слова — архаизма баталия: ‘сражение, битва’.

(В отличие от активно употребляющихся в современной русском языке переносного ЛЗ этого слова: ‘предвыборные баталии’ и другого переносного ЛЗ (с отметкой — разговорное шутливое): ‘шумная ссора’).

Как свидетельствуют данные нашей картотеки, в указанной тематической группе особенно представлены номинации различных старинных видов ОРУЖИЯ (мушкет, латы, палица, булава), напр.:

  • Ружье из старинной жизни (Мушкет) (О. Васильев, загадка в кроссворде, «Комсомольская правда». 27 января 2000).

Ср. ЛЗ историзма мушкет из толкового словаря для слова: ‘старинное ружье крупного калибра с фитильным замком’.

Еще пример:

  • Боевой прикид рыцаря (Латы) (А. Фьялко, загадка в кроссворде, «Крокодил». 1997. № 8, с. 12).

Ср. ЛЗ из толкового словаря для слова-историзма латы: ‘В старину: металлические доспехи, броня’.

Другой пример:

  • Ошеломительная палица (Булава) (О. Веревкин, загадка в кроссворде, «Крокодил». 1996. № 9, с. 12).

Ср. ЛЗ приведённых здесь сразу же двух историзмов: первого палица в составе загадки с ЛЗ: ‘старинное оружие — тяжелая дубинка с утолщенным концом’; другого булава в составе отгадки с ЛЗ: ‘короткий жезл с шарообразной тяжелой головкой, символ власти военачальника, в старину — ударное оружие’.

3. В составе проанализированных нами кроссвордных заданий отмечена и лексико-семантическую группа слов, обозначающих БЫТОВУЮ лексику (соха, орало, копи), напр.:

  • Одинокое орало, противопоставленное семи ложкам (Сошка) (А. Спирин, загадка в кроссворде, «Крокодил». 1996. № 5, с. 12).

Ср. сразу же два историзма: первый орало в составе загадки с ЛЗ: ‘орудие для пахоты’; другой сошка в составе отгадки с ЛЗ: ‘примитивное сельскохозяйственное орудие для вспашки земли’. Видимо, в кроссвордном задании намечается связь между двумя историзмами через ассоциации с двумя русскими фразеологизмами (включающими в свой состав описываемые историзмы), в частности, с фразеологизмом (с пометой высокое): Перековать мечи на орала в значении ‘кончив войну, приступить к мирному труду’ и с пословицей: Один с сошкой, а семеро с ложкой в значении ‘поел. о тех, кто пользуется плодами чужого труда’.

Другой пример:

  • Рудник из прошлой жизни (Копи) (О. Гурецкий, загадка в кроссворде, «Крокодил». 1998. № 9, с. 12).

Ср. ЛЗ устаревшее слово — архаизм копи ‘то же, что рудник’.

Еще пример:

  • Кандалы из старинной жизни (Оковы) (О. Васильев, загадка в кроссворде, КП, 28.12.99).

4. В составе кроссвордных заданий нами отмечена и лексико-семантическую группа слов, обозначающих лексику ЛИЧНОСТНО-ФИЗИОЛОГИЧЕСКУЮ, в частности, ЧАСТИ ТЕЛА ЧЕЛОВЕКА (выя, уста), напр.:

  • Устарело-возвышенная шея (Выя) (О. Гурецкий, загадка в кроссворде, «Крокодил». 1998. № 9, с. 12).

Ср. ЛЗ устаревшее слово — архаизм выя ‘то же, что шея’.

Еще пример:

  • Древнерусские губки бантиком (Уста) (О. Заочная, загадка в кроссворде, «Крокодил». 1998. № 10, с. 12).

Ср. ЛЗ устаревшее слово — архаизм уста ‘рот, губы’.

5. В составе кроссвордных заданий нами отмечена и лексико-семантическую группа слов, обозначающих лексику ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКУЮ (опала), напр.:

  • Обструкция по-царски (Опала) (Г. Мунтян, загадка в кроссворде, «Крокодил». 1996. № 4, с. 12).

Ср. ЛЗ-1 устаревшего слова — архаизма опала (и иллюстрации к нему): ‘в старину: немилость царя, князя к кому-н., а также наказание впавшему в немилость. Наложить опалу на кого-н. Быть в опале’.

V. Отдельно отметим, что предлагаемый нами языковой материал допускает и работу с учениками по изучению гипонимических связей (о гипонимических способах истолкования и о видах работы с такими определениями см. наши предыдущие статьи [8; 10; 11]).

Ведь обычно в кроссвордах задаются лексические значения слов через согипоним, напр.:

  • Ружье из старинной жизни (Мушкет) (О. Васильев, загадка в кроссворде, «Комсомольская правда». 27 января 2000);
  • Налоговый инспектор из команды хана Батыя (Баскак) (Н. Рябухин, загадка в кроссворде, «Крокодил». 2000. № 1, с. 12);
  • Ошеломительная палица (Булава) (О. Веревкин, загадка в кроссворде, «Крокодил». 1996. № 9, с. 12).

VI. Уникальность и многообразие выразительных возможностей русского языка определяется не только активным, но и пассивным словарным составом, именно это и представляют интерес как для учителя, так и для ученика.

Несмотря на то обстоятельство, что в отражающей историческое развитие общества лексике, когда одни названия активно используются носителями языка (поскольку называют предметы, реалии быта, понятия, качества, явления, существующие издавна); другие слова отмирают (так как уходят из жизни какие-то предметы и понятия, а с ними и наименования их), однако устаревшие слова, хоть и начинают употребляться редко, всё же продолжают существовать в пассивном словарном запасе человека, сохраняя разного рода связи с лексикой активного словаря.

Поэтому описанная в статье устаревшая лексика, безусловно, связанная с непосредственным отражением фрагментов картины мира, может и должна служить средством постижения языковой действительности в синхронии и диахронии.

При этом обязательно следует учитывать, что только на использовании кроссвордов не может полностью строиться урок в школе.

Однако правильно подобранные кроссвордные задания и их умелое использование в ходе урока принесут хорошие результаты, т. к. вызывают интерес к изучаемому предмету и тем стимулируют познавательную деятельность учащихся.

Таким образом, использование кроссвордов при обучении учеников в классе является одним из очень интересных приемов развивающего обучения, основывающегося на принципе признания ученика субъектом познавательной деятельности и реализующегося в процессе выполнения учебных заданий различной степени сложности.

Список литературы

  1. Гумбольдт В. фон. Избранные труды по языкознанию. – М.: Прогресс, 1984. – 400 с.
  2. Калинин А.В. Лексика русского языка: учеб. пособие. 2-е изд., стер. – М.: ФЛИНТА, 2013. – 320 с.
  3. Колесник Г.С. К проблеме лексических историзмов в современном немецком языке // Вопросы германской филологии. – Калинин: Калининский гос. ун-т, 1977. – 54-58
  4. Коменский Я.А. Избранные педагогические сочинения: В 2-х т. – М.: Педагогика, 1982. – Т. 1. – 656 с.
  5. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. – М.: Издательство МГУ, 1972. – 575 с.
  6. Некрасова Л.С. Стилистические функции историзмов в историческом романе // Альманах современной науки и образования. – Тамбов: Грамота, 2007. N 3 (3): в 3-х ч. Ч. III. – C. 154-157.
  7. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка 4-е изд., доп. – М.: ООО «А ТЕМП», 2006. – 944 с.
  8. Твердохлеб О.Г. Гипонимический способ истолкования в парадоксальных определениях // Русский язык и литература в контексте современного гуманитарного знания: сборник научных трудов по материалам I Международной научно-практической конференции 25 февраля 2016 г. / Ред. Н.А. Краснова, Т.Н. Плесканюк. – Нижний Новгород: НОО «Профессиональная наука», 2016. – С. 12-20. [Электронный ресурс]. – URL: http://scipro.ru/wp-content/uploads/2015/11/26_02_15_russia.pdf (Дата обращения: 19.04.2016).
  9. Твердохлеб О.Г. Историзмы-экзотизмы // Филологический аспект. – 2016. – № 10.
  10. Твердохлеб О.Г. К проблеме развивающего обучения: использование кроссвордов в начальной школе // Новые подходы к пониманию сущности развивающего начального обучения: материалы региональной научно-методической конференции. Главное управление общего и профессионального образования Псковской области; Псковское общественное движение «За интеллектуальную будущность России»; Псковский государственный педагогический институт им. С. М. Кирова. – Псков, 2001. С.116-118.
  11. Твердохлеб О.Г. Кроссвордные задания как прием развивающего обучения // Вестник Пермского национального исследовательского политехнического университета. Проблемы языкознания и педагогики. 2016. № 2. С. 139-146.
  12. Твердохлеб О.Г. Парадоксальные определения: некоторые лингвистические способы создания // Филологический аспект. – 2016. – № 2. – С. 26-30. [Электронный ресурс]. – URL: http://faspect.ru/?p=1207 (Дата обращения: 9.02.2016).
  13. Твердохлеб О.Г. Своеобразие отражения биографии и творчества А.С. Пушкина в кроссвордных заданиях // Два века с Пушкиным: материалы всероссийской научно-практической конференции (17-18 февр. 1999 г. Ч. 1. –Оренбург: Изд-во ОГПИ,1999 – С. 61-64.
  14. Фрумкина Р.М. «Теории среднего уровня» в современной лингвистике // Вопр. языкознания. – 1996. – № 2. – С. 55-67.
  15. Хейзинга Й. Homo ludens. – М.: Издательская группа «Прогресс», «Прогресс-Академия», 1992. – 464 с.
  16. Языкознание. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева. – 2-е изд. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. – 685 с.