Методология научного познания Имре Лакатоса

№54-1,

философские науки

В статье рассматриваются основные идеи эпистемологии Имре Лакатоса. Особое внимание уделяется его учению об исследовательских программах.

Похожие материалы

Имре Лакатос родился в 1922 году и до 1956 года жил в Венгрии. После вторжения советских войск для подавления венгерского восстания 1956 года бежал на Запад и состоялся как известный философ науки в Великобритании. Поэтому его считают английским философом-постпозитивистом. Учился в аспирантуре МГУ, испытал сильное влияние известного венгерского философа-гегельянца Д. Лукача. В 1960 годах стал последователем Карла Поппера, поэтому является одним из ярых защитников «критического рационализма», отрицал решающее влияние для научного исследования иррациональных феноменов, полагал, что большинство явлений, изучаемых наукой могут быть объяснены разумом [1; 2]. Скорее всего, его философию следует характеризовать как вариант неклассического рационализма. Его работы отличаются краткостью и ясностью С его взглядами можно познакомиться по вышедшим на русском языке книгам «Доказательства и опровержения» и «Фальсификация и методология научно-исследовательских программ» [3].

Защищая теорию фальсификации Поппера, Лакатос одновременно критикует теорию парадигм Томаса Куна. Известно, что Кун считал главным условием революции в науке появление новой парадигмы [4]. Лакатос считает, что нормальный период развития науки длится долго, т.к. даже при появлении фактов, противоречащих теории, она не измениться при наличии так называемого мощного «защитного пояса». Эту концепцию развития научного знания он назвал методологией научно-исследовательских программ. Основу этой методологии составляет представление о развитии науки как генезиса, функционирования и смены научно-исследовательских программ, представляющих собой группу теорий, которые объединяются вокруг «ядра», которое представляет собой определенную фундаментальную теорию. Ученая элита усваивает основные принципы этой фундаментальной теории и выстраивает исследования в соответствии с ее идеями и методами. Подчеркивая важность этой теории Лакатос назвал ее «жестким ядром» научно-исследовательской программы. Такое название должно было подчеркнуть, что изменять эту теорию нельзя. Если появляются факты, противоречащие «жесткому ядру», то следует создавать такие теории и гипотезы, которые могли бы примирить фундаментальную теорию с обнаруженными фактами. Именно из них состоит «защитный пояс» вокруг фундаментальной теории, которая испытывает давление эмпирических фактов и под их воздействием в той или иной степени изменяется: разрабатываются новые защитные теории и выдвигаются новые гипотезы ради сохранения «жесткого ядра». Пока ядро научно-исследовательской программы сохраняется, она представляет для ученого мира ценность. Поэтому ученые, работающие по укреплению «защитного пояса» прилагают большие усилия по созданию новых гипотез и теорий, чтобы сохранить статус кво в мире науки. Такой метод Лакатос назвал «положительной эвристика» при помощи которой можно изменять часть программы, чтобы сохранить в неприкосновенности «жесткое ядро».

Функционирование, прогресс и замена научно-исследовательских программ, по мнению Лакатоса, является показателем рациональности научного познания. При этом его толкование рациональности заключается в том, что он считает рациональным такую методологию познания, которая обеспечивает рост эмпирического знания. И с такого толкования рациональности вытекает, что даже интуиция или визуализация научного знания, если они ведут к прогрессу знания, являются проявлениями рациональности [5; 6; 7]. По мнению Лакатоса, именно такое представление рациональности отражает реальную ситуацию в науке.

Лакатос считал, что методологическое обеспечение научного познания является важнейшим условием его развития. Как он говорил, «философия науки без истории науки пуста, история науки без философии науки слепа». , он считал что наука развивается через соперничество теорий, наличие выбора методов, поддержку или опровержение тех или иных моделей развития научного знания.

Лакатос полагал, что когда та или иная модель научной рациональности проецируется на происходящие в действительной научной ситуации процессы, неизбежно возникает обоюдная критика: во-первых, традиционная модель «рациональной реконструкции» вдруг оказывается слишком тесной для объяснения существующих фактов (она просто не может их объяснить); во-вторых, эти противоречащие факты, рассмотренные сквозь призму «жесткого ядра», воспринимаются внерациональными, хотя как раз и обладают рациональностью.

Лакатос в своей методологической программе пытается объединить рационалистическую установку к развитию научного знания с кумулятивным подходом, который подвергался критике со стороны Куна. На наш взгляд, его методология применима к определенным периодам развития научного знания. Но мы не думаем, что его критика своего главного оппонента состоятельна. По сути, Лакатос говорит то же самое, что и Кун, только в его концепции «жесткое ядро» является аналогом «парадигмы» Томаса Куна. Не противоречат друг другу и понятия «нормальная наука» Куна и «защитный пояс» Лакатоса: функции «защитного пояса» и есть стремление сохранения «жесткого ядра» или парадигмы. Но это не означает, что методологическая программа Лакатоса не имеет ценности в философии науки. Она оказала стимулирующее влияние на развитие критического рационализма и в целом на постпозитивистские модели развития научного знания. Его можно рассматривать как один из вариантов доказательства гипотез, возникающих в реальной истории науки [8; 9].

Список литературы

  1. Рахматуллин Р.Ю., Хидиятов Н.Б. Иррационалистическое направление в философии. Уфа: Уфимская высшая школа МВД, 1995. 99 с.
  2. Рахматуллин Р.Ю., Хидиятов Н.Б. Рационалистическое направление в философии. Уфа: Уфимская высшая школа МВД, 1995. 74 с.
  3. Лакатос И. Избранные произведения по философии и методологии науки. М.: Академический проект; Трикста, 2008. 475 с.
  4. Рахматуллин Р.Ю. Проблема объективности исторического знания в контексте эпистемологии Т. Куна // Перспективы развития науки и образования. Сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции: в 13 частях. 2015. С. 130-131.
  5. Рахматуллин Р.Ю. Фрактальная концепция творчества // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2015. № 7-1 (57). С. 145-147.
  6. Жуковский В.И., Пивоваров Д.В., Рахматуллин Р.Ю. Визуальное мыш-ление в структуре научного познания // Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1988. 184 с.
  7. Столетов А.И. К построению философской концепции креативности // Социально-гуманитарные знания. 2007. № 12. С. 462-472.
  8. Рахматуллин Р.Ю., Хабибуллин Р.М. Гипотеза как форма научного знания // Молодежь. Образование. Наука. Материалы VII Российской ежегодной научной конференции аспирантов и молодых ученых. Уфа: Восточный университет, 2012. С. 190-193.
  9. Столетов А.И. Сущность креативности и её типы // Международный журнал исследований культуры. 2014. № 4 (17). С. 43-52.