Оценка уровня инвестирования нефтяной отрасли

№103-1,

экономические науки

Высокий уровень инвестирования нефтяной отрасли является необходимым средством для обеспечения экономического роста России ввиду её ресурсной направленности. Поступление инвестиций способствует обновлению производственных фондов, созданию и поддержке новых направлений деятельности и др., поэтому в данной статье проведен анализ динамики инвестиций в данной отрасли.

Похожие материалы

Нефтяная отрасль оказывает значительное влияние на развитие всех отраслей промышленности, а, следовательно, является одной из важнейших частей мировой экономики. Россия занимает одни из ведущих позиций в нефтяной отрасли, так как обладает одним из самых больших в мире потенциалов топливно-энергетических ресурсов.

По объему доказанных запасов Россия занимает 8-ое место в мире, при этом наблюдается тенденция к снижению доли России в общемировых запасах нефти: в 2006 году — 9%, в 2017 году — 6%. Общий объем российских доказанных запасов составляет 14 млдр тонн, из которых уже более 60% составляют трудноизвлекаемые, а значит малорентабельные для добычи, запасы (ТРИЗ). Но разработка новых месторождений, в особенности в трудноизвлекаемых зонах и на континентальном шельфе, сопровождается такими финансовыми сложностями, как низкие цены на нефть и санкции.[1]

Для российской экономики нефтяная отрасль имеет очень большое значение: около 50% налоговых поступлений в федеральный бюджет поступает из данной отрасли, на долю ВВП приходится до 20%, около 25% таможенных и налоговых поступлений, около одной трети валютной выручки. Данная отрасль имеет потенциал для дальнейшего эффективного развития и может продолжать приносить плоды для российской экономики. [2]

При этом существуют различные факторы (как внешние, так и внутренние), которые могут способствовать замедлению динамичного развития отрасли. К внутренним факторам можно отнести недостаточность инвестиций, экономические кризисы, износ оборудования, монополизм, недифференцированную налоговую политику, низкое качество выпускаемой продукции и др. Если внешние факторы тяжело нейтрализовать, то внутренние факторы требуют решения ряда задач, которые могут быть реализованы только совместными усилиями государства и компаний отрасли.

Материальной основой обеспечения динамики социально-экономического развития является инвестиционный потенциал. Его количественные и качественные характеристики отражают упорядоченную совокупность инвестиционных ресурсов. Экономический рост определяется, в первую очередь, уровнем инвестиций, которые направляются на увеличение производственного аппарата, его модернизацию и реконструкцию, на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, а также в человеческий капитал.

Уровень инвестирования оказывает существенное воздействие на объём национального дохода общества; от его динамики будет зависеть множество макропропорций в национальной экономике.

Инвестирование нефтегазовой отрасли является необходимым средством для оздоровления экономики России ввиду её ресурсной направленности. Поступление инвестиций способствует обновлению производственных фондов, созданию и поддержке новых направлений деятельности, созданию новых рабочих мест и др. Необходимость привлечения инвестиций является одной из экономических стратегий развития отрасли.

Рассмотрим динамику и прогноз показателей инвестиций нефтяной отрасли в России на 2017-2020 гг. в таблице 1. Наблюдается умеренный рост капитальных расходов вертикально интегрированных нефтяных компаний (ВИНК) до 2019 года. Наиболее высокими темпами увеличиваются инвестиции в нефтедобычу, при этом инвестиции в нефтепереработку рекордных уровней 2013–2014 годов (290 млрд руб) не достигли. Улучшение финансовых показателей ВИНК (рост объемов добычи и цены на нефть при одновременном снижении доли капитальных расходов в EBITDA) привело к росту свободного денежного потока данных компаний, который был использован для снижения долговой нагрузки и увеличения дивидендов. Соотношение CAPEX/ EBITDA — это мера интенсивности инвестиций компании, которая отражает количество денежных единиц капитальных затрат, которые делает компания, чтобы получить одну денежную единицу прибыли. Обычно, чем ниже это соотношение, тем лучше. Это объясняется тем, что CAPEX — долгосрочные инвестиции, которые не принесут немедленных результатов.

Крупные российские нефтяные компании стали больше средств вкладывать в развитие, что привело к стагнации и даже падению их свободного денежного потока. По прогнозам рекордные инвестиции должны окупиться после 2019 года, что позволит компаниям увеличить дивиденды.

В 2017 году доля капитальных затрат в EBITDA крупных компаний стала рекордной за последние пять лет, составив 74,2%.

Наиболее высокий прирост в 2017 г. имеют инвестиции в нефтедобычу (1,2 трлн руб.), инвестиции в нефтепереработку (156 млрд руб. в год), которые уже не вернутся к рекордным уровням 2014 года из-за эффекта налогового маневра и стагнации спроса на топливо в России. [3]

Вышеизложенный анализ сделан на основе показателей семи крупнейших нефтегазовых компаний: «Газпрома», «Роснефти», «Сургутнефтегаза», ЛУКОЙЛа, «Татнефти», Башнефти и НОВАТЭКа. Их совокупные инвестиции оцениваются в 3 трлн руб. в 2017 году.

Таблица 1. Динамика и прогноз показателей инвестиций нефтяной отрасли России на 2017-2020 гг.

Показатели

2017 г.

2018 г.

2019 г.

2020 г.

Изменение 2020/2017 г

CAPEX ВИНК, всего

млрд руб.

3004

3204

3336

3270

+266

EBITDA ВИНК

млрд руб.

4047

5072

5380

5632

+1585

CAPEX/EBITDA ВИНК

%

74,2

63,2

62,0

58,1

-16,1

Инвестиции в нефтедобычу

млрд руб.

1209

1289

1342

1316

+107

Инвестиции в нефтепереработку

млрд руб.

156

197

237

201

+45

Таким образом, инвестиции в нефтяную отрасль недостаточны. Высокая потребность в инвестициях в нефтяную отрасль в России обусловлена следующими факторами:

  • ухудшение ресурсной базы по мере истощения действующих нефтяных месторождений, стагнация добычи по зрелому ресурсному фонду вызывают необходимость освоения нефтяных месторождений континентального шельфа арктических и дальневосточных морей, Восточной Сибири, где требуются инвестиции как в развитие самой отрасли, так и инфраструктуры;
  • уменьшение размеров и ухудшение качества новых месторождений, увеличение доли ТРИЗ (сверхвязкая нефть, природный битум и другие) требуют увеличения капиталоемкости освоения месторождений;
  • отставание технической оснащенности нефтепереработки, необходимость повышения ее глубины с 75-80% до достигнутого в западных странах уровня 95%, высокая зависимость от импорта некоторых видов оборудования, материалов и услуг является причиной увеличения финансовых вложений в инновационные проекты;
  • снижение изношенности и морального устаревания производственных фондов, степень износа которых в 2017 г. составила 56,3%, может быть возможно при значительных капитальных вложениях;
  • нерациональное извлечение полезных ископаемых ввиду отсутствия комплексных технологий добычи, низкий коэффициент извлечения нефти (сейчас он находится на уровне 28%) также идет вразрез с теорией устойчивого развития и невозможно без дополнительных инвестиций.

Из вышеизложенного следует, что российские компании стали наращивать объем инвестиций в проекты переработки нефти и газа. Однако, несмотря на наличие дешевого сырья, внедрение новых технологий и модернизацию предприятий, страна все еще не может стать главным мировым центром производства и поставок продукции нефтегазохимии, уступая лидерство США и азиатским государствам, так как уровень инвестирования в данную отрасль не достаточно высок.

Список литературы

  1. Правовой сайт «КонсультантПлюс». Распоряжение Правительства РФ от 13.11.2009 № 1715-р «Об Энергетической стратегии России на период до 2030 года». – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/law/hotdocs/14893.html. (дата обращения: 15.04.2019)
  2. Официальный сайт Министерства энергетики Российской Федерации. –[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://minenergo.gov.ru/ (дата обращения: 15.04.2019)
  3. Толстоногов А.А. Анализ планируемых объемов инвестиций в развитие топливно-энергетического комплекса России // Вестник Самарского государственного технического университета. Серия: Экономические науки. 2017. № 2 (8). С. 67-71.