Трансформация функции представительства региональных законодательных органов через призму реформирования законодательства РФ (на примере регионов Сибирского Федерального округа)

NovaInfo 46, с.407-411
Опубликовано
Раздел: Политология
Просмотров за месяц: 0
CC BY-NC

Аннотация

Статья посвящена исследованию представительства в региональных парламентах на примере регионов, которые входят в состав Сибирского федерального округа (обобщённый анализ). В данной статье автор рассматривает как принципы формирования парламентов субъектов влияют на количественное и качественное соотношение политических акторов в рамках коллегиального центра принятия решений и принципы их внутренней организации.

Ключевые слова

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ СРЕДА, РЕГИОНАЛЬНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ, ПОЛИТИЧЕСКИЙ АКТОР, ПАРЛАМЕНТАРИЗМ, ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА, ПАРЛАМЕНТСКОЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО

Текст научной работы

Одним из наиболее значимых институтов представительства интересов выступает парламент. Парламенты субъектов в Российской Федерации являются одними из основных центров принятия решений, от их эффективного функционирования зависит множество факторов, касающихся субъекта в котором находится этот законодательный орган власти (от развития региона, до «политического имиджа» субъекта РФ на федеральном уровне). Чтобы обеспечить эффективную деятельность региональных парламентов, необходимо обеспечить присутствие различных экономических, социальных и политических сил. Ведь эффективность деятельности региональных парламентов в значительной степени зависит от их структуры, а именно от разнообразия политических сил в законодательном собрании, которое должно максимум обеспечивать формирование и оглашения списка тех вопросов и проблем, по поводу которых будет разрабатываться и приниматься решения, а в дальнейшем и законы, которые будут облегчать жизнь населения и снимать злободневные вопросы с их «жизненной повестки». Таким образом, можно утверждать, что эффективное законотворчество предусматривает присутствие в ассамблее нескольких политических фракций и/или депутатских групп, а лучше, если в парламенте будет разнообразие не только по партийному представительству, но и по территориальному, корпоративному представительству интересов и этническому представительству. Так же вариативность принимаемых в рамках легислатуры решений и разнообразие сфер нормотворчества, результатом которого становятся законодательные акты, требуют умело организованной работы всего депутатского корпуса. Так как региональные парламенты являются законодательным органом власти в субъектах РФ, они принимают законы, предметная область которых лежит в самых различных областях - от организации законотворческого процесса, функционирование механизма государственной власти и местного самоуправления, до вопросов экономики, социальной сферы и правоохранительной деятельности. Важным вопросом при формировании современной системы политического представительства является то, кого в действительности представляет политик и чьи интересы он намерен защищать, и будет ли вообще этим заниматься. В зависимости от того, какая принимается в обществе концепция представительства, возможны такие варианты ответа на эти вопросы (и даже несколько одновременно):

  • депутат представляет свою партию и ее программу;
  • депутат представляет интересы определенных социальных слоев и общностей;
  • депутат представляет нацию в целом и каждого социального слоя, этнической или конфессиональной общности одновременно;
  • депутат представляет интересы всех избирателей округа;
  • депутат представляет интересы тех избирателей, которые голосовали за него [1].

Исследователь Г.В. Голосов предлагает четыре подхода к реализации представительной функции, когда парламентарии воспринимаются как «слуги избирателей», «опекуны народа», «проводники воли партий», «зеркала общества» [2]. В рамках первого - члены парламента выступают в роли так называемых «слуг избирателей», когда парламентарии являются, прежде всего, выразителями интересов своего округа и защитниками интересов либо избирателей своего округа, либо интересов отдельных групп. Стоит отметить, что такой подход к парламентскому представительству был достаточно распространен, например в дореволюционной Думе, где депутат в первую очередь был представителем региона, а уж затем партии. Но так же как отмечает автор, этот подход играет немаловажную роль и в современном парламенте. Особенно отчетливо он проявлялся до 2007 года при смешанной системе выборов, когда половина депутатов избиралась от одномандатных округов. В подход депутаты – «слуги избирателей» депутатов воспринимают как представителей своей партии, а не как самостоятельных парламентариев, что зачастую входит в противоречие с эффективностью работы законодательного органа. Депутаты должны пользоваться определенной свободой действий, в частности для принятия непопулярных, но нужных и необходимых законов. Второй подход к реализации представительной функции рассматривает депутатов как «опекунов всего народа». Здесь депутат должен тесно общаться с избирателями и поддерживать с ними непосредственную связь. В России этот подход можно встретить нечасто, и в основном в преддверии политических выборов. Третий подход «проводники воли партий», где представители рассматриваются в контексте реализации программных основ и установок партий. Существует мнение, что на выборах соревнуются не личности, а партийные программы, значит, своим избранием парламентарий обязан прежде всего партии Четвертый подход Г.В. Голосов обозначает как «парламент – зеркало общества», который привязывает понятие представительства к идее пропорционального присутствия в парламенте представителей различных слоев населения

Если говорить об анализе законодательных собраний в качестве одних из основных центров принятия решений, то можно отметить, что это сделать без отсылки на особенности их становления и развития в условиях российской трансформации просто невозможно. Дело в том, что постоянные изменения политических и правовых условий, в рамках которых происходит выработка тех «правил игры», по которым должны действовать все политические акторы, выразились в противоречивости и нестабильности функционирования региональных парламентов и их положения в системе управления в целом.

Если мы рассмотрим работу А.И. Девятияровой, то можем смело проследить, как с самого начала становления парламентов субъектов появились проблемы. Здесь можно говорить и об ориентации центра на усиление роли исполнительной власти, противоречащую законодательно закрепленному принципу разделения властей. Так же это сужение круга акторов, получивших доступ к участию в законотворческой деятельности и появление «институциональных ловушек», позволивших Федерации расширять свои полномочия по отношению к регионам, которые со временем лишь углубились. В большей мере это объясняется игнорированием в условиях российской трансформации норм взаимности в исполнении законом установленных обязанностей для частных, а равно и официальных лиц. Если говорить о представительстве в законодательных органах субъектов, то во многих парламентах партия власти занимает конституционное большинство голосов, а это искажает главный принцип их функционирования в качестве коллегиального органа, т.е. усложняет возможность поиска компромиссного решения в условиях существования различных альтернатив [3].

Анализ социально-политического состава легислатуры законодательных органов Сибирского федерального округа (а именно национальных республик входящих в его стостав: республики Алтай, республики Тыва, республики Хаккасиия и республики Бурятия) начиная с 90хх XX века и заканчивая 2016 гг., показывает постепенное закрепление федеральных политических партий в качестве основных акторов процесса принятия решений в рамках законодательной инициативы на местах – в регионах. Для примера, в состав Государственного Собрания - Эл Курултай Республики Алтай из 41 депутата 13 являются представителями партии власти, 8 представители четырёх других партий и 20 депутатов избирались по одномандатным округам, подавляющее большинство которых так же является членами партии «Единая Россия» [6]. В республики Бурятия 33 депутата в Народный Хурал республики избирались по одномандатному избирательному округу, так же подавляющее большинство является представителями партии власти, 20 депутатов представлены в парламенте от партии «Единая Россия», избранные по единому избирательному округу, 8 депутатов от КПРФ, 4 от СР и 1 представитель в парламенте от ЛДПР. Как мы видим, из 66 депутатов 53 представители партии «Единая Россия» [7]. В республики Тыва и Хакасии ситуация примерно такая же, в каждом из четырёх национальных субъектов конституционное большинство имеет Партия «Единая Россия».

В современном периоде институциональная среда постоянно меняется и модернизируется, так же как и усложняется партийная структура депутатского корпуса - преобладание корпоративного/отраслевого элемента как при объединении в депутатские группы, так и в процессе принятия решений в целом, наблюдавшееся в 1990-е гг., постепенно сменяется политическим. Инициированные в 2000-х гг. реформы политической системы, основная цель которой унификация политического пространства страны, в полной мере нашла свое отражение в некоторых регионах СФО и страны в целом, где в этот период наблюдалась резкая смена политических ориентаций региональной власти и местной элиты. В результате данной реформы значительно изменились принципы работы регионального парламента и стиль принятия решений стал иным. Так же произошла концентрация контроля над всеми стадиями законотворческого процесса, начиная от работы над законопроектами в комитетах и заканчивая их принятием, в руках «партии власти». В настоящее время фракционная и организационная структура региональных легислатур показывает нам не только жесткое доминировании партии власти, но и некий кризисе остальных партий, которые в большей мере не реализуются во время избирательной кампании, не консолидируют свои силы для того чтобы составить реальную конкуренцию в ходе парламентской работы, но и зачастую просто не попадают в состав представительного органа региона.

Читайте также

Список литературы

  1. Вильданов Р.Р. Парламент и парламенское представительство / Научно-методический электронный журнал «Концепт» - 2012. №10. с.36-40
  2. Голосов Г.В. Сравнительная политология. СПб., - 2001. 368 с.
  3. Девятиярова А.И. Особенности динамики фракционной и организационной структуры региональных парламентов в условиях российской трансформации (на примере регионов Западной Сибири) / Научный журнал «Известия Алтайского государственного университета» / [Электронный ресурс] / Режим доступа к документу http://izvestia.asu.ru/2011/4-1/pols/TheNewsOfASU-2011-4-1-pols-01.pdf
  4. Общая и прикладная политология: Учебное пособие. / Под общей редакцией В.И. Жукова, Б.И. Краснова. М: МГСУ, Изд-во «Союз». - 1997. 238с.
  5. Последний парламент сдался «единороссам» / Континент-Сибирь. – №37 (476). – Сентябрь 2006.
  6. Официальный сайт Государственного Собрания – Эл Курултай Республики Алтай http://elkurultay.ru/
  7. Официальный сайт Народного Хурала Республики Бурятия http://www.hural-buryatia.ru/

Цитировать

Линник, И.С. Трансформация функции представительства региональных законодательных органов через призму реформирования законодательства РФ (на примере регионов Сибирского Федерального округа) / И.С. Линник. — Текст : электронный // NovaInfo, 2016. — № 46. — С. 407-411. — URL: https://novainfo.ru/article/5956 (дата обращения: 21.01.2022).

Поделиться