Истина как вид знания

№46-4,

Философские науки

В статье излагается философское знание об истине. Истина характеризуется как вид знания. Отдается предпочтение когерентной концепции истины.

Похожие материалы

Понятие истины, являющееся важной эпистемологической категорией, с момента своего возникновения многозначно. Не вдаваясь в подробности концепций, отметим, что в современной философии укоренились три определения истины:

  1. Классическое (корреспондентское) определение. Его истоки находят в «Метафизике» Аристотеля: «Истину говорит тот, кто считает разъединенное разъединенным, и связанное – связанным, а – ложное тот, кто думает обратно тому как дело обстоит с вещами» [1, c. 250]. Преломляясь в более поздних философских учениях, это определение стало звучать так: «Истина – это знание, соответствующее действительности». Правда, оказалось, что у этого определения есть недостаток: как определить соответствие знания действительности, если любая информация о действительности нам дана в виде знания о ней. Трудности в установлении соответствия знания с действительностью стали объектом анализа представителей позитивизма, выдвинувших другое определение истины.
  2. Когерентное (конвенциалистское) определение. Оно основывается на тезисе соответствия одного вида знания другому. Здесь под истиной понимается такое знание о предмете, которое не противоречит другим знаниям (или знаниям других) о нем. Например, если группа ученых-атомщиков пришла к единодушному мнению, что атом имеет ядро, то это утверждение следует называть истинным. Или: если знание, полученное теоретическим путем, подтверждается чувственным опытом человека, знаниями, полученными при помощи органов чувств, то такое знание также называют истинным. Тогда мы приходим к следующему определению истины: «Истина – это знание, согласованное с другими знаниями». Это определение согласуется и с марксистским тезисом о практике как главном критерии истины: в этом случае речь идет о соответствии концептуального знания эмпирическому. Но не только эмпирическому, а и другим спектрам знания: теоретическому, мировоззренческому, чувственному. Такое понимание истины является наилучшим для науки. Однако в философии науки имеет место и иное толкование истины, когда под истиной понимается сам объект, его сущность.
  3. Эссенциалистское определение истины. Сторонники этой концепции полагают, что всякий объект обладает неизменными качествами, которые и могут быть характеризованы как истина. Истоки такого понимания истины мы находим уже у Платона, который считал вещи материальной объективацией идеи, вечной духовной сущности. Думается, к такому пониманию истины близко стоит и концепция «коллективного бессознательного» К. Г. Юнга, о которой мы ранее писали [2; 3]. В современной философии эту точку зрения стали называть онтологической концепцией истины.

В отечественной философии нередко встречается мнение о существовании прагматистской концепции истины. Она, мол, сводится к утверждению «истинно то, что полезно». Между тем ни один представитель прагматизма так не утверждал. Они предлагают лишь сместить внимание человека с проблемы истинности знания к более важной проблеме: её эффективности. Основатель прагматизма утверждает, что для нас главное решить стоящую перед нами проблему, «успокоить» себя. Это гораздо важнее, чем выяснение истинности какой-либо информации. Ведь кроме предиката истинности и неистинности, знанию присущи и такие свойства, как эффективность и неэффективность. Часто выяснение эффективности знания, его значимости в решении человеческих проблем важнее установления его истинности. Согласно Пирсу и другим представителям прагматизма, любая наука возникает в силу того, что человеку приходится решать какие-то проблемы. На самом деле: почему, например, возникла ветеринария? Очевидно, из-за того, что существовала проблема болезни домашних животных, которых нужно было лечить, чтобы их не потерять и понести убытки [4; 5].

Противоположностью истины является заблуждение. Заблуждение нужно отличать от лжи. Ложь – это преднамеренное искажение истины, а заблуждение не содержит такого намерения. Поэтому противоположностью лжи является правда, а не истина. Не тождественна истинности и правильность знания. Знание может быть правильным, но неистинным, так как кроме соответствия логическим нормам, она должна соответствовать и другим знаниям, например, полученным практическим путем или выраженным в виде определенного алгоритма. Иногда при помощи понятия «истина» характеризуют образные представления. На самом деле, в коммуникативных процессах, в особенности в сфере СМИ, образы играют очень важную роль. И здесь применение понятия «истинно» вполне обосновано [6].

Список литературы

  1. Аристотель. Соч. В 4 т. Т. 1. М.: «Мысль», 1976. 550 с.
  2. Рахматуллин Р.Ю. Фрактальная концепция творчества // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2015. № 7-1 (57). С. 145-147.
  3. Рахматуллин, Р.Ю. О метафизических основаниях внеисторического в праве // Молодой ученый. 2013. № 11. С. 549-552.
  4. Рахматуллин Р.Ю. Истина как гносеологическая категория // Теоретические и прикладные аспекты современной науки. 2014. № 2-1. С. 156-157.
  5. Рахматуллин Р.Ю. Особенности научного познания // Молодой ученый. 2014. № 16. С. 211-213.
  6. Семенова Э.Р., Хамзина Д.З. Образные представления в научной коммуникации // Молодой ученый. 2013. № 7. С. 504-507.